WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 49 |

Cladonia maxima (Asahina) Ahti + Cladonia cf. merochlorophaea Asahina + + Cladonia pleurota (Flrke) Schaer. + Cladonia rangiferina (L.) F. H. Wigg. + + + + Cladonia squamosa Hoffm. + Cladonia stellaris (Opiz) Pouzar & Vzda + + + Cladonia stygia (Fr.) Ruoss + + + + + Cladonia subfurcata (Nyl.) Arnold + + + Cladonia sulphurina (Michx.) Fr. + Cladonia uncialis (L.) F. H. Wigg. ssp. uncialis + + Flavocetraria nivalis (L.) Krnefelt & Thell + Icmadophila ericetorum (L.) Zahlbr. + + + Nephroma arcticum (L.) Torss. + Ochrolechia frigida (Sw.) Lynge + + Trapeliopsis granulosa (Hoffm.) Lumbsch + Всего видов: 33 16 12 5 19 9 Примечание: 1*. Дистрофное грядово-мочажинно-озерковое болото в 2 км от берега моря на материке напротив сев. оконечности о. Сыроватка;. 2. Там же. Олиготрофное открытое кустарничково-сфагновое болото в 250 м от берега моря; 3. Олиготрофная сфагновая грядово-мочажинная окрайка аапа болота в 750 м западнее северной оконечности оз. Нижнее Попово, в 3 км юго-западнее дер. Соностров; 4. Олиготрофное сосново-кустарничковосфагновое болото в 600 м к западу от оз. Н. Попово; 5. Там же, в 650 м западнее. Олиготрофное сосновкустарничково-сфагновое болото, пройденное низовым пожаром более чем 10-летней давности; 6. Заболоченный сосняк кустарничково-сфагновый в 2,5 км от берега моря на материке напротив южной оконечности о. Сыроватка Специальной целью наших исследований было выявление видового состава напочвенных лишайников (анализ видового состава эпиксильных видов, произрастающих на болотах, не вошел в данную работу), произрастающих на прибеломорских болотах. В 2003 г. были обследованы характерные для Прибеломорской низменности олиготрофные и дистрофные болотные массивы в районе о. Сыроватка (Кемский район), расположенного в 30 км к северо-востоку от дер.

Поньгома. Для сравнения сборы лишайников сделаны с олиготрофной окрайки аапа болота, а также облесенного олиготрофного болота (2005 г.) в районе дер. Соностров (Лоухский район), который находится в 50 км к северо-западу от дер. Гридино, и в заболоченном сосняке кустарничково-сфагновом в районе Сыроватки.

Выявленный нами видовой состав лишайников прибеломорских болот и заболоченных лесных местообитаний представлен 33 видами, подвидами и разновидностями. В подавляющем большинстве это представители рода Cladonia (23 вида, подвида и разновидности) (табл.).

Сравнимыми с облесенным олиготрофном болотом по богатству видов 19 оказались открытые болота (12–16 видов), где лишайники в большинстве своем встречаются исключительно на грядах и кочках, и лишь отдельные виды, такие, как Cetrariella delisei, Cladonia squamosa обнаружены и в мочажинах. Особый интерес представляет тот факт, что только половина видов являются общими для олиготрофного и дистрофного болот. В то же время также половина видов являются общими для открытых и облесенных болот.

Менее всего лишайников обнаружено на сфагновой окрайке аапа болота (5 видов) и в заболоченном сосняке кустарничково-сфагновом лесу (7 видов). И если на окрайке аапа болота это обычные для прибеломорских болот виды, такие, как Cladonia arbuscula, C. rangiferina, C. stellaris, C. stygia, Icmadophila ericetorum, то 3 из 7 видов, собранных в заболоченном сосняке (Cladonia gracilis ssp. elongata, Cladonia maxima, Nephroma arcticum), в других изученных местообитаниях этого района не были обнаружены.

Наиболее распространены на прибеломорских болотах лишайники группы «оленьего мха» (Cladonia arbuscula, C. rangiferina, C. stellaris, C.

stygia, Cetraria islandica, C. ericetorum) и два накипных вида Icmadophila ericetorum и Ochrolechia frigida.

