WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 49 |

Отметим экотонный характер растительности болот сектора, занимающего промежуточное положение между восточно-европейским (континентальным) и среднеевропейским (субконтинентальным). Это отчетливо проявляется во флористическом и синтаксономическом составе растительного покрова болот сектора, особенно в его западной и юго-западной части и обусловлено влиянием Атлантики и северных морей (субокеаничность).

В восточноевропейском и западносибирском секторах отмечается четкая зональность и полнота спектров. С севера на юг последовательно сменяют друг друга полигональные, бугристые, аапа, сфагновые верховые и травяные болота. Растительность и флора в пределах обоих секторов имеет большое сходство, исчезают лишь некоторые европейские виды и появляются сибирские. Но эти незначительные изменения существенны для выделения региональных типов болот. Сходство этих двух секторов связано также с распространением дистрофных верховых болот печеночно-лишайниково-сфагновой группы в континентальных (внутриматериковых) частях тайги, тогда как в западнорусском и притихоокеанском секторах они приурочены только к субокеаническим территориям, располагаясь по морским побережьям. Главная же особенность и различие широтной дифференциации болот в пределах рассматриваемых секторов – асимметрия в зональной приуроченности региональных типов болот, относящихся к одному классу, иными словами их различная связь с зональными типами. Полигональные болота восточно-европейского сектора приурочены к северной тундре, в Западной Сибири они встречаются вплоть до северной лесотундры. Бугристые болота в восточноевропейском секторе распространены в южной тундре и лесотундре. В Западной Сибири они идут от южной лесотундры до границ средней тайги.

Смещены и границы распространения верховых болот, в Сибири они проходят южнее. Широтный диапазон аапа болот шире в Сибири. Они встречаются здесь от тундры до южной тайги включительно. К сожалению, в Сибири они изучены очень слабо и, главное, описываются под всевозможными названиями разными авторами. Их ареал устанавливался нами преимущественно по аэро- и космоснимкам. Кроме того, имеются различия в составе лесных болот. В восточно-европейском секторе еще встречаются черноольховые топи в подзонах подтайги и южнее, тогда как в Западной Сибири они отсутствуют. В сложении древесного яруса лесных топей Западной Сибири в разных сочетаниях могут участвовать Pinus sibirica, Picea obovata, Betula pubescens, Pinus sylvestris, Larix sibirica об этом пишет Е.Д. Лапшина (2003). Это полностью совпадает с отсутствием широколиственно-лесной подзоны и своеобразием подтайги и лесостепи в Западной Сибири, леса которых образованы мелколиственными породами (березой и осиной).

Для более детального анализа растительности в секторах не следует ограничиваться обзорными мелкомасштабными картами, так как они не несут детальной информации о растительности и флоре болот. В таких случаях необходимо общие сведения, почерпнутые из обзорной мелкомасштабной карты дополнять данными из региональных мелко- и среднемасштабных карт и в отдельных случаях даже крупномасштабных. А также, безусловно, использовать данные полевых исследований и все известные для региона публикации.

Карта, что также немаловажно, дает представление о размерах и конфигурации болот. Например, наглядно представлен феномен болот Западной Сибири, равных которым нет больше в Евразии (рис.2). Даже самое крупное в Европе болото Океан, расположенное в восточноевропейском секторе, кажется ничтожно малым.

Рис. 2 Карта болот Западной Сибири 1 – полигональные, 2 – бугристые, 3 – дистрофные верховые, 4 – верховые, 5 – травяные и гипново-травяные низинные.

Следует подчеркнуть, что во всех секторах отмечалось перекрытие ареалов нескольких типов болот в пределах одной широтной полосы, т.е.

каждая широтная полоса характеризуется не одним типом болот, а несколькими.

В этом мы также усматриваем корреляцию распространения болот с распространением зональной растительности. В каждой зоне или подзоне наряду с зональной растительностью присутствует ей сопутствующая (многие называют ее “азональной”), иногда последняя преобладает.

