WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 51 |

Данные результаты были получены при реализации градиентного подхода по оценке состояния лесных экосистем в наиболее типичных природных комплексах в зонах разной степени аэротехногенного воздействия. Экологический градиент исследовался на ландшафтных профилях, протяженность которых определялась естественным пространственным разнообразием территории и была обусловлена представительством основных типов биотопов в разных элементах рельефа в пределах катен малых и средних речных бассейнов. Смысл использования данного подхода состоит в разработке моделей оценки и прогнозирования влияния основных факторов (природных и антропогенных), определяющих состояние и динамику северотаежных лесных экосистем Кольского Севера. Развитие дистанционных методов исследований и технических средств обработки получаемой информации позволяют исследовать обширные территории и осуществлять мониторинг растительного покрова в местах, недоступных для наземных исследований.

Оценка состояния растительного покрова проводилась на основе космических снимков среднего разрешения Landsat за 4 срока – 1978, 1992, 2000 и 2002 гг. Топографические материалы в виде существующих и обновленных карт, преобразованные в векторные картографические слои разного масштаба, дополнили пространственную базу данных. Основные этапы включали в себя: предварительную обработку изображения, комплекс полевых работ, тематическое дешифрирование с обработкой и анализом данных. При генерализации параметров состояния лесного покрова был использован метод интерполяции результатов наземных исследований на основе количественного анализа ДДЗ и цифровой модели рельефа (ЦМР) территории (Пузаченко и др., 2002).

Таким образом, на видовом и популяционном уровне были исследованы специфические проявления растений на избыточные содержания загрязняющих веществ в окружающей среде, восстановительная динамика популяций индикаторных видов, на уровне сообщества – состояние лесных фитоценозов в целом. Структурные и композиционные показатели при этом являлись важными индикаторами для выявления сукцессионного статуса растительного сообщества и направленности динамических процессов в целом.

Использование ГИС технологий позволило осуществить интеграцию и совместный анализ имеющихся данных различного формата и масштаба, характеризующих растительный покров, что является необходимым условием для ведения мониторинга лесов. На основе разрабатываемых количественных методов с использованием ДДЗ и ЦМР дана оценка типологического и ландшафтного разнообразия модельной территории, отражающая современное состояние растительного покрова на региональном уровне, а крупномасштабные точечные геоботанические описания дополнили информацией об эколого-ценотическом разнообразии лесных сообществ. Для изучаемой территории был подсчитан ряд индексов, позволяющих визуализировать с использованием ГИС-технологий состояние отдельных параметров биоразнообразия (лесистость, фрагментарность, доля вторичных лесов, жизненное состояние древостоя и др.) и их пространственное распределение в зависимости от природно-антропогенных факторов среды. В этой связи особенности распределение лесных участков разного состава и качества служат индикаторами пространственной структуры ландшафтов на региональном и субрегиональном уровне.

ЛИТЕРАТУРА Алексеев В.А. Атмосферное загрязнение и оценка состояния деревьев и древостоев // Влияние промышленных предприятий на окружающую среду. Пущино, 1984. С. 7–8.

Пузаченко Ю.Г., Дьяконов К.Н., Алещенко Г.М. Разнообразие ландшафта и методы его измерения. География и мониторинг биоразнообразия. Серия учебных пособий «Сохранение биоразнообразия». М.: Изд-во НУМЦ, 2002. С. 143–302.

Черненькова Т.В. Реакция лесной растительности на промышленное загрязнение. М.: Наука. 2002. 191 с.

Черненькова Т.В. Закономерности аккумуляции металлов сосной обыкновенной фоновых и техногенных местообитаний Лесоведение. № 2, 2004. С. 1–11.

Chernenkova T.V., Kuperman R.G. Changes in the spruce forest communities along a heavy metal deposition gradient on Kola peninsula // Water, Air and Soil Pollution.

111. 1999. Р. 187–200.

ВКЛАД РАЗЛИЧНЫХ РАСТИТЕЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ В СТРУКТУРУ ЛОКАЛЬНЫХ ФЛОР СЕВЕРНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ КОЛЬСКОГО ПОЛУОСТРОВА Чиненко С. В.

Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН, г. Санкт-Петербург, Россия.

chinenko@ binran.ru, svch@ fromru.com На примере флоры окрестностей пос. Дальние Зеленцы (восточная часть северного побережья Кольского полуострова, 69°07 с. ш., 36°25’ в.