Специфичными видами открытых болот, на наш взгляд, являются Cetrariella delisei, Flavocetraria nivalis, Ochrolechia frigida, возможно,также Cladonia squamosa. На огромных открытых пространствах таких болот, вероятно, создаются более суровые условия обитания, что и объясняет, по-видимому, присутствие выше перечисленных видов, северных по происхождению и характерных для тундроподобных растительных сообществ, распространенных на островах Белого моря (Фадеева, Кравченко, 2002).

Некоторые виды лишайников, как, например, Cladonia botrytеs, обнаруженные только в одном типе местообитания (олиготрофное кустарничково-сфагновое болото), могли быть пропущены при сборе и, вероятно, распространены более широко. Также более обычными видами болот Прибеломорья, чем это показано нами, являются Cladonia arbuscula ssp.

mitis, C. rangiferina, C. stellaris, C. stygia.

Очевидно, что и выявленным видовым составом далеко не исчерпано флористическое разнообразие лишайников болот и заболоченных местообитаний Прибеломорской Карелии. В этом плане предстоит большая и кропотливая работа.

Автор крайне признателен проф. Теуво Ахти (университет Хельсинки) за помощь в определении образцов лишайников рода Cladonia.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект 0304-48735) и Министерства окружающей среды Финляндии.

Литература Богдановская-Гиенэф И.Д. Растительный покров верховых болот Русской Прибалтики //Тр. Петергоф. Ест.-науч. ин–та АН СССР. 1928. № 5.

С. 265–377.

Богдановская-Гиенэф И.Д. Типы верховых болот СССР //Тр. 2-го Всесоюзн. геогр. съезда М., 1949. Т. 3. С. 144–152.



Елина Г.А. К истории развития болот юго-восточной части Прибеломорской низменности //Ботан. журн. 1969. Т. 54. № 4. С. 545–553.

Елина Г.А. Типы болот Прибеломорской низменности //Болота Карелии и пути их освоения. Петрозаводск, 1971. С. 51–79.

Елина Г.А., Лукашов А. Д., Юрковская Т. К. Позднеледниковье и голоцен Восточной Фенноскандии (палеорастительность и палеогеография). Петрозаводск, 2000. 242 с.

Елина Г.А., Юрковская Т. К. К флоре мхов и лишайников прибеломорских верховых болот в бассейнах рек Нюхчи и Суны //Науч. конф. по итогам работ Ин-та биологии ПГУ за 1963 г. Тез. докл. Петрозаводск, 1964. С. 51–52.

Кац Н.Я. Типы болот и их размещение на территории европейской части СССР //Землеведение. 1937. Т. 39. № 4–5. С. 388–456.

Кац Н.Я. Типы болот СССР и Западной Европы и их географическое распространение. М., 1948. 320 с.

Лопатин В.Д. «Гладкое болото» (торфяная залежь и болотные фации) //Учен. записки ЛГУ. Сер. географ. наук. 1954. № 9. С. 95–181.

Фадеева М.А., Кравченко А.В. Лишайники архипелагов Кузова и Жужмуи //Культурное и природное наследие островов Белого моря. Петрозаводск, 2002. С. 110–119.

Цинзерлинг Ю.Д. География растительного покрова северо-запада европейской части СССР //Тр. Геоморфологического института. Серия физико-географическая. Л., 1932. Вып. 4. 377 с.

Цинзерлинг Ю.Д. Растительность болот //Растительность СССР. Т. 1. М.Л. 1938. С. 355–428.

Юрковская Т.К. География и картография растительности болот Европейской России и сопредельных территорий //Тр. Ботан. Института им.

В. Л. Комарова. СПб., 1992. Вып. 4. 256 с.

Юрковская Т.К. Верховые болота восточного Прибеломорья как часть единого природно-исторического Поморского региона //Природное и историко-культурное наследие Северной Фенноскандии. Петрозаводск, 2003. С. 51–57.

Cajander A.K. Studien ber die Moore Finnlands //Acta Forest. Fenn. 1913. T.

2. № 3. 268 s.