Классическим примером может служить соотношение темнохвойных (еловых, пихтовых, кедровых) лесов, так называемых зональных, и светлохвойных (сосновых, лиственничных) в таежной зоне. В степной зоне это будет растительность степей и солончаков и т. п. Стремясь подчеркнуть это явление, А.В. Королюк (1999) предложил понятие фоновой растительности.

Для географии болот это явление повсеместно. В одной широтной полосе распространены полигональные и злаково-моховые болота; в следующей бугристые, травяно-гипновые и аапа; затем верховые, аапа, сфагновые переходные и осоковые и т.д. Поэтому нужно пересмотреть хрестоматийные названия так называемых болотных зон. Это положение особенно необходимо учитывать при закладке полигонов для анализа различных процессов (накопление углерода, скорости заболачивания и прочее) и при проведении и расчете хозяйственных мероприятий.

В целом, анализ зональной структуры позволил выявить ряд новых закономерностей географического распространения болот и уточнить известные ранее. Анализ зональной структуры растительного покрова болот в пределах меридиональных секторов проводится впервые и открывает большое поле деятельности для дальнейших исследований в этом направлении. Он показал, что в каждом из 3-х рассмотренных секторов (западно-русском, восточно-европейском и западно-сибирском) имеется своя структура зональности, которая различается как представленными типами болот, так и их связью с широтными полосами, установленными по зональной растительности.



Благодарности Я высоко ценю финансовую поддержку Российского Фонда фундаментальных исследований, Грант РФФИ 03-04-48791, а также помощь моих коллег – исполнителей гранта. Старшего научного сотрудника БИН В.А. Смагина, чьи исследования и публикации по синтаксономии растительности болот подтвердили фактическим материалом установленные закономерности, научного сотрудника лаборатории картографии БИН О. В. Галаниной, исследовавшей детально структуру болот в западно-русском секторе с помощью крупномасштабного геоботанического картографирования, что особенно важно для установления экотонного характера этого сектора. Мне также хочется отметить вклад в эту работу инженеров-картографов Т.А. Соколовой и Н.П. Снитко.

Литература Берлянт А.М. Образ пространства: карта и информация. М., 1986. 240 c.

Елина Г.А. Динамика болотообразования на северо-западе России в голоцене //Биогеоценологические особенности болот и их рациональное использование Чт. памяти акад. В.Н. Сукачева. XI. М., 1994. С. 61–84.

Елина Г.А., Лебедева Р.М. Голоценовая динамика ландшафтных зон Северо-Запада европейской части СССР //Методы исследований озерных отложений в палеоэкологических и палеоклиматических аспектах. Вильнюс, 1987. С. 193–203.

Елина Г.А., Филимонова Л.В. Этапы развития растительности и климата в восточном Заонежье в позднеледниковье - голоцене //Острова Кижского архипелага. Биогеографическая характеристика. Тр. КарНЦ РАН. Петрозаводск, 1999. Вып. 1. С. 21–28.

Королюк А.В. Классификация территориальных единиц растительности равнинных территорий для целей создания геоинформационной системы “Растительность Сибири” //Геоботаническое картографирование 1997.

СПб., 1999. С. 3–13.

Лапшина Е.Д. Флора болот юго-востока Западной Сибири. Томск, 2003.

296 с.

Никонов М.Н. Районирование торфяного фонда европейской части СССР //Тр.Центр. торфо-болот. опыт. ст. Т.1. М., 1960. С. 5–16.

Юрковская Т.К. География и картография растительности болот европейской России и сопредельных территорий. СПб., 1992. 256 с.

Юрковская Т.К., Елина Г.А. Крупномасштабное картографирование палеорастительности голоцена //Геоботаническое картографирование. 1978.

СПб., 1991. С. 2–12.

Юрковская Т.К., Елина Г.А. Картографический анализ болот северовостока Карелии //Труды карельского НЦ РАН. Вып. 8. Петрозаводск, 2005. С. 6–14.

Юрковская Т.К., Ильина И.С., Сафронова И.Н. Макроструктура растительного покрова России: анализ карты //Геоботаническое картографирование 2001–2002. СПб., 2002. С. 3–15.

