WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 49 |

Проведено сравнение тополого-экологической классификации растительности болот Карелии с подобной, разработанной для северной Европы (Phlsson., 1994). Почти для каждой выделенной нами ассоциации подобраны близкие по составу и экологии синтаксоны разного уровня на скандинавских болотах (Кузнецов, 2005). Однако, эти классификации имеют и значительные различия между собой как по объему некоторых классов, так и целого ряда низших единиц – типов в классификации Северной Европы и ассоциаций в нашей. Травяные и травяно-моховые олиготрофные и мезотрофные сообщества болот Карелии разделены более дробно, поэтому выделен целый ряд новых ассоциаций. В Карелии отсутствуют специфические сообщества болот, характерные для неморальных, горных и тундровых районов Скандинавии, а также для приморских болот Норвегии. С другой стороны, ряд ассоциаций, приуроченных к районам с континентальным климатом, находятся в Карелии и восточной Финляндии на западных границах ареалов и не встречаются в Швеции и Норвегии. Таковыми являются омбротрофные кустарничково– сфагновые сообщества с Chamaedaphne calyculata, мезотрофные и евтрофные сообщества с Carex omskiana, Bistorta major, Betula humilis, Ligularia sibirica. На восточных границах ареалов находятся в Карелии ассоциации с доминированием Carex livida, Rhynchospora fusca, Schoenus ferrugineus, сообщества с доминированием в моховом ярусе Sphagnum subfulvum, S. subnitens, S. pulchrum.

Классификация является открытой, в нее могут включаться новые синтаксоны, пересматриваться их ранг. Расширение региона исследований позволит в дальнейшем уточнить ареалы ассоциаций и субассоциаций, выделить их географические варианты (расы). Она удобна для решения научных и практических задач, так как многие ассоциации могут легко идентифицироваться уже в полевых условиях. Дальнейшие исследования растительного покрова болот Карелии и прилегающих районов Фенноскандии позволят расширить наши знания о их разнообразии и принять необходимые меры охраны.

Литература Антипин В.К., Кузнецов О.Л. Охрана разнообразия болот Карелии //Биоразнообразие, динамика и охрана болотных экосистем восточной Фенноскандии. Петрозаводск, 1998. С. 10–30.

Богдановская-Гиенэф И.Д. Растительный покров верховых болот русской Прибалтики //Тр. Петергофского естеств.-научи. Ин–та. 1928. N 5. С.

265–372.

Боч М.С., Смагин В.А. Флора и растительность болот северо-запада России и принципы их охраны. С.– Петербург, 1993. 225 с.

Кравченко А.В., Кузнецов О.Л. Особенности биогеографических провинций Карелии на основе анализа флоры сосудистых растений //Биогеография Карелии. Вып.2. Петрозаводск, 2001. С. 59–64.

Кузнецов О.Л. Использование эколого-ценотических групп видов для классификации болотной растительности //Вестник Томского ун–та.

Прил.2. Сентябрь 2002. С. 111–115.

Кузнецов О.Л. Растительность болот //Разнообразие биоты Карелии условия формирования, сообщества, виды. Петрозаводск, 2003. С. 61–68.

Кузнецов О.Л. Тополого–экологическая классификация растительности болот Карелии (омбротрофные и олиготрофные сообщества) //Труды Карельского НЦ РАН. Вып.8. Петрозаводск, 2005. С. 15–46.

Кузнецов О.Л., Дьячкова Т.Ю. Редкие и охраняемые сосудистые растения болот Карелии //Труды Карельского НЦ РАН. Вып. 8. Петрозаводск, 2005. С. 133–137.

Кузнецов О.Л., Максимов А.И. Парциальные бриофлоры болот Карелии //Труды Карельского НЦ РАН. Вып. 8. Петрозаводск, 2005. С. 138–145.

Красная книга Карелии. Петрозаводск, 1995. 286 с.

Красная книга РСФСР. Растения. М., 1988. 591 с.

Лопатин В.Д. Принципы установления границ переходных болот по растительному покрову и задачи дальнейших исследований по диагностике типов болот по растительности //Основные принципы изучения болотных биогеоценозов. Л., 1972. С. 22–28.

Максимов А.И., Максимова Т.А., Бойчук М.А. Листостебельные мхи // Разнообразие биоты Карелии условия формирования, сообщества, виды. Петрозаводск, 2003. С. 105–119.

Пьявченко Н.И. О типах болот и торфа в болотоведении // Основные принципы изучения болотных биогеоценозов. Л., 1972. С. 54–60.

Cмагин В.А. Растительность мезотрофных топей, мочажин аапа болот, ерсеев бугристых болот севера европейской России //Ботан. журн., 1999. Т.