Kihlman A.O. Pflanzenbiologische Studien aus Russisch Lappland. Helsingfors. Ein Beitrag zur Kenntnis der regionalen Gliederung an der polaren Waldgrenze //Acta Soc. Fauna Fl. Fenn. 1890. V. 6. № 3. 264 s.

Paasio I. Pohjois–Satakunnan soiden jklist //Ann. Soc. “Vanamo”. 1931. S.

133–151.

M. A. FADEEVA. On the lichen flora of mires and paludified forests on the White Sea Karelian coast The paper reports the results of a specialized study of the species composition of ground–dwelling lichens from mires of the White Sea coast (Is.

Syrovatka area, Kem district and vil. Sonostrov area, Louhi district, Karelia).

An oligotrophic mire, a dystrophic mire and the sphagnum margin of an aapa mire yielded 28 species, subspecies and forms of lichens. Open mires hosted 5–14, the treed mire – 18 lichen species. Six lichen species were collected from the paludified pine forest near Syrovatka, of which two: Cladonia maxima and Nephroma arcticum, did not occur in mires.

The most common lichens in mires on the White Sea coast are species of the “reindeer moss” group (Cladonia arbuscula, C. rangiferina, C. stellaris, C. stygia, Cetraria islandica, C. ericetorum) and 2 crustose lichen species Icmadophila ericetorum and Ochrolechia frigida. The species specific to open mires are Cetrariella delisei, Flavocetraria nivalis, Ochrolechia frigida, and possibly Cladonia squamosa.

The author admits that the lichen species composition recorded in the present study is not at all exhaustive of the floral diversity of lichens in mires of the Karelian White Sea coast.

РЕСУРСЫ БОЛОТНЫХ ЭКОСИСТЕМ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ И ИХ ОХРАНА Д. А. ФИЛИППОВ Вологодский государственный педагогический университет, philippov_d@mail.ru Болотные экосистемы выполняют ряд важных функций в поддержании устойчивости биосферы и благодаря наличию разнообразных ресурсов являются полезными для человека. Исходя из формулировки М. С. Боч и В. В. Мазинга (1989), под ресурсами понимаются те «элементы природы, которые вовлекаются в процесс производства для удовлетворения материальных и культурных потребностей человека».

Вологодская область расположена на севере европейской части России в таежной зоне. Значительные площади в области (около 70% территории) занимают лесные экосистемы (Государственный доклад…, 2004).

Лесные экосистемы подвержены в настоящее время сильному антропогенному влиянию, которое проявляется в основном в неумеренных вырубках. На второе место после лесов выходят болота, своим значительным распространением они обязаны природным особенностям региона.

Образование и развитие болот связано в основном с абиотическими факторами среды (избыточным увлажнением, равнинностью территории, слабым развитием эрозионной сети, наличием глинистых и суглинистых подстилающих пород и др.). Площадь болот Вологодской области по разным данным колеблется в пределах от 8,8 до 14%, в среднем 10–12% (Никонов, Долженков, 1955; Бобровский, 1957; Торфяной фонд…, 1957, 1970; Абрамова, Козлова, 1964, 1970; Абрамова, 1965; Новиков, Усова, 2000; Государственный доклад…, 2004). Противоречия в показателях объясняются использованием различных методических подходов и неоднозначным пониманием представителями разных научных школ понятия «болото».





Вся история исследований болот Вологодской области связана в основном с изучением их ресурсов. Первыми известными работами по болотам области являются изыскания В. А. Волоцкого (1875, 1876), выполненные в виде хозяйственных отчетов. Ресурсоведческие работы были направлены на выявление площадей месторождений и запасов торфа, и в меньшей степени на биологические ресурсы.

Болотные ресурсы достаточно многообразны, их можно разделить на 2 большие группы: материальные и нематериальные. Традиционно для человека материальные ресурсы болот считаются важнейшими, из которых наиболее значимыми для хозяйственной деятельности являются торфяные ресурсы.