Yurkovskaya Т., Main latitudinal and longitudinal characters of Russian mire vegetation //Proc. IAVS Symposium. Opulus Press: Uppsala. 2000. P.130–132.

T. K. YURKOVSKAYA. Latitudinal differentiation of mires withinthe longitudinal sectors in the West of Russia Analysis of the zonal structure of mire vegetation cover has been conducted within the longitudinal sectors for the first time. It was shown that sectors, recognized according to the zonal vegetation and peculiar zonal spectra, have also specific latitudinal differentiation of mires. The structure of zonality has been analyzed within three sectors of western Russia: West-Russian, EastEuropean and West-Siberian.

Characteristic feature of latitudinal range of the West-Russian sector is the absence of the strip of polygonal mires. Incomplete spectrum of the subzonal mire types correlates fully with the absence of subzones of arctic and northern tundras. Dominating of aapa mires over raised bogs in the middle and northern taiga of this sector correlates with the predominance of pine forests over spruce forests.

The East-European and West-Siberian sectors are characterized by distinct zonality and completeness of spectra. The main difference of latitudinal differentiation of mires in these sectors is the asymmetry in zonal position of mire regional types belonging to the same class.

Each latitudinal strip is characterized by not one but several types of mires.

So, the connection between mire vegetation and zonal vegetation types is not less essential in direction from the west to the east than from the north to the south, but it reveals itself on the different levels of organization of plant cover.

THE ECOLOGICAL CRITERIA OF THE VASCULAR MIRE FLORA OF THE MIRE CONSERVATION AREAS IN THE SOUTHERN AND MIDDLE PART OF FINLAND P. HANHELA1 & S. EUROLAOulu Polytechnic Papinahontie 20, FI-42100 Jms Problem: How well the Finnish mire conservation areas maintain the ecological diversity of the peatland flora in the bog and southern aapa mire zones (see Map 1). The results are based on 94 at random taken plots (0,0,5 km; the black dots in Map1) on the bog, 148 on the aapa mire areas. The length of the systematically taken lines inside these are 238 and 381 km, altogether 629 km. The vegetation statistics of the same area is published by Eurola & Hanhela in Gunnera 70 (1995).

Table 1. Percentage occurrence statistics of the vascular species and mire vegetation groups on the mire conservation areas of the bog and southern aapa mire zones of Finland.

1 2 3 4 Species number 236 245 Surface-water influence (%) 34 22 20 1 + Ground-water “ 24 4 6 + + Spruce mire “ 20 18 19 4 Neva (wet bog, poor fen) infl. 10 26 27 55 Rich fen influence 7 3 6 + Pine bog “ 5 25 21 40 Casuals in mire vegetation 2 1.Ecological criteria of the species (Eurola & Kaakinen 1978), 2. How often the species of the different ecological groups occur on the plots of the bog zone, 3. The same of the aapa mire zone. Protected mire vegetation of the bog (4) and aapa (5) mire areas (Eurola & Hanhela 1995). + = <1%. Combination types (forested neva or rich fen vegetation) are included in the corresponding influence groups.





Conclusions: The rich fen flora but especially species demanding ground-water influence are underrepresented. Even if it is nowadays forbidden to drainage the spring-influenced vegetation via forestry they are already greatly destroyed in the southern part of Finland: their area of the protected mire vegetation is only <0,1%. Also the area of the protected surface-water influenced swamps is small (1,4% or less). Fortunately these species are met more often than the spring ones also in the spruce mire, poor and rich fen vegetation.

Critique on the methods and results: The method used disregards the abundance of the species: one individual and a population are in statistics equal. Taking the abundance with would diminish the proportion of the spring, swamp and rich fen species yet more. We see this influence indirectly via the mire vegetation statistics (Table 1, columns 4 and 5).

Another question is the sufficiency of the material. Concerning pine bogs and wet bogs/poor fens it is surely enough, because their vegetation is over-presented in relation of their ecological flora (Table 1, columns 4 and vs. 2 and 3). The over-presentation of the other ecological flora groups compared with the corresponding vegetation means perhaps that micro-vegetation patches are yet more difficult to outline for statistics than to find individual species.