84, N 7. С. 80–96.

Тюремнов С.Н. Торфяные месторождения и их разведка. М.:Л., 1949. 464 с.

Юрковская Т.К. Краткий очерк растительности болот средней Карелии //Торфяные болота Карелии. Петрозаводск, 1959. С. 108–124.

Юрковская Т.К. Анализ некоторых сфагновых сообществ аапа болот Карелии //Ботан. журн. 1987. Т. 72, N 6. С. 782–793.

Dierssen K.. Die wichtigsten Pflanzengeselschaften der Moore NW-Europas.

Geneve, 1982. 382 S.

Eurola S., Hicks S., Kaakinen E. Key to Finnish mire types // European mires.

London.1984.P.11–117.

Jeglum J.K. Definition of trophic classes in wooded peatlands by means of vegetation types and plant indicators // Ann. Bot. Fennici, 1991. V.28. P.175– 192.

Osvald H. Die Vegetation des Hochmoores Komosse // Ak. Abhandi. Sv.

Vaxtsoc. Sallsk Handi. Uppsala, 1923. Bd.l. 436 S.

Phlsson L. (ed.). Vegetationtyper i Norden. Kopenhamn. 1994. 627 s.

ed Data Book of East Fennoscandia. Helsinki, 1998. 351 p.

O. L KUZNETSOV. Flora and vegetation of mires in Karelia Mire ecosystems occupy circa 30% Karelian Republic mires. The diversity of mire plant cover is high. The mire flora includes 300 species of vascular plants and 133 species of mosses.

The mire flora of Karelia, Finland and North-West Russia is compared.



Many species of mire plants are rare and protected. The topological and ecological classification of mire vegetation is developed. Totally there are associations and 4 classes of mire vegetation in Karelia. The main classification techniques are compared.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ БОЛОТНЫХ ЛЕСОВ СРЕДНЕТАЕЖНОЙ ПОДЗОНЫ КАРЕЛИИ С. А. КУТЕНКОВ Институт биологии Карельского научного центра РАН, effort@krc.karelia.ru Болотные леса занимают в Карелии 1,8 млн. га (Пятецкий, Медведева, 1967), или около 15% от площади лесфонда и 34% от площади болотных и заболоченных земель (Пьявченко и др., 1980). Они встречаются как самостоятельными массивами по ложбинам стока, так и образуют окрайки болот, нередко превышающие по площади их открытые части. Сочетая признаки лесных и болотных экосистем, болотные леса демонстрируют высокое биологическое разнообразие на видовом и ценотическом уровнях (Кутенков, 2005).

Приводимые в данной работе ассоциации получены при анализе геоботанического описания с использованием эколого-фитоцено тического подхода (Нешатаев, 2001) и перекрестного метода выделения единиц классификации (Дыренков, Лешок, 1988). Выделенные 16 ассоциаций объеденены в 9 серий (табл. 1). Многие из полученных ассоциаций или близкие к ним синтаксоны указывались ранее многими авторами, как для Карелии, так и для других регионов России и Финляндии.

Кроме того, анализ не охватил все разнообразие сообществ и при накоплении материала возможно добавление новых ассоциаций. При анализе растительности использованы эколого-ценотические группы видов растений (Кузнецов, 2005).

Папоротниковая серия включает одну ассоциацию – черноольшаник папоротниковый. Древостой хорошо развит, со средней полнотой 0,7. Усредненный состав древостоя 9Олч1Б+Е, высота 18–22 м, сомкнутость 0,5–0,9. Покрытие полога кустарникового яруса варьирует от до 60%, основную роль играет черемуха, создающая густые заросли высотой до 10 м, обычны подрост ольхи черной, рябина, шиповник, малина, крушина, калина.

Эдификаторами травяного яруса выступают папоротники, занимающие, в среднем 40% площади сообществ. В основном это Athyrium filix-femina, Dryopteris expansa, Gymnocarpium dryopteris, Phegopteris connectilis, реже Dryopteris carthusiana и Matteuccia struthiopteris. Помимо папоротников с высоким постоянством (IV–V) встречается гигрофильное разнотравье – Filipendula ulmaria, Calla palustris, Caltha palustris, Naumburgia thyrsiflora, Ranunculus repens, Viola epipsila и некоторые другие виды. Лесные виды, обычные для высоких кочек других болотных лесов и виды-индикаторы олиготрофных условий не играют здесь заметной роли, вытесняясь крупными папоротниками и разнотравьем. Моховой покров слаборазвит (до 10% покрытия), состоит из влаголюбивых евтрофных видов: Calliergon cordifolium, Climacium dendroides, Pseudobryum cinclidioides, Plagiomnium ellipticum.

