WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 49 |

D. A. PHILIPPOV Mire ecosystems resourses of Vologda region and its conservation Article is devoted to consideration of resources of mire ecosystems of the Vologda region. Mire ecosystems are the integral part of the nature of the Vologda region and occupy 14% of its terrain. Classification of mire resources is resulted: material (geological, water, land, biological) and social-cultural (information and recreational).

Investigations of region mires were conducted advantage with position of economic applicability. It is shown that main attention of mire researchers was pointed on peat stocks. At present peat industry is found in decadent condition and peat extraction steadily falls. The analysis of biological resources is based on the grounds of species richness. In item view the perspective directions of utilization mire resources. The perspective directions are use chemical and balneal peat reserves. Social-cultural resources are not studied, practically are not used, but are very perspective for society development.

In article are considered the questions of mire conservations. They are discussed problems existing network of protected mires. It is offered conduct the inventory and additional studies for determination real nature conservation value.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ ВЕРХОВЫХ И ПЕРЕХОДНЫХ БОЛОТ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ Ю. Л. ШИЛЯЕВА Удмуртский государственный университет, julia–botanica@mail.ru Удмуртская Республика входит в лесную зону средних или умеренных широт со слабой энергией водотоков и значительной устойчивости к эрозии (Браун, 1981), где широко представлены хвойные и лиственные леса с многочисленными сфагновыми болотами. С продвижением на юг количество этих болот уменьшается (Берг, 1936; Растительность…, 1980).

По Н. Я. Кацу (1936) территория Удмуртии расположена в КамскоВетлужской провинции эвтрофных и сосново-кустарничково-сфагновых торфяников. Для нее характерны эвтрофные торфяные болота, которые территориально господствуют над олиготрофными. Олиготрофные болота, как правило, невелики и обычно они сосново-кустарничковосфагновые, значительно реже – кустарничково-пушицево-сфагновые.

В Удмуртии около 750 болот общей площадью около 94,0 тыс. га (Информационный бюллетень..., 2002; Государственный доклад…, 2002), что составляет около 3% территории республики. Наибольшее количество болот встречается на западе и севере республике, наименьшее – на востоке и юге. Особенностью болот Удмуртии являются их незначительные размеры. Самыми крупными массивами, превышающими площадь 25 км2, являются Дзякинское болото в Ярском районе, расположенное в пойме р. Чепца, и Узинское болото в Игринском районе. 15 болотных массивов (Нюрдор-Котья, Орловское, Камельское, Дулесовское, Ахметы, Чубьяшур-Егоровцы, Вишур и др.) имеют площадь свыше 10 км2.

Торфяные болота в Удмуртской Республике начали разрабатываться в середине 30х годов прошлого века. В настоящее время 101 месторождение выработано. На территории республики запасы торфа на 97% представлены низинным типом залежи. Преобладают древесные и древесноосоковые залежи, в меньшей степени гипновые и осоковые.

В Удмуртии преобладающим является эвтрофный тип болот с вогнутой или плоской поверхностью. Низинные болота наиболее развиты в поймах рек Камы, Чепцы, Кильмези, Валы, Увы, Нылги и Ижа. Основные массивы олиготрофных и мезотрофных болот располагаются в междуречье Кильмези и Лумпуна, на террасах рек Камы, Сивы, в верховьях р.

Вятки. Площади сфагновых олиготрофных болот не велики, но они имеют достаточно уникальный растительный покров, так как находятся близ южной границы сплошного ареала сфагновых верховых болот, проходящей южнее 56 градусов с.ш. (Растительность…, 1980).

В настоящее время аборигенная флора Удмуртии представлена видами растений, относящимися к 438 родам и 103 семействам (Баранова, 2002). Из них болотную эколого-фитоценотическую группу составляют 182 вида. «Верными» видами для верховых болот являются 36 видов.

Флора верховых и переходных болот насчитывает 259 видов из 137 родов и 56 семейств. Несмотря на небольшое видовое разнообразие, многие виды включены в Красную книгу Удмуртской Республики (2001). Из видов отмеченных на олиготрофных и мезотрофных болотах республики 47 видов относится к разряду редких и исчезающих растений (табл.).