Map 1. The study plots and mire vegetation zones of Finland (Maa- ja metstalousministeri 1981).A – Plateau bogs; B1 – Concentric bogs in southern Finland, B2 – Concentric bogs in western Finland, B3 – Eccentric bogs and Sphagnum fuscum bogs in central Ostrobothnia; C1 – Eccentric bogs and Sphagnum fuscum bogs on the Finnish lake plateau, C2 – Eccentric bogs and Sphagnum fuscum bogs in northern Karelia; D1 – Sedge aapa mires in Suomenselk, D2 – Sedge aapa mires in the northern part of Finnish lake plateau, D3 – Sedge aapa mires in the northernmost part of northern Ostrobothnia, D4 – Sedge aapa mires in the southern part of northern Ostrobothnia.

References Eurola, S. & Kaakinen, E. 1978: Suotyyppiopas (Key to the mire types). – 87 p.

Eurola, S. & Hanhela, P. 1995: The botanical value of the protected mire sites in the bog and southern aapa mire zones in Finland. – Gunneria 70: 199-204.

BIODIVERSITY AND HOLOCENE DEVELOPMENT OF YPYSSUO MIRE SYSTEM (NORTH OF THE REPUBLIC OF KARELIA) R. HEIKKIL1, O. KUZNETSOV2, T. LINDHOLM3, M. MKIL4 & A. MAKSIMOVKainuu Regional Environment Centre, Friendship Park Research Centre, raimo.heikkila@ymparisto.fi Institute of Biology Karelian Research Centre RAS, kuznetsov@krc.karelia.ru Finnish Environment Centre, tapio.lindholm@ ymparisto.fi Geological Survey of Finland, markku.makila@gsf.fi Introduction Finnish-Russian mire conservation research cooperation has been conducted since 1992 between Finnish environment administration and Karelian Research Centre from Petrozavodsk (e.g. Antipin et al. 1997;

Heikkil et al. 1997, 2001). Lately the cooperation has been extended to include also Geological Survey of Finland, University of Joensuu (Turunen et al. 2002), Komarov Botanical Institute from St. Petersburg as well as some other institutes. The main topics have been botanical biodiversity of mires, network of mire reserves and dynamics of mire ecosystems. Recently also studies on carbon balance of mires have been started.

Ypyssuo mire in Kalevala region, Karelian Republic is situated near the village of Jyskyjrvi, just outside the Younger Dryas Kalevala end moraine (Fig. 1), and it was deglaciated at the Late Weichselian-Holocene transition about 11 600 calibrated years BP (cf. Saarnisto & Saarinen 2001; Demidov 2003). Following the ice retreat, the area was submerged and covered by the waters of the White Sea basin. Accordingly, the area now occupied by Ypyssuo mire, 90-100 m above the sea level, emerged at ca. 11 000 cal BP, due to the rapid land uplift after the deglaciation.

Clay and sand are the most common subsoils of Ypyssuo. In the western side of the mire system there is a large glaciofluvial formation, and the mireral soil islands in the mire are mainly moraine formations. The uniform Ypyssuo proper is about 30 kilometres long in north-south direction and about 12 km wide from west to east, and covers about 30 000 hectares. When adjacent mires behind the river Kepa in the north and west, and behind the river Kem in the south are taken into account, the total area is some 50 000 hectares.

o 30 o o Kalevala # Kem # Karelia 62o o Petrozavodsk 50 0 50 km o o 30 Russia Fig. 1. Location of Ypyssuo mire.

Ypyssuo mire is located in the transition of middle boreal and northern boreal forest zones according Finnish climatic-phytogeographical zonation (Tuhkanen 1984). According the Karelian vegetation zonation (Юрковская 1993) the location is of Kuito-Vygozero district where pine forests and aapa mires are dominant. The climate is oceanic-continental, and the mean annual temperature is 1.0°C and the mean annual rainfall is 526 mm. The data is from Jyskyjrvi village meteorological station 20 km to the southwest from the mire. The mean duration of snow cover in the winter is 176 days.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 49 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.