д) рассмотрен состав локальной флоры и участие в нем видов разных растительных сообществ.

Район работы, как и вся восточная часть побережья, представляет собой холмисто-грядовую равнину на кислых интрузивных породах, не перекрытых вдоль побережья четвертичными отложениями, с абсолютными высотами до 200, обычно до 100 м. Как правило, северное побережье Кольского полуострова относят к подзоне южных тундр. Преобладающие растительные сообщества здесь – петрофитные кустарничковые тундры (моховые на склонах холмов, лишайниковые на вершинах и в верхних частях склонов, на малоснежных обдуваемых участках); низинные болота и мелкобугристые болотные комплексы (с кустарничковыми сообществами на буграх) в низинах между холмами. В долинах ручьев распространены ивняки, на песчаных и каменистых пляжах – приморские луга. Под крутыми склонами и уступами на склонах, где долго залеживается снег, встречаются небольшие участки ивковых (Salix herbacea) тундр; в хорошо защищенных от ветра местах – фрагменты березовых кустарников или криволесий.



Существуют разные точки зрения на то, следует ли включать северное побережье Кольского полуострова в состав Арктической флористической области. При сравнении локальных флор восточной части этой территории и прилегающих северотаежных и тундровых регионов оказалось, что эти флоры больше всего сходны с восточноевропейскими флорами подзоны южных тундр (флора Дальних Зеленцов – на наиболее южные из них, что можно объяснить наличием в районе глубоких морских губ и устья крупной реки, что создает подходящие условия для присутствия большого количества бореальных видов) и могут быть отнесены к флорам арктического типа (гипоарктическим).

Во флоре окрестностей пос. Дальние Зеленцы отмечено 275 аборигенных видов из 148 родов и 59 семейств. Около 5% видов можно считать эвритопными, 20% – гемиэвритопными, 35% – гемистенотопными и 40% – стенотопными. Разделить даже большинство гемистенотопных и часть стенотопных видов на группы по растительным сообществам оказалось затруднительным, так как они чаще всего приурочены к более, чем одной группе сообществ, причем в разных сочетаниях.

Наиболее многочисленные семейства – Poacea и Cyperaceae (по вида, 12% флоры). Среди Poaceae 1/3 эвритопных (например, Festuca ovina, F. rubra, Lerchenfeldia flexuosa) и гемиэвритопных видов; большинство остальных видов встречаются в основном в березняках, ивняках и приморских сообществах. В сем. Cyperaceae больше всего видов сырых местообитаний – болотных бугров и мочажин, сырых осоковых и сфагновых ивняков. Третье место в спектре (19 видов, 7%) занимает сем.

Asteraceae (примерно поровну видов разных сообществ); четвертое (видов, 6%) – Caryophyllaceae, включающее много видов, характерных в основном для приморских лугов и сообществ на верхней литорали (Cerastium holosteoides, Dianthus superbus, Honckenya peploides, Melandrium lapponicum, Stellaria calycantha, S. crassifolia, S. humifusa, Steris alpina); пятое (14 видов, 5%) – Rosaceae, в котором больше всего видов разнотравных березняков и ивняков (Alchemilla murbeckiana, Filipendula ulmaria, Geum rivale, Rubus saxatilis, Sorbus aucuparia). Следующие 5 семейств в спектре – Salicaceae (больше всего эвритопных и гемиэвритопных видов), Juncaceae (виды разных сообществ без явного преобладания каких-либо), Ericaceae (большинство видов эвритопные, гемиэвритопные или тундровые), Ranunculaceae (в основном виды кустарниковых сообществ и сырых местообитаний), Scrophulariaceae (в основном гемиэвритопные виды). Ведущие роды – Carex (27 видов, 10%) и Salix (12 видов, 4%). Большинство осок – виды сырых местообитаний (болот, сырых ивняков, нивальных ивковых тундр), среди ив около половины эвритопных (S. glauca) и гемиэвритопных видов, остальные характерны для лишайниковых (S. herbacea, S. nummularia, S. polaris) и нивальных (S. herbacea) тундр, разнотравных березняков и ивняков (S. caprea, S.

hastata, S. myrsinifolia).

