WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 51 |

ЛИТЕРАТУРА Богданова Н.Е. Cкорость освоения территории неморальными видами трав в мелколиственном лесу // Научные труды государственного заповедника «Присурский». Т. 11. Чебоксары-Москва, 2003. С. 179–185.

Комаров А.С. Простые структуры растительного покрова, устойчивые к внешним нарушениям // Взаимодействующие марковские процессы и их применение к математическому моделированию биологических систем. / Под ред. Р.Л.Добрушина. Пущино, 1982. С. 136–143.

Комаров А.С., Портнов А.В. Моделирование динамики растительных сообществ. Целочисленные алгоритмические модели популяций вегетативно-подвижных растений. Пущино: ОНТИ НЦБИ АН СССР, 1987. 47 с.

Смирнова О.В. Структура травяного покрова широколиственных лесов. М., 1987. 206 с.

Работнов Т.А. Жизненный цикл многолетних травянистых растений в луговых ценозах // Тр. БИН АН СССР. Сер. 3. Геоботаника. 1950. Вып. 6. С. 7—204.

ПРИЧИНЫ ГИБЕЛИ И УСЫХАНИЯ ПРИГОРОДНЫХ ЛЕСОВ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ Мозговая О. А.

Самарский государственный университет, г. Самара, Россия. Sima50@yandex.ru Учитывая многофакторность условий существования лесных фитоценозов, трудно выявить причины их деградации и гибели, однако главной, несомненно, является антропогенное воздействие. Из всего многообразия его проявлений наибольшее влияние оказывают 1) сокращение общей площади лесов; 2) распашка земель; 3) загазованность атмосферного воздуха и загрязнение почв; 4) чрезмерное природопользование; 5) быстрый рост городского населения. Последствия всех этих воздействий особенно наглядно проявляются в Самарской области, территория которой лежит на границе лесостепной и степной зон, где распространение древесной растительности изначально ограничено неблагоприятными экологическими условиями (недостаток увлажнения, сильные перепады температур, повышенная инсоляция, позднее установление снежного покрова и др.).

Территория Самарской области захватывает южную и восточную окраины широколиственных лесов. Еще 200 лет назад леса покрывали не менее 50% площади лесостепи. В настоящее время в лесостепном Заволжье, севернее р. Самары, лесостепные участки составляют 15%, а к югу, в степном Заволжье – 4%. Небольшие лесные массивы в степной части, расположенные к югу от р. Самары, приурочены к определенным элементам рельефа – поймам, балкам, понижениям.

В настоящее время средняя лесистость в Самарской области – 11,5%, что в три раза ниже благоприятного показателя. Большая часть территории распахана (81%). Из 3,5 млн. человек населения только 630 тыс.- сельские жители, зато в трех крупных городах (Самара, Тольятти и Сызрань) сосредоточено почти все городское население. Эти города расположены на месте и в окружении лесов, и их близость практически не оставляет недоступных или мало посещаемых участков леса, даже на заповедных территориях. Леса Самарской области принадлежат к I группе и выполняют водоохранную, почвозащитную, противоэрозионную, климаторегулирующую, санитарно-гигиеническую, эстетическую функции и, конечно, должны подлежать охране. Недооценка роли лесов как важнейшего фактора окружающей среды привела к тому, что расширение городов и их дальнейшая застройка ведется за счет сокращения площади лесных массивов, рекреационных зон, а коттеджные поселки возводятся уже на отдаленных от города лесных полянах.

Устойчивость лесного фитоценоза, представляющего собой очень сложную высокоорганизованную биологическую систему, является одним из его важнейших свойств и сводится в первую очередь к сохранению главного признака фитоценоза – флористического состава, свойственного для данного типа леса, соответствующего природным условиям. Фитоценоз – это комплекс видов растений определенных жизненных форм, ценотипов, экобиоморф, и в качестве основного критерия устойчивости фитоценозов обычно принимается сохранение определенной конституционной структуры фитоценоза, соответствующей каждой природной зоне.

В лесостепной части Самарской области, на южной и восточной окраине дубово-широколиственных лесов, коренным зональным типом являются дубравы, характеризующиеся в значительной степени пониженной экотопической устойчивостью, обусловленной особенностями биоморфного состава. Хотя лесные фитоценозы в целом экотопически более устойчивы по сравнению с травяными, однако под воздействием целого комплекса разрушающих факторов состояние их оценивается как кризисное.