Глубина торфа небольшая, от 30 до 130 см. Сообщества черноольшаников папоротниковых поддерживаются за счет проточности и переменного увлажнения, располагаясь небольшими участками по ручьям или в их непосредственной близости. Данная ассоциация является редкой в Карелии, встречаясь небольшими участками в сельговых ландшафтах.

Осоково-вахтовая серия включает в себя ассоциации березняков вахтовых и черноольшаников осоковых, сообщества которых развиваются в крайних, для болотных лесов, условиях увлажнения. При дальней шем усилении увлажнения древостой выпадает, и развиваются открытые мезоевтрофные вахтовые топи.

Таблица Серии ассоциаций болотных лесов / Series (groups) of associations of forested mires.

Серия Древесная формация / Formation ассоциаций Черноольшаник Березняк Ельник Сосняк Series of associaAlnus Betula pu- Picea x fen- Pinus tions glutinosa bescens nica sylvestris Папоротниковая 1 Черноольш. папоAthyrium filix-femina ротниковый Dryopteris expansa Осоково-вахтовая 2 Черноольш. осо- 3 Березняк Carex spp., Menyanковый вахтовый thes trifoliata 4 Черноольш. белоТаволговая 5 Березняк 6 Ельник такрыльниково- Filipendula ulmaria таволговый волговый таволговый Вейниковая 7 Березняк 8 Ельник вейCalamagrostis spp. вейниковый никовый Молиниево9 Березняк 10 Сосняк мосфагновая молиниево- линиевоMolinia caerulea сфагновый сфагновый Sphagnum spp.

Вахтово- сфагновая 11 Сосняк вахMenyanthes trifoliata тово-сфагновый Sphagnum spp.

Хвощово-сфагновая 12 Ельник хво- 13 Сосняк хвоEquisetum sylvati- щово- щовоcum Sphagnum spp. сфагновый сфагновый Чернично14 Ельник чер- 15 Сосняк черсфагновая нично- ничноVaccinium myrtillus сфагновый сфагновый Sphagnum spp.

Багульниково16 Сосняк басфагновая гульниково Ledum palustre сфагновый Sph. angustifolium Associations: 1- Alnus glutinosa – Athyrium filix-femina, 2- A.glutinosa – Carex spp., 3- Betula pubescens – Menyanthes trifoliata, 4- Alnus glutinosa – Filipendula ulmaria – Calla palustris, 5- Betula pubescens – Filipendula ulmaria, 6- Picea x fennica – F.ulmaria, 7- Betula pubescens – Calamagrostis canescens, 8- Picea x fennica – C. canescens, 9- Betula pubescens – Molinia caerulea – Sphagnum spp., 10- Pinus sylvestris – M. caerulea – Sphagnum angustifolium, 11- P.sylvestris – Menyanthes trifoliata – Sphagnum spp., 12- Picea x fennica – Equisetum sylvati cum– Sphagnum spp., 13- Pinus sylvestris – Equisetum sylvaticum – Sphagnum spp., 14- Picea x fennica – Vaccinium myrtillus – Sphagnum spp., 15- Pinus sylvestris – V. myrtillus – Sphagnum spp., 16- P. sylvestris – Ledum palustre – Sphagnum angustifolium Кустарниковый ярус развит относительно слабо. Обычны крушина, черемуха, рябина, ива чернеющая, подрост ели, сосны и ольхи черной. В травяном покрове сообществ серии, доминируют виды группы вахты (Menyanthes trifoliata, Comarum palustre, Equisetum fluviatile и др.), и осоки (Carex cinerea, C. elongata, C. vesicaria, C. cespitosa, C. rostrata). С высоким постоянством, но низким покрытием встречаются Naumburgia thyrsiflora, Vaccinium vitis-idaea, Equisetum palustre, Dryopteris carthusiana, Calamagrostis spp, Filipendula ulmaria и др. Моховой покров варьирует. Типичными видами являются сфагны (Sphagnum centrale, S.





warnstorfii, S. squarrosum), чаще встречающиеся небольшими подушками. По кочкам с небольшим покрытием лесные виды мхов, на невысоких кочках и по западинам – Climacium dendroides, Calliergon cordifolium, Pseudobryum cinclidioides.

Глубина торфа значительно варьирует (от 30 до 550 см), однако, для черноольшаников характерна меньшая глубина торфа, чем в березняках (в среднем 86 и 183 см, соответственно) Черноольшаник осоковый. Усредненная формула древостоя – 6Олч3Б1Е, в примеси могут быть сосна, ольха серая, ива. Сомкнутость древостоя 0,6, высота ольхи черной – 16–18 м, ели и березы – 18–20.