В широтном спектре флоры преобладают арктобореальные (26%) и бореальные (22%) виды. Почти половина арктобореальных видов (33 вида) – эвритопные (Betula nana, Equisetum arvense, Festuca ovina, F. rubra, Lerchenfeldia flexuosa, Rubus chamaemorus, Solidago lapponica, Vaccinium myrtillus, V. uliginosum, V. vitis-idaea), много видов разнотравных березняков и ивняков, сырых ивняков, приморских сообществ. Арктобореальные виды составляют половину активного ядра флоры (особо, высоко- и среднеактивные виды по: Юрцев, 1968), в том числе большинство высокоактивных видов. Среди бореальных видов большинство характерны для болот, кустарниковых сообществ, довольно много водных. 23% флоры – виды арктической фракции, в основном арктоальпийские (14%; большинство – виды лишайниковых и ивковых нивальных тундр), меньше (7%) собственно арктических, в основном виды приморских сообществ (Carex subspathacea, Cochlearia arctica, C. groenlandica, Primula stricta, Puccinellia coarctata, Stellaria humifusa) и сырых местообитаний (Arctophila fulva, Ranunculus pygmaeus, Saxifraga stellaris)); метаарктических видов мало, они единично встречаются в большинстве сообществ.

20% флоры – гипоарктические и гипоарктомонтанные виды (почти поровну). Среди гипоарктических видов больше характерных для приморских лугов и сообществ верхней литорали; среди гипоарктомонтанных – эвритопных (Salix glauca, Empetrum hermaphroditum – особо активный вид) и видов болот и ивняков. 7% видов – полизональные, из них больше всего водных. Бореально-неморальных видов мало (2%), в основном это виды разнотравных березняков и ивняков.

В широтных спектрах большинства растительных сообществ, рассчитанных по полному видовому составу, преобладают арктобореальные виды (40–50%), по 20–25% видов арктической и гипоарктической (гипоарктические и гипоарктомонтанные) фракций, 10–15% бореальных видов, мало полизональных; бореально-неморальные единичны или отсутствуют. Видовой состав сосудистых растений лишайниковых тундр отличается относительно высокой долей видов арктической фракции (в основном арктоальпийских) и относительно низкой – арктобореальных: тех и других примерно по 35%. В березняках и ивняках, наоборот, выше доля арктобореальных (50–55%) и бореальных (около 20%) видов и ниже – гипоарктической (около 15%) и арктической (около 10%) фракций. Сильно отличается от остальных состав прибрежноводных и водных сообществ, где в основном преобладают бореальные и полизональные виды.

Среди видов с более или менее высокой встречаемостью (выше 20%) в большинстве сообществ доля арктической фракции около 20%. Заметно выше она в лишайниковых тундрах (45%) и заметно ниже – в березняках и ивняках (5–10%). Гипоарктических и гипоарктомонтанных видов около 30% в моховых тундрах и кустарничковых березняках и 15–25% в остальных сообществах. Арктобореальные виды преобладают (55–65%) во всех сообществах, кроме лишайниковых (36%) и ивковых нивальных (41%). В лишайниковых и моховых тундрах нет бореальных видов с высокой встречаемостью.





Доля таких видов выше всего в разнотравных березняках и ивняках и на приморских лугах (15–20%), в остальных сообществах 5–10%.

Поликарпические травы преобладают в локальной флоре в целом (83%) и в составе всех сообществ (от 70% в лишайниковых и моховых тундрах до 90% в водных и прибрежноводных группировках), больше всего длиннокорневищных и короткокорневищных (примерно по 20% флоры). Около 1/4 длиннокорневищных трав – эвритопные (Equisetum arvense, Chamaepericlymenum suecicum, Festuca rubra, Rubus chamaemorus) и гемиэвритопные; много видов болотных сообществ и сырых ивняков, приморских лугов и водных. Среди короткокорневищных трав больше всего эвритопных (Bistorta vivipara, Solidago lapponica) и гемиэвритопных видов разнотравных березняков и ивняков, сырых ивняков, приморских лугов, нивальных ивковых тундр. 11% флоры составляют рыхлодерновинные травы (в основном виды сырых местообитаний – болот, сырых ивняков, нивальных тундр), 3–5% – плотнодерновинные (эвритопные (Festuca ovina, Lerchenfeldia flexuosa), гемиэвритопные (Deschampsia cespitosa), тундровые (Hierochle alpina, Luzula cofusa, L.