В результате воздействия хронического фонового загрязнения атмосферы и почвы (особенно предприятиями нефтяной, химической промышленности и транспорта) происходит деградация лесов из-за медленного, но необратимого разрушения всех лесных ярусов, а не только древесного и кустарникового. Особенно сильно страдают природные дубравы. Из-за длительного воздействия промышленных выбросов (двуокиси серы, оксидов азота и др.), кислотных дождей состояние лесов оценивается как ухудшающееся. Отмирает главная лесообразующая порода – Quercus robur: много сухих, суховершинных, ослабленных деревьев с морозобойными трещинами, без верхушечных приростов. Другие древесные породы – Acer platanoides, Populus tremula, Ulmus laevis, Tilia cordata, Padus avium подвержены некрозам, хлорозам, морозобоинам. Ослабленные деревья усиленно заселяются паразитами и в большей мере подвергаются нападению вредителей. Леса страдают от непарного шелкопряда, златоустки, дубовой листовертки, жуков-короедов и жуков-древоточцев, сосновой совки, пильщиков, а также от мучнистой росы. Биологические факторы всегда воздействовали на лес, но он с данными нагрузками справлялся, активно противостоя им. В условиях сильного антропогенного пресса нарушены механизмы устойчивости лесных фитоценозов.



Происходит постепенное изреживание древесного и кустарникового ярусов. В травяной ярус внедряются растения открытых местообитаний (лугово-степные, сорные) и затрудняют возобновление древесных пород.

Ценопопуляции слагающих сообщество видов деревьев и кустарников, как правило, неполночленны, регрессивного типа.

Пригородные леса г. Самары – преимущественно смешанные дубравы, произрастающие на границе распространения древесной растительности. Эти широколиственные леса функционируют в неблагоприятных экологических условиях. Чистых дубрав нет. В древесном ярусе кроме Quercus robur большая доля Acer platanoides, меньше – Ulmus laevis, единичные примеси Tilia cordata, Populus tremula, Padus avium, Malus sylvestris, Sorbus aucuparia. Состав древесного яруса сильно варьирует, древостой смешанный. Идет сокращение дуба в древостое от 6 до 1 (Quercus, 3 Acer, 1 Tilia; 6 Quercus, 3 Tilia, 1 Acer; 5 Quercus, 2 Acer, Tilia; 3 Quercus, 4 Acer, 3 Ulmus; 1 Quercus, 9 Acer). Сомкнутость древостоя снизилась от 0,9–0,8 до 0,6–0,5. Велика доля Acer platanoides.

Кустарниковый ярус состоит преимущественно из Frangula alnus, Corylus avellana, Euonymus verrucosa, Rubus caesia и единичных экземпляров Lonicera xylosteum. По опушкам и обочинам лесных дорог встречаются также Prunus spinosa, Rosa majalis, Amygdalus nana, Genista tinctoria, Cerasus fruticosa и Caragana frutex.

В травяном ярусе обычно присутствуют Poa nemoralis, Festuca gigantea, Carex pilosa, Convallaria majalis, Polygonatum multiflorum, Paris quadrifolia, Asarum europaeum, Stellaria holostea, Anemone ranunculoides, Corydalis solida, Lathyrus vernus, Viola mirabilis, Aegopodium podagraria, Pulmonaria obscura, Galium odoratum. Очень редко, местами встречаются Brachypodium pinnatum, Tulipa quercetorum, Aconitum septentrionale и Anemone nemorosa. Исчезли Platanthera bifolia и Epipactis helleborine. На склонах оврагов сохранились заросли Laser trilobum и единично попадаются Matteuccia struthiopteris, Equisetum sylvaticum и Festuca altissima.

Важным фактором устойчивости лесных фитоценозов является режим замкнутости. Для дубово-широколиственного леса он обусловлен главным образом световым режимом и, как следствие, проявляется в сезонной смене аспектов; конкуренция за свет сглаживается за счет сезонного развития.