Таблица Редкие и исчезающие растения, обнаруженные на верховых и переходных болотах Удмуртии* № п/п Вид Статус (категория) 1. Liparis loeselii (L.) Rich. 2. Saxifraga hirculus L. 3. Drosera anglica Huds. 4. Hedysarum alpinum L. 5. Petasites frigidus (L.) Fries 6. Allium schoenoprasum L. 7. Hammarbya paludosa (L.) O.Kuntze 8. Carex heleonastes Ehrh. 9. Rhynchospora alba (L.) Vahl 10. Cystopteris montana (Lam.) Desv. 11. Betula nana L. 12. Empetrum nigrum L. 13. Drosera rotundifolia L. 14. Rubus chamaemorus L. 15. Angelica palustris (Boiss.) Hoffm. 16. Pedicularis palustris L. 17. Pedicularis sceptrum-carolinum L. 18. Orobanche pallidiflora Wimm. et Grab. 19. Corallorrhiza trifida Chatel. 20. Cypripedium guttatum Sw. 21. Dactylorhiza traunsteineri (Saut.) So 22. Epipogium aphyllum Sw. 23. Carex capillaris L. 24. Carex flava L. 25. Carex tenuiflora Wahlenb. 26. Equisetum scirpoides Michx. 27. Ranunculus reptans L. 28. Betula humilis Schrank 29. Salix lapponum L. 30. Salix myrtilloides L. 31. Oxycoccus microcarpus Turcz. ex Rupr. 32. Vaccinium uliginosum L. 33. Utricularia intermedia Hayne 34. Utricularia minor L. 35. Ligularia sibirica (L.) Cass. 36. Scheuchzeria palustris L. 37. Cypripedium calceolus L. 38. Dactylorhiza longifolia (L.Neum.) Aver. 39. Epipactis palustris (L.) Crantz 40. Gymnadenia conopsea (L.) R.Br. 41. Carex chordorrhiza Ehrh. 42. Carex disticha Huds. 43. Carex limosa L. 44. Carex pauciflora Lightf. 45. Eriophorum gracile Koch 46. Trisetum sibiricum Rupr. 47. Salix phylicifolia L. *Примечание редактора: автором, вероятно, слишком широко понимаются переходные болота, т.к. большинство приведенных в таблице видов являются евтрофными и не встречаются на переходных болотах.



Специальные исследования болот на территории Удмуртской Республики в отношении флоры и растительности ранее практически не проводились.

По данному вопросу можно отметить несколько работ, по- священных изучению отдельных болотных массивов (Шадрин и др., 2001) и ряд источников, где имеются лишь общие сведения (Природа Удмуртии, 1972;

Растительность…, 1980; Баранова и др., 1992; Баранова, 2002; Генкель, Красовский, 1934; Данилова, 1948; Кац, 1948 и др.). В то время как обзорной работы, посвященной изучению растительного покрова болот Удмуртской Республики, которая включает в себя и обобщение уже имеющихся данных, до настоящего времени нет. Поэтому нача тые флористические исследования по выявлению синтаксономических особенностей и изучению болотной растительности будут продолжены. Полученные материалы по синтаксономии растительности болот в настоящее время находятся в камеральной обработке.

Литература Баранова О.Г. Местная флора Удмуртии: анализ, конспект, охраны:

Учеб. пособие. Ижевск, 2002. 290 с.

Баранова О.Г., Ильминских Н.Г., Пузырев А.Н., Туганаев В.В. Конспект флоры Удмуртии. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1992. 141 с.

Берг Л.С. Физико-географические (ландшафтные) зоны СССР. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1936. Ч. 1. 427 с.

Браун Э. Рельеф умеренной зоны //Неспокойный ландшафт М., 1981. С.

139–144.

Генкель А.А., Красовский П.Н. Материалы по изучению растительности древней террасы р. Камы и ее торфяных болот //Изв. ЕНИ при Перм. унте. 1934. Т. 9. Вып. 1–3. С. 41–56.

Данилова М.М. Болота долины реки Камы //Изв. ЕНИ при Перм. ун-те.

1948. Т. 12. Вып. 6. С. 253–268.