spicata), приморские (Puccinellia coarctata, P. capillaris)), надземноползучие (тундровые – плауны, виды сырых местообитаний – Agrostis stoloniera, Caltha palustris, Comarum palustre, Selaginella selaginoides, Ranunculus hyperboreus, R. pygmaeus), столонообразующие (чаще всего встречаются на приморских лугах, в березняках и ивняках) и кистекорневые (понемногу встречаются во всех сообществах). Меньше всего клубневых (Coeloglossum viride (гемиэвритопный), Corallorhiza trifida (изредка встречается в сырых местах), Dactylorhiza fuchsii, D. maculata (чаще всего в разнотравных березняках и ивняках)), луковичных (гемиэвритопный Allium schoenoprasum) и водных плавающих (Utricularia minor) трав.

Монокарпических трав 5%, в основном это однолетники (гемиэвритопные – Melampyrum pratense, Euphrasia frigida, Rhinanthus minor, приморские – Atriplex glabriuscula, A. nudicaulis, Cackile lapponica, Rhinanthus groenlandicus, характерные для сырых местообитаний – Callitriche palustris, Montia fontana, Subularia aquatica); дву-многолетники Cochlearia arctica и C. groenlandica – виды верхней литорали. Деревянистые растения составляют 12% флоры: 7% кустарничков (большинство – тундровые виды, а также эвритопные (Vaccinium spp.) и гемиэвритопные (Andromeda polifolia)), 3% кустарников (эвритопные (Salix glauca, Betula nana) и гемиэвритопные и виды разнотравных березняков и ивняков), 1% деревьев (Betula czerepanovii, Populus tremula, Salix hastata и Sorbus aucuparia характерны для березовых криволесий; кроме того, подрост березы встречается в большинстве сообществ, кроме приморских и избыточно увлажненных местообитаний).

Спектры жизненных форм большинства сообществ, рассчитанные по полному составу, похожи на спектр локальной флоры. Сильно отличается состав водных и прибрежноводных сообществ (почти исключительно длиннокорневищные виды), сообществ на верхней литорали (нет деревянистых растений, значительно ниже доли короткокорневищных (8%) и рыхлодерновинных (3%) трав, выше доли стержнекорневых (16%), плотнодерновинных (8%), монокарпических (11% однолетних и 5% двулетних или многолетних) трав) и лишайниковых тундр (больше доля кустарничков (22%), меньше – длиннокорневищных трав (13%), немного больше (по 8%) доли плотнодерновинных и ползучих трав).

Работа выполнена при поддержке грантов РФФИ № 02-04-49142 и 0504-49583 и программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Биоразнообразие и динамика генофондов».

ЛИТЕРАТУРА Юрцев Б.А. Флора Сунтар-Хаята. Л., 1968. 235 с.

РАСТИТЕЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВА ОСТРОВОВ СОЛОВЕЦКОГО АРХИПЕЛАГА Чуракова Е. Ю.*, Сидорова О. В.*, Шварцман Ю. Г.*, Болотов И. Н.** * Поморский государственный университет, г. Архангельск, Россия.

fc.botanic@pomorsu. ru ** Институт экологических проблем Севера УрО РАН, г. Архангельск, Россия.

felix@dvina.ru Соловецкий архипелаг выделяется среди других территорий лесной зоны Архангельской области своим островным положением. Зональными биоценозами для Соловецких островов являются притундровые леса и лесотундровые криволесья, поскольку здесь проходит среднеиюльская изотерма 12°С, на севере Европы маркирующая границу между северной тайгой и лесотундрой (Шварцман, Болотов, 2003). Современная пестрая картина растительного покрова сложилась в результате постоянно идущих смен растительности в результате антропогенного воздействия.

Описание растительности островов проведено нами в ходе комплексных работ по изучению его биоты и носило во многом рекогносцировочный характер, однако своеобразие обследованных растительных сообществ показало, что данная территория требует более пристального внимания со стороны специалистов-геоботаников. Ниже приведены краткие описания некоторых обследованных растительных сообществ. Точки, в окрестностях которых изучен растительный покров, показаны на карте.

При выделении растительных сообществ использован доминантный подход.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.