Торфяные ресурсы. Торф не является обязательным компонентом болот, но в таежной зоне торфяные болота занимают значительные площади и обладают широким спектром ресурсов. Торфяные месторождения распространены почти по всей территории Вологодской области с наибольшей концентрацией в западных и юго-западных районах (особенно в Бабаевском, Устюженском и Череповецком), где сосредоточено более 50% всех запасов торфа области. Здесь расположены крупнейшие месторождения: Уломское-II, Уломское-I и другие, которые по запасам торфа и площадям являются уникальными для европейской части России. Часть торфяных болот Молого-Шекснинской низменности была потеряна в результате создания Рыбинского и Шекснинского водохранилищ. В северных районах сосредоточено 22% запасов торфа области. Наиболее мощные запасы сконцентрированы в Кирилловском и Вожегодском районах, и особенно в районе озера Воже. В центральных районах (преимущественно в Присухонской низменности) сосредоточено около 13% запасов торфа области. Болота восточных районов занимают небольшие площади и имеют незначительные запасы торфа (Торфяной фонд…, 1970).

Выявленный, разведанный и учтенный торфяной фонд области состоит из 2228 месторождений (Торфяной фонд…, 1970). Общие прогнозные запасы торфа составляют 8256 млн. т (Новиков, Усова, 2000). По официальным данным приводятся более низкие в 2–3 раза показатели (Торфяной фонд…, 1970; Комплексный территориальный кадастр…, 1996–2005). Величина учтенных запасов торфа в области превышает таковые в Новгородской, Псковской и Ленинградской областей, вместе взятых.

Наличие в составе торфяного фонда разновеликих по площади и запасам торфяных месторождений и повсеместное их распространение создают исключительно благоприятные условия для широкого развития торфодобычи. Несмотря на это, в настоящее время добыча торфа неуклонно сокращается. Еще в середине 20-го века добычей торфа занималось 14 предприятий с объемами до 350 тыс. т (Никонов, Долженков, 1955). В 2000 году добычу торфа прекратили 2 крупных торфодобывающих предприятия – «Вологдаторф» и «Уломское» из-за отсутствия потребителей (Комплексный территориальный кадастр…, 2001). К настоящему времени на территории области продолжают работу лишь торфопредприятия «Дедово Поле», «Вологодская сельхозхимия» и «Соколагрохимия». В очень небольших количествах собственными силами для своих нужд добывают или используют уже добытый торф различные хозяйства области.

Торфяная промышленность к настоящему времени пришла в упадочное состояние, и в области используется не более 0,001% разведанных запасов торфа (Комплексный территориальный кадастр…, 2002). Данные за последние 10 лет показывают постоянное снижение объемов торфодобычи на территории Вологодской области (таблица 1). Причины этого крайне разнообразны. Во-первых, переход от плановой экономики к рыночной обусловил смену приоритетов в сторону интенсификации хозяйства. Во-вторых, произошло резкое снижение поголовья скота, что повлекло уменьшение засеваемых площадей, требующих внесения удобрений. В-третьих, подавляющее количество котельных стали использовать газообразное топливо. В-четвертых, к настоящему времени отмечается значительный износ торфодобывающей техники.

Основная масса добываемого торфа используется как органические и торфоминеральные удобрения в полеводстве и как подстилочный материал животным. В незначительных количествах торф применяется как энергетическое и бытовое топливо. Большое значение торф имеет для очистки стоков с животноводческих комплексов (особенно интенсивное использовался в период с 1975 по 1990 гг.), а также коммунальных и промышленных от ионов тяжелых и цветных металлов, нефтепродуктов и других загрязнителей. В последнее десятилетие торф стал сырьем для производства гуматов и плит сухого прессования, которые используют тепличные хозяйства Вологодской, Московской и Архангельской областей. К перспективной отрасли промышленности следует отнести химические ресурсы торфа, связанные с получением воска, кормовых дрожжей, биологически активных веществ (в качестве лечебных средств), торфощелочных реагентов для проведения буровых работ и др. В настоящее время использование торфа и сапропелей в качестве бальнеологического ресурса только начинает развиваться и должно из перспективного стать приоритетным.

Таблица Добыча торфа (тыс. т) на территории Вологодской области за период 1995–2004 гг.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 49 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.