Информационный бюллетень о состоянии поверхностных водных объектов, водохозяйственных систем и сооружений на территории УР за 2001 г. Ижевск, 2002. 150 с.

Кац Н.Я. Болота Европейской части Союза ССР //Ботан. журн. 1936. Т.

21, № 3. С. 3–337.

Кац Н.Я. Типы болот СССР и Западной Европы и их географическое распределение. М.: ГиГЛ, 1948. 157 с.

Красная книга Удмуртской Республики: Сосудистые растения, лишайники и грибы. Ижевск: Изд. Дом «Удм. ун-т», 2001. 290 с.

О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики в 2001 году: Государственный доклад. Ижевск: Из–во ИжГТУ, 2002. 240 с.

Природа Удмуртии. Ижевск: Удмуртия, 1972. 392 с.

Растительность европейской части СССР /Под ред. С.А. Грибовой, Т.И. Исаченко, Е.М. Лавренко. Л., 1980. 429 с.

Шадрин В.А., Ильминских Н.Г., Мельников Д.Г. Флористические особенности олиготрофных болот близ южного предела их распространения //Вестник Удм. ун-та. 2001. Экология. № 7. С. 64–91.

Y. L. SHILYAEVA. Preliminary results of study ombrotrophic bogs and mesotrophic mires in Udmurt Republic The preliminary results of upper and transition mires flora study in Udmurtia have been summed up. In flora of the mire system there has been revealed 259 species that belong to 137 genera and 56 family. 36 species are “faithful” only to the upper mire systems. 47 species of plants belong to the species of rare and endangered species of Udmurt Republic (they are registered in the Red Data Book of Udmurt Republic).

ШИРОТНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ БОЛОТ В ПРЕДЕЛАХ МЕРИДИОНАЛЬНЫХ СЕКТОРОВ НА ЗАПАДЕ РОССИИ Т. К. ЮРКОВСКАЯ Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН, yurkovskaya@hotmail.ru Современная геоботаническая карта – это сложное произведение, интегрирующее все свойства растительности и отражающее ее флористический состав, фитоценотический статус, динамическое состояние, экологические и географические связи. Карта является замечательным инструментом для исследования структуры растительного покрова на разных уровнях его организации.

Для детального изучения структуры на топологическом или локальном уровне составляются и анализируются карты крупного масштаба. На региональном уровне таким задачам служат среднемасштабные карты. В качестве примера можно сослаться на карту болот северо-востока Карелии (Юрковская, Елина, 2005).

Но особенно примечательна роль мелкомасштабных карт в анализе структуры растительного покрова обширных территорий: континентов, субконтинентов, отдельных стран. Только на мелкомасштабных картах ярко проявляются широтные и региональные закономерности растительного покрова, его макро- и мезоструктура, основные динамические и функциональные связи.

Замечательное свойство карты – ее обзорность – позволяет сидящему за столом исследователю увидеть то, что видят птицы с высоты своего полета, т.е даёт возможность преодолеть естественную для человека ограниченность видения пространства. Иными словами, карта является необходимым посредником между крайне ограниченным в охвате своего наблюдения человеком и громадным по размерам объектом исследования, в данном случае, растительным покровом России.

Поразительна и другая особенность карты, а именно свойство карты быть источником совершенно новой информации (Берлянт,1986).

Такую новую информацию содержит, на наш взгляд, геоботаническая карта, составленная нами для Национального атласа России (НАР) (Юрковская и др. 2002). При ее создании был использован традиционный для русской школы регионально-типологический принцип построения легенды. Но упор сделан не на типологию, как обычно, а на региональную составляющую. Особенность построения легенды состоит в том, что подчеркнута региональная дифференциация растительного покрова: выделенные единицы сгруппированы в региональные комплексы. Благодаря такому построению легенды стало очевидным, что структура зональности проявляется в пределах определенных меридиональных секторов.





На западе России господствуют 2 крупные равнины – ВосточноЕвропейская и Западно-Сибирская, растительность которых демонстрирует классическую смену зональных типов.

Почти по центру западной части России с Севера на Юг протянулся Урал, который является не только важным географическим рубежом, разделяющим Европу и Азию, но также и фитогеографическим рубежом, соединяющим восточно-европейский и западно-сибирский региональные комплексы.

