WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 51 |

Зарегистрированные на территории памятника ассоциации включают сосново-кустарничково-сфагновые сообщества выпуклых верховых болот (Лапшина Е.Д., 2003). Характерной особенностью таких сообществ является наличие хорошо выраженного древесного яруса из Pinus sylvestris. По высоте древостоя «Сосновый рям» представляет собой сосново-осоково-кустарничково-сфагновое болото – «рослый рям» (табл.).

Таблица. Характеристика ассоциаций памятника природы «Сосновый рям» в пределах профиля Параметры Периферийные Серединные участки Серединные участки сообществ участки ряма (контроль) после пожара ОПП* ярусов (%) А* – 0 А – 5–50 А – 5–В* – 0 В – 5–30 В – 5–С* – 85 С – 60–90 С – 25–ВБ* 10–20 видов 10–15 видов 9–13 видов Доминанты Poa angustifolia, Pinus sylvestris, Betula pubescens, Puccinellia Eriophorum vaginatum, Eriophorum vaginatum, tenuissima, Ledum palustre, Ledum palustre, Calamagrostis Chamaedaphe calyculata, Chamaedaphe arundiaceae Vaccinium vitis-idaea, calyculata, Politrichum Sphagnum angustifolia juniperinum Суммарное ПП* Рудеральные – Рудеральные – 0 Рудеральные – 0,01/(%) / число видов 0,001/1 Болотные – >75/6 Болотные 50/Болотные – 30/3 Степные – 0 Степные – Степные – 40/Примечания: ОПП – общее проективное покрытие, ВБ – видовое богатство, ПП – проективное покрытие, А, В, С – соответственно, древесный, кустарниковый, травянистый ярус.

Как видно из таблицы, на протяжении всего геоботанического профиля параметры слагающих рям ассоциаций меняются. Периферия «Соснового ряма представлена злаково-разнотравной ассоциацией. Эта ассоциация имеет тесные связи с окружающими «Сосновый рям» волоснецовыми, разнотравно-типчаковыми лугами. В их составе преобладают Puccinellia gigantea, Leumus paboanus, Galatella biflora, Artemisia nitrosa, в меньшем обилии, но постоянно присутствуют Limonium gmelinii, Plantago cornitii. Лесоболотной комплекс фитоценозов в центре ряма представлен в основном сосново-осоково-кустарничково-сфагновыми ассоциациями. В геоботанический профиль были включены участки, подвергшиеся пожарам. Древесный ярус таких участков представлен Betula pubescens. В травяно-кустарничковом ярусе присутствует подрост Pinus sylvestris. Также встречаются и рудеральные растения, например, Chenopodium album. В моховом покрове доминирует Politrichum juniperinum, также встречается Sphagnum angustifolia. На основании присутствия подроста Pinus sylvestris, можно предположить, что на горевших участках происходит восстановление естественной растительности, но также остаются последствия пожара, такие как: низкое проективное покрытие и заметное присутствие рудеральных растений.

По сравнению с данными о болотах юго-востока Западной Сибири по Е.Д. Лапшиной (2003) можно сделать вывод, что флористическое и фитоценотическое разнообразие «Соснового ряма» относительно низкое, по сравнению с аналогичными сообществами. Это вызвано как естественными, так и антропогенными факторами. Учитывая уникальное положение изученного памятника природы и наличие интенсивного антропогенного пресса, не контролируемого на сегодняшний день, необходим более строгий природоохранный режим. В противном случае воздействие систематических пожаров и направление восстановительных сукцессий могут привести к исчезновению «Соснового ряма». Поэтому данный объект заслуживает охраны в качестве заказника областного значения.

ЛИТЕРАТУРА Князева Н.С., Внукова Н.И. «Сосновый рям». Сарыбалык, 2003. 8 с. (рукопись).

Определитель растений Новосибирской области. / под ред. Красноборова И.М., Ломоносовой М.Н., Шауло Д.Н. и др. Новосибирск, 2000. 492 с.

Курнишкова Т.В. Старостенкова М.М. Полевая практика по географии растений с основами ботаники. М., 1988. 69 с.

Лапшина Е.Д. Флора болот юго-востока Западной Сибири. Томск, 2003. 296 с.

Паспорт памятника природы областного значения «Болото «Большое займище» Новосибирской области. Новосибирск, 2004. 42 с.

ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ГЕОБОТАНИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ТАЕЖНОЙ ЗОНЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В УСЛОВИЯХ ИНТЕНСИВНОГО ТЕХНОГЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ Тюрин В. Н.

СургутНИПИнефть ОАО «Сургутнефтегаз», г. Сургут, Россия.

Tyurin_VN@nipi.surgutneftegas.ru Растительный покров является одним из лучших индикаторов состояния природной среды, поэтому его изучение имеет большое значение для экологической оценки территории. Геоботанические методы выгодно отличаются от иных (геохимических, микробиологических и др.) методов, т.к. размеры растений дают возможность без особого труда анализировать информацию в полевых условиях. Кроме того, растительный покров наиболее доступен для изучения природной среды с помощью дистанционных средств (на АФС и космоснимках растительность играет роль индикатора рельефа, геоморфологических структур, почв и других компонентов природной среды и ее состояния). Умеренная динамичность растений и растительных сообществ позволяет успешно использовать сведения о них для анализа состояния и устойчивости экосистем.

Оценка состояния природной среды по фитоценозам может быть реализована при глубоком системном анализе состава и территориальной структуры растительного покрова. К сожалению, эти фундаментальные задачи оказались по сей день до конца нерешенными.

Причина слабой заинтересованности в геоботанических исследованиях, в том числе направленных на оценку состояния природной среды, кроется, прежде всего, в природоохранном законодательстве. В основу экологических оценок кладутся преимущественно геохимические методы, в ущерб методам биоиндикации. Вместе с тем геохимический анализ, при всей важности данного направления, его универсальности и относительной простоте, не дают возможность оценить состояние самих природных комплексов; мы можем говорить лишь о факторах и силе воздействия, но не о состоянии экосистем (не о степени их поражения негативными факторами воздействия). Данная проблема настраивает на решение вопросов экологической оценки территории с использованием признаков растительного покрова. С уверