WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 51 |
minus) как в составе плакорных так и интразональных сообществ; уменьшение роли представителей р. Luzula и видов, характерных для более северных районов подзоны арктических тундр (Alopecurus alpinus, Saxifraga hirculus, Minuartia macrocarpa, M. arctica и др.).

Приведенное разделение данной территории подтверждается также и результатами флористического анализа. Анализ мер сходства Симпсона показал, что при удалении уже на 25 км в глубь материка флоры бассейна р.Ленивой начинают приобретать значительное сходство с флорой подзоны типичных тундр (северных гипоарктических), в частности, с флорой пос Тарея и, что наименьшее сходство с этой флорой имеет самая северная флора (м. Стерлегова). Данные таксономического анализа, свидетельствуют о повышении роли сем. Compositae в более южных флорах (5–7 места) по сравнению с северными (7–9 места), что тоже их сближает с флорой пос. Тарея (5 место). Анализ географических элементов выявил уменьшение доли криофитов в изученных южных флорах (82–84%) по сравнению с более северными (85–86%) и увеличение абсолютного числа криофитов в северных флорах (95–108 видов) по сравнению с южными (83–86 видов) – закономерность, характерную для всей группы арктических подзон Российской Арктики (Юрцев и др. 2001). Доля циркумполярных видов в исследованных флорах особенно в 50, 75 и 90 км от берега моря (50– 53% флоры) также отражает близость этих флор бассейна р. Ленивой с флорой пос. Тарея, в которой циркумполярные виды составляют 47%.

Именно «доля циркумполярных видов, как правило, служит зональной (подзональной) характеристикой локальных флор, в норме возрастая к северу…» (Юрцев и др., 2001). Однако, карликовая березка (Betula nana), присутствие которой в составе сообществ, считается первостепенным диагностическим признаком для отнесения территории к подзоне типичных тундр (=подобласти субарктических тундр тундровой области В.Д. Александровой (1977) в этой полосе не найдена даже в отрогах гор Бырранга.

Таким образом, выявленные закономерности изменения растительного покрова с севера на юг в бассейне р. Ленивой на Северо-Западном побережье Таймыра и особенности флоры позволяют выделить на данной территории, относящейся к подзоне арктических тундр, четко выраженные две полосы: северную и южную, а также полосу переходную между ними. Изучение этих закономерностей показало, что несмотря на сходство флоры южной полосы, которая начинается в 70 км от берега моря, с флорой подзоны типичных тундр в районе пос. Тарея, северные гипоарктические тундры в понимании Б.А. Юрцева (1966), в районе исследования расположены несколько южнее (видимо с южной стороны гор Бырранга). Об этом свидетельствует полное отсутствие таких гемипростратных гипоарктических кустарников как Betula nana, B. exilis и др., а также многих гипоарктических кустарничков (Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum, Ledum decumbens, Andromeda polifolia, Empetrum subholarcticum, Arctous alpinum и др.) даже в отрогах гор, которые в данном районе, видимо, являются естественным рубежом между арктическими и типичными тундрами (северными гипоарктическими). Охарактеризованная выше, полоса отвечает больше представлению о южном варианте подзоны арктических тундр (Yurtsev, 1994), выделяемой нередко в самостоятельную подзону: южных арктических тундр (Александрова, 1977) или зону средних арктических тундр (Elvebakk, 1999).

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 05-04-ЛИТЕРАТУРА Александрова В. Д. Геоботаническое районирование Арктики и Антарктики. Л. : Наука, 1977. 187 с.

Городков Б.Н. Опыт деления Западно-Сибирской низменности на ботанико-географические области // Ежегодн. Тобольск. губ. музея. Тобольск, 1916.

27 с.

Матвеева Н.В., Полозова Т.Г., Благодатских Л.С., Дорогостайская Е.В.

Краткий очерк растительности окрестностей Таймырского биогеоценологического стационара // Биогеоценозы таймырской тундры и их продуктивность.

Вып 2. Л.: Наука. 1973. С. 7–49.

Матвеева Н.В., Заноха Л.Л. Флора сосудистых растений северо-западной части полуострова Таймыр // Бот. журн. 1997.Т. 82. № 12. С. 1–19.

Матвеева Н.В. Зональность в растительном покрове Арктики. Л., 1998.

200 с.

Полозова Т.Г., Тихомиров Б.А. Сосудистые растения района Таймырского стационара (правобережье Пясины близ устья Тареи, Западный Таймыр) // Биогеоценозы таймырской тундры и их продуктивность. Л. Наука. 1971. С.

161–183.

Сёмкин Б.И. Дескриптивные множества и их применение // Исследование систем. I. Анализ сложных систем. Владивосток: Изд-во ДВНЦ АН СССР.

1973. С. 83–94.

Тихомиров Б.А. К характеристике флоры западного побережья Таймыра // Петрозаводск, 1948.84 с.

Толмачев А.И. К методике сравнительно-флористических исследований.

Понятие о флоре в сравнительной флористике // Журн. русск. бот. о-ва 1931.

Т. 16. № 1. С. 111–124.

Юрцев Б.А. Гипоарктический ботанико-географический пояс и происхождение его флоры // Комаровские чтения. М.-Л. 1966. Вып. XIX. 94 с.

Юрцев Б.А., Толмачев А.И., Ребристая О.В. Флористическое ограничение и разделение Арктики // Арктическая флористическая область Л.: Наука, 1978. С. 9–104.

Юрцев Б.А., Сёмкин Б.И. Изучение конкретных и парциальных флор с помощью математических методов // Бот. журн. 1980. Т. 65. № 12. С. 1706–1718.

Юрцев Б.А. Распределение криофитов (К) во флорах Чукотской тундры (Ч) // IX симпоз. По биол. пробл. Севера. Сыктывкар. 1981. Ч.1. С. 50.



Юрцев Б.А., Катенин А.Е., Королева Т.М., Кучеров И.Б., Петровский В.В., Ребристая О.В., Секретарева Н.А., Хитун О.В., Ходачек Е.А.. Опыт создания сети пунктов мониторинга биоразнообразия Азиатской Арктики на уровне локальных флор: зональные тренды // Бот.журн. 2001. Т. 86. № 9. С.1–27.

Elvebakk, A. Bioclimatic delimitation and subdivision of the Arctic // The species concept in the High North – a Panarctic flora initiative. Edited by I. Nordal and V.Yu.Razzhivin.The Norwegian Academy of sciense and letters.Oslo.

1999.P. 81–112.

Yurtsev B. A. Floristic division of the Arctic // J. Veget. Sci. 1994. Vol. 5. N 6.

765–776.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ РЕАКЦИИ РАСТЕНИЙ АЛЬПИЙСКОГО ГЕРАНИЕВО-КОПЕЕЧНИКОВОГО ЛУГА НА УВЕЛИЧЕНИЕ ДОСТУПНОСТИ ПОЧВЕННЫХ РЕСУРСОВ (ТЕБЕРДИНСКИЙ ЗАПОВЕДНИК, КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИЯ) Чередниченко О. В., Ахметжанова А. А., Онипченко В. Г.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия. sciapoda@mail.ru Биологическое разнообразие растительных сообществ связано, в частности, с межвидовой конкуренцией за ресурсы (Grime, 2001). Тот или иной вид растений может не достигать потенциально возможного участия в составе фитоценоза за счёт недостатка отдельных ресурсов. В связи с этим актуально изучение снятия (или уменьшения) ресурсного лимитирования для выявления механизмов поддержания структуры сообществ и факторов, обуславливающих их разногодичную динамику. Цель нашей работы – исследовать изменение численности побегов растений альпийского гераниево-копеечникового луга и оценить изменение флористической насыщенности этого сообщества после многолетнего внесения дополнительных элементов минерального питания (ЭМП) и воды (Чередниченко, Ахметжанова, Онипченко, 2007).

Гераниево-копеечниковые луга (ГКЛ)– высокопродуктивные альпийские сообщества с доминированием герани голостебельной (Geranium gymnocaulon) и копеечника кавказского (Hedysarum caucasicum) широко распространены в высокогорьях северо-западного Кавказа. Эти фитоценозы отличаются высокой годовой продукцией (550 г/м2, Онипченко, 1990) и средней флористической насыщенностью (20 видов/м2) среди других сообществ альпийского пояса. Эти сообщества также подвержены интенсивной роющей деятельности кустарниковых полевок (Фомин и др., 1989).

Эксперимент был проведен в Тебердинском заповеднике (Северный Кавказ, Карачаево-Черкессия). Он продолжался в течение 7 лет и состоял из 6 вариантов: контроль, полив при количестве осадков ниже нормы – H2O, внесение азота – N (норма внесения 90 кг/га), фосфора – P (60 кг P2O5/га), совместно азота и фосфора – NP, известкование – Ca (для снижения почвенной кислотности).

Результаты эксперимента показали, что условиях гераниево-копеечниковых лугов, развивающихся на богатых почвах, существует лимитирование некоторых видов доступностью элементов минерального питания и воды (P – Hedysarum caucasicum, Phleum alpinum, H2O – Matricaria caucasica), а также кислотностью почвы (Festuca brunnescens, Euphrasia ossica). Развитие генеративных побегов растений в большей степени лимитировано доступностью почвенных ресурсов и кислотностью почвы, чем вегетативных. Увеличение доступности азота и азота с фосфором в условиях исследуемого сообщества ведет к снижению численности побегов ползучих и розеточных растений, что можно объяснить усилением роли основного доминанта сообщества, Geranium gymnocaulon, биомасса которого увеличивалась в ответ на эти воздействия.

Флористическая насыщенность за период наблюдений снизилась при увеличении доступности азота и азота с фосфором, что так же связано с увеличением биомассы Geranium gymnocaulon. Можно заключить, что для значительной части видов растений ГКЛ, лимитирующую роль играет не доступность почвенных ресурсов, а конкурентные отношения в сообществе, имеющем сложную структуру.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, грант 05–04– 48578.

ЛИТЕРАТУРА Онипченко В.Г. Фитомасса альпийских сообществ северо-западного Кавказа // Бюлл. Моск. о-ва испытателей природы. Отд. биол. 1990. Т. 95. Вып. 6. С. 2–62.

Фомин С.В., Онипченко В.Г., Сеннов А.В. Питание и роющая деятельность кустарниковой полевки (Pitymys majori Thos.) в альпийских сообществах северозападного Кавказа // Бюлл. Моск. о-ва испытателей природы. Отд. биол. 1989.

Т. 94. Вып. 3. С. 6–13.

Чередниченко О.В., Ахметжанова А.А., Онипченко В.Г. Реакция растений альпийского гераниево-копеечникового луга на увеличение доступности почвенных ресурсов: изменение численности побегов и флористической насыщенности // Бюлл. Моск. о-ва испытателей природы. Отд. биол. 2007. Т. 112. Вып. 1. С. 56–64.

Grime J.P. Plant strategies, vegetation processes, and ecosystem properties. 2nd Ed.

Chichester: John Wiley and Sons, 2001. 417 p.

МОНИТОРИНГ ЛЕСНЫХ ЭКОСИСТЕМ, НАХОДЯЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕННОЙ НАГРУЗКИ Черненькова Т. В.

Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН, г. Москва, Россия.

chern@cepl.rssi.ru Определение понятия мониторинга окружающей среды (экологического мониторинга), как «комплексной системы наблюдений за состоянием окружающей среды, оценки и прогноза изменений состояния окружающей среды под воздействием природных и антропогенных факторов», отражено в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» (от 10.01.2001г. № 7-ФЗ). Этот закон определяет основные положения государственного экологического мониторинга (ст. 63), но не конкретизирует требования к организации систем мониторинга. Востребованность подобного мероприятия непрерывно растет, т.к. оперативный контроль состояния лесов является необходимым условием создания национальной системы мониторинга лесных экосистем. При этом основные принципы и задачи экологического мониторинга лесов, определяющие его технологические средства и необходимую детальность исследования, необходимо решать в рамках научно-методических разработок.