Урал оказывает, как и все крупные горные хребты, существенное влияние на растительность прилегающих к нему равнин, в результате чего в этой части среди бореальной растительности выделяется своеобразный региональный приуральский комплекс, несущий черты европейских и сибирских таежных лесов. Такой комплекс на геоботанической карте выделен впервые.

Растительность болот на карте для НАР показана очень обобщенно, вне комплексов. Это было одной из причин, которая заставила нас обратиться к анализу широтной дифференциации растительности болот в пределах меридиональных секторов.

Была и другая причина – неудовлетворенность результатами, полученными мною ранее относительно региональной дифференциации растительности болот.

К настоящему времени широтная дифференциация растительности болот в России изучена довольно хорошо, начиная с работ Н.Я. Каца и кончая нашими исследованиями (Кац, 1948,1971; Никонов, 1960; Yurkovskaya, 2000 и др.).

В направлении с севера на юг на обширном пространстве России выражено 5 биоклиматических зон: арктическая (тундровая), бореальная (таежная), неморальная (широколиственно-лесная), степная и пустынная.

Распространение болот очень четко связано с биоклиматическими зонами и подзонами. Широтное положение обуславливает структуру растительного покрова, характер господствующих синузий и смену широтных геоэлементов флоры. В направлении Север-Юг происходят самые существенные изменения растительного покрова болот, соизмеримые со сменой зональных и подзональных типов растительности. Иными словами, широтная дифференциация обуславливает границы распространения самых высших подразделений растительности болот в используемой мною классификации: классов типов болотных массивов (Юрковская, 1992).

Проведенный анализ региональной дифференциации растительности верховых болот показал, что изменения с запада на восток, как и изменения с севера на юг, созвучны изменениям зональной растительности, но выражены гораздо слабее, чем смены в широтном направлении. Так, на пространстве средней тайги России с запада на восток происходит смена целого ряда лесных формаций (еловых, пихтовых, кедровых, лиственничных). А на верховых болотах в пределах всей средней тайги России доминирование сохраняется за Sphagnum fuscum.

Этот вывод справедлив, но он меня постоянно тревожил, так как он как бы зачеркивал или затушевывал связь растительности болот с зональными типами растительности. Между тем пространственновременная связь растительности болот с зональными типами бесспорна и подтверждена многими исследованиями (Елина, Лебедева, 1987; Юрковская, Елина, 1991; Елина, 1994; Елина, Филимонова, 1999).

Найти выход из создавшегося противоречия дал анализ упомянутой карты растительности для НАР. Благодаря этой карте возникла идея проанализировать зональную структуру растительности болот в пределах меридиональных секторов, границы которых выделены по зональной растительности.

Результат такого анализа превзошел наши ожидания. Оказалось, что сектора, выделенные по зональной растительности и характеризующиеся специфическими зональными спектрами, имеют столь же специфическую структуру широтной дифференциации болот. А пространственная структура растительного покрова, являясь проявлением механизмов его регуляции и саморегуляции, отражает наиболее существенные функциональные свойства растительного покрова. Следовательно, теснота связи растительности болот с зональными типами в направлении с запада на восток не менее существенна чем с севера на юг, но проявляется на другом уровне организации растительного покрова.

Рассмотрим это на примере 3-х секторов в западной части России (Рис. 1).

В пределах западнорусского сектора (его восточная граница проходит примерно по 400 в.д.) отмечается четкая зональность с севера на юг от бугристых болот (в тундре и лесотундре) до крупнотравных (в степи).

Особенностью широтного створа сектора является отсутствие полосы полигональных болот. Эта усеченнсть спектра подзональных типов болот полностью коррелирует с подзональным расчленением зональной расти- Рис. 1 Карта западной части России Сектора: 1 – западно-русский, 2 – восточноевропейский, 3 – приуральский и Урал, 4 – западносибирский тельности. В этом секторе нет подзон арктических и северных тундр.

Другая особенность – преобладание аапа болот над верховыми в северной и средней тайге, что также коррелирует с преобладанием квазикоренных сосновых лесов над зональными еловыми на этой территории.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 49 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.