Полнота 0,6–1. Возраст ольхи – 50–70, березы – 70–100 лет. Общее проективное покрытие полога кустарникового яруса 10%, половину составляет подрост ольхи черной. В травяном ярусе явными доминантами выступают осоки, покрывающие от 10 до 60% площади участка, виды группы вахты отходят на второй план. Микрорельеф четко разделен на сплошные западины, поросшие осокой без мохового покрова и отдельные кочки у стволов деревьев.

Ассоциация является относительно редкой в Карелии, исключение составляет район Заонежья, где сообщества ассоциации встречаются отдельными участками по водотокам и в составе более крупных массивов болотных лесов.

Березняк вахтовый. Усредненная формула древостоя 7Б2C1Е. В примеси встречаются ива пятитычинковая, ольха серая и черная. Высота древостоя (14)16–18 м, средняя сомкнутость 0,4.

Характеризуется преобладанием влаголюбивых мезотрофных видов (Menyanthes trifoliata, Comarum palustre, Equisetum fluviatile) в травяном покрове. Суммарное покрытие этих видов варьирует от 10 до 60%. Осоки в среднем занимают 5% площади участков. Общая флора ассоциации выше, чем у черноольшаников осоковых.

Сообщества ассоциации могут встречаться в более бедных и застойных, чем черноольшаники осоковые, условиях и характерны для окраек болотных массивов. При сильном ухудшении условий среды ассоциация замещается сосняками вахтово-сфагновыми.

Таволговая серия. Сообщества серии развиваются в узких логовых местообитаниях, также встречаются и более крупными самостоятельными массивами в плоских депрессиях, входят в состав окраек мезоевтрофных болот.

Микрорельеф неоднородный, состоит из микроповышений и западин, всегда имеются приствольные кочки с лесными видами растений.

Западины заняты водой, особенно в начале вегетационного периода и слабо покрыты растительностью. В основном здесь представлены гигрофильные травяные виды.

В травяном покрове доминантом является Filipendula ulmaria, занимающая 20–30%, а иногда и до 70% площади участка. Содоминантами являются и другие виды разнотравья (Geum rivale, Convallaria majalis), а также крупные папоротники (Athyrium filix-femina и Dryopteris carthusiana). С высоким постоянством, помимо перечисленных видов, встречаются Trientalis europaea, Maianthemum bifolium, Oxalis acetosella, Gymnocarpium dryopteris, Viola epipsila, Rubus saxatilis, Vaccinium vitisidaea, V. myrtillus, Equisetum sylvaticum, E. palustre, Paris quadrifolia, Crepis palludosa, Calamagrostis sp., Carex cespitosa. Моховой покров в большой степени зависит от высоты элементов микрорельефа, и представлен пестрой мозаикой различных видов. Обычно мхи занимают 25– 40% в основном это лесные виды (Pleurozium schreberi, Dicranum spp., и др.) на кочках. При наличии крупных западин, в моховом покрове преобладают влаголюбивые зеленые мхи Calliergon cordifolium, Climacium dendroides, виды семейства Mniaceae. В ряде сообществ доминантом является Sphagnum warnstorfii, образующий отдельные подушки. Наиболее богатая в видовом отношении среди болотных лесов серия ассоциаций. Сообщества серии занимают центральное место в разнообразии болотных лесов, что подтверждается и наличием переходных сообществ, несущих одновременно признаки как таволговой, так и других (вейниковой, молиниево- и хвощово-сфагновой) серий.

Почвы торфяные, сложены древесными торфами высокой степени разложения, иногда заиленными, которые подстилаются суглинками и глинами. Мощность залежи варьирует от 0,2 до 3 и более метров, в среднем около метра.

Ельник таволговый является наиболее типичной для Карелии ассоциацией серии. В древостое преобладает ель, в примеси зачастую береза, реже осина, ивы (Salix caprea, S. pentandra), ольха черная и серая, сосна. Усредненная формула древостоя 7Е3Б. Высота деревьев 20–22 м, сомкнутость крон 0,3–0,6, имеются крупные окна. Древостои разновозрастные, возраст крупных деревьев ели – 80–140 и более лет, березы 60– 120, при этом не выявляется четкой ярусности древостоя, существует плавный переход от подроста к взрослым деревьям. В подросте ель (до 10–15% покрытия) и береза. Из кустарников обычны рябина, черемуха, ива чернеющая, ольха серая, шиповник. Проективное покрытие кустарникового яруса вместе с подростом в среднем 20%.

Сообщества широко распространены в таежной зоне, описываются под разными названиями многими авторами. Особенно часто сообщества ассоциации встречаются в моренных ландшафтах по водотокам с глинистым минеральным дном.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 49 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.