При большом количестве выполненных к настоящему моменту научных исследований по оценке состояния природных экосистем в промышленно освоенных регионах следует признать отсутствие надежных инструментов мониторинга и устойчивого управления лесными экосистемами. Наши исследования направлены на изучение механизмов формирования и поддержания биоразнообразия лесных сообществ в условиях различной антропогенной нагрузки. Полученные знания являются основой для понимания условий и процессов антропогенной трансформации природных систем, их пространственной и временной динамики, а также служат для обоснования индикационно значимых признаков биоразнообразия лесных экосистем.

При мониторинге состояния лесов на локальном и региональном уровнях основными источниками информации являлись данные наземных и дистанционных исследований, а также базовые картографические материалы. Привлечение современных информационных средств получения и обработки данных (ГИС, ДДЗ, картографическое моделирование) представляется обязательным условием разрабатываемой схемы мониторинга состояния лесов. Используемые нами методы биоиндикации и бимониторинга были реализованы для разных уровней организации биосистем: от видового и ценотического уровней до ландшафтного.

Одним из тестовых районов исследования являлась территория в окрестностях металлургического комбината «Североникель» (Мурманская обл.). Специфика территории состоит в высокой динамичности преобразования растительного покрова. Продолжительное действие металлургического производства вызвало глубокие негативные последствия на обширных пространствах, хорошо диагностируемые как наземными, так и дистанционными методами по отражательным спектральным свойствам поверхности. При оценке состояния растительности на пробных площадях было зафиксировано общее сокращение видового состава травянокустарничкового и мохово-лишайникового ярусов по градиенту загрязнения. Выпадение видов наземного покрова начинается с более редких, при этом в первую очередь изменяется флористический состав лихено-бриологической группы растений (Черненькова, 2002; Chernenkova, Kuperman, 1999).

Изменение содержания сернокислых соединений и тяжелых металлов в окружающей среде не всегда вызывало последовательное сокращение величины регистрируемых параметров в окрестностях исследуемого источника загрязнения. Зависимость «доза-эффект» редко имела линейный характер, чаще она выражалась зависимостью вида обратной логистической кривой. По отдельным параметрам (радиальный прирост стволов молодых сосен, длина побегов, обилие кустарничковой растительности, плотнодерновинных злаков и печеночных мохообразных, мощность слоя подстилки) кривая оптимума зафиксирована в зоне слабого и среднего уровня загрязнения, когда суммарная доза металлов в почве превосходила контрольную величину в 4–10 раз (Черненькова, 2004). В каждом случае увеличение величины показателя было вызвано различными причинами: стимулированием малыми дозами загрязняющих веществ, перестройкой конкурентных и консортивных взаимоотношений в экосистеме и т.д.

С 90-х годов ХХ века в силу сокращения производства, а также совершенствования технологий и изменения качества руд, используемых на металлургическом предприятии «Североникель», наблюдалось последовательное снижение объемов выбросов двуокиси серы и твердых частиц (в 5 и 3 раза, соответственно). Следствием этого явилась активизация восстановительных процессов в окрестностях комбината. Полученные результаты дали возможность выявить особенности преобразования структуры и состава лесных экосистем в условиях промышленного загрязнения за 25 летний период наблюдений. Существенным являлось сопоставление данных по результатам исследований разных периодов (1980-е годы прошлого столетия и современные данные), полученных на одних и тех же площадках в соответствии с проведенным ранее зонированием территории. В частности, была отмечена тенденция восстановления наземного растительного покрова. Было зафиксировано увеличение на 30% общего видового богатства растений в зоне максимального и среднего загрязнения, а также изменение эколого-ценотического спектра сосудистых растений (появление значительного числа характерных лесных видов как в импакте, так в более удаленных областях). Другой важной чертой восстановительной динамики биотопов этой территории явилось появление и усиление участия в составе напочвенного яруса представителей мохообразных и лишайников. Характерна смена видового состава среди кустистых форм лишайникового покрова. В древесном ярусе зафиксировано наличие обильной березовой поросли на территории бывшей техногенной пустоши, а также улучшение общего состояния древесного яруса в среднем на один балл по шкале жизненности (Алексеев, 1997).

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.