Свойственный для лесостепных дубово-широколиственных лесов ход сезонного развития в деградирующих дубравах нарушается из-за снижения численности дубравных элементов, выпадение типичных видов, внедрение сорных, рудеральных и растений открытых местообитаний.

Из-за нарушения древесного и кустарникового ярусов возрастает общее число видов в травостое (с 23 до 58–75 видов), а доля лесных видов падает с 70 до 27–18%. Густой травяной покров состоит преимущественно из растений открытых местообитаний (лугово-степных, луговых, сорных).

Сократилась численность дуба и липы в составе древостоя. Малый процент здоровых деревьев дуба – всего около 20%, против 80% – фаутных. Возросла доля клена остролистного. Леса из клена имеют низкую эстетическую оценку, главным образом это загущенные молодняки. По степени устойчивости кленовники относятся к насаждениям с резко ослабленным ростом, здоровых деревьев от 50 до 30%. На лицо один из самых видимых признаков скорой гибели деревьев – повреждение коры (морозобоины, трещины, трутовики).

Пригородные леса интенсивно посещаются населением (недоступных мест практически не осталось), причем в любые сезоны года, с ранней весны (сбор сморчков, весеннецветущих растений, таких как Tulipa quercetorum, Convallaria majalis, Anemone nemorosa, А. ranunculoides, Pulsatilla patens, Adonis wolgensis, Corydalis solida, Pulmonaria obscura на букеты) и до поздней осени (сбор лещины и грибов, при этом активно счищается и подстилка). Кроме «пользователей» очень много просто отдыхающих, особенно в праздничные дни.

Вырубка леса, прокладка дорог, газопроводов, водопроводов и других коммуникаций, чрезмерное вытаптывание и нарушение покрова, свалки ремонтно-строительных, бытовых отходов, захламление лесов неразлагающимися или долго хранящимися материалами – все это наносит урон лесу.

Таким образом, наблюдается снижение устойчивости пригородных лесов по важнейшим признакам фитоценозов – составу и структуре. Отсутствует возобновление главной лесообразующей породы – дуба (хотя бывают урожайные годы, желуди обильно прорастают, однако подрост практически не встречается).

Поэтому, видятся два пути сохранения и использования пригородных лесов: 1) сохранить пригородные лесные массивы со всеми их фитоценотическими особенностями, способностью к саморегуляции и восстановлению, как леса первой категории или 2) преобразовать участки пригородных дубрав в лесопарки и использовать в культурно-оздоровительных целях для отдыха населения.

ЛИТЕРАТУРА Куркин К.А. Критерии, факторы, типы и механизмы устойчивости фитоценозов // Бот. журн. 1994. Т. 79. № 1. С. 3–13.

Работнов Т.А. Фитоценология. М., 1983. 296 с.

Смирнова О.В., Чистякова А.А., Попадюк Р.В. и др. Популяционная органозация лесных территорий (на примере широколиственных лесов европейской части СССР). Пущино, 1990. 92 с.

СТРУКТУРА ГЕТЕРОГЕННОГО РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ОСТРОВНЫХ ЛЕСОВ В ЗОНАХ ВОЗДЕЙСТВИЯ МЕЛИОРАТИВНЫХ СИСТЕМ Мороз В. А.

Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина, г. Брест, Беларусь. valery_maroz@brsu.brest.by Изучение пространственной неоднородности географических объектов – одно из фундаментальных направлений современного естествознания. Исследование растительного покрова первоначально основывалось на географических подходах. Однако в период с конца XIX ст. до 60-х гг.





XX ст. оно стало базироваться на фитоценологических принципах, когда в качестве основной единицы при классификации растительности выделялся фитоценоз. Вместе с тем, в результате расширения представлений о структуре растительного покрова как недискретном образовании, в основе которых лежит концепция иерархического континуума [4, 5], были обнаружены многочисленные недочеты фитоценотической парадигмы. Традиционные методы фитоценологии, позволяющие описывать ценотические системы и строить классификации, исходящие из элементарного гомогенного ареала фитоценомеров [3], оказались не только не исчерпывающими, но и практически не работающими на ландшафтном уровне, на котором пространственная неоднородность растительного покрова вызвана не ценотическими отношениями, а дифференциацией среды [1].

Теоретические вопросы картирования гетерогенного растительного покрова наиболее полно разработаны в трудах В.Б. Сочавы. По его мнению, среди геосистем различаются типологические и региональные комплексы, при этом типологические являются геомерами, а территориальные – геохорами [3, 9]. Мы придерживаемся точки зрения А.В. Галанина, который считает, что «…необходима типология и классификация … геохор, … которым в растительном покрове соответствуют мезокомбинации (ранг урочищ), макрокомбинации (ранг местностей) и мегакомбинации (ранг элементарных ландшафтных районов)» [2, с. 29]. В этой связи целесообразно выделение фитоценохор [2] или геохор [2] трёх уровней (микро-, мезо- и макрокомбинаций) территориальной дифференциации растительного покрова.

В качестве основных единиц изучения и анализа растительного покрова сложной структуры приняты комбинации [6] или фитогеохоры [7, 8].

Они позволяют учитывать и отражать при картировании гетерогенность растительного покрова, вызванную, в том числе, и факторами, внешними по отношению к фитоценозам.

Полевые исследования осуществлялись с 1999 по 2006 годы в границах трёх физико-географических районов округа Брестского Полесья. Отбор участков в качестве модельных производился в ландшафтах, наиболее типичных для исследуемого округа, т.е. там, где ярче всего проявляются зональные и региональные особенности растительного покрова или его специфические локальные черты. Были отобраны четыре модельных участка среди агроландшафтов округа Брестского Полесья – два на территории физико-географического района Малоритской равнины и по одному – в границах Высоковской равнины и равнины Загородье. Из числа отобранных участков три («Днепробугский», «Вильямовичи», «Иваново») расположены практически на одной широте. Это позволило при интерпретации полученных данных о структуре растительного покрова островных лесов в зоне воздействия мелиоративных систем уменьшить влияние фактора широтности.

Естественная растительность исследуемых островных дендромассивов представлена территориальными единицами гомогенного (низшими типологическими единицами лесного и лугового типов и кустарникового подтипа растительности) и гетерогенного растительного покрова (микрокомбинациями) [7, 8].

Единицы крупномасштабного картирования растительности островных дендроучастков агроландшафтов Брестского Полесья совпадали с фитоценотическими единицами в случае, когда изучаемый растительный покров в большинстве своём гомогенен. К таким единицам относятся ассоциации и группы ассоциаций. На уровне микрокомбинаций в зависимости от структуры, состава и ряда других признаков выделяются комплексы растительных сообществ и микропоясные экологические ряды в ранге групп, подклассов и классов [8].

В растительном покрове островных дендромассивов модельных участков довольно значительные площади занимают микрокомбинации сообществ и/или их фрагментов (максимальные показатели характерны для модельного участка «Днепробугский» – до 25%). Большая часть из них отнесена к такому типу микрокомбинаций как комплексы. Реже отмечались микропоясные экологические ряды сообществ. Доля комплексов растительности в структуре растительного покрова изучаемых островных лесов в среднем достигает 20%. В составе микрокомбинаций данная группа территориальных единиц занимает свыше 90% и представлена двумя классами комплексов сообществ – геоморфогенных и гидроэдафогенных.

Наибольший интерес представляет комплексная растительность микрокомбинаций в ранге класса гидроэдафогенных комплексов. Состав компонентов растительного покрова комплексов сообществ данного класса и его состояние определяется водно-солевым режимом местообитаний и находится в прямой зависимости от глубины залегания грунтовых вод. Подобные территориальные единицы гетерогенного растительного покрова занимают в большинстве случаев плоские возвышенные центральные части «островов» с дерново-глееватыми карбонатными песчаными почвами на древнеаллювиальных связных песках, сменяемых с глубины 0,3–0,5 м рыхлыми песками и дерново-глееватыми карбонатными супесчаными почвами на древнеаллювиальных рыхлых песчанистых супесях, подстилаемых с глубины 0,5–0,8 м рыхлыми песками. Сочетание растительных сообществ остепненных и мезофитных лугов и выделов лесного типа растительности характеризуют растительность плакорных участков ОДМ. При картографировании эти сообщества объединяются в один выдел и обозначаются как комплексы сообществ соответствующего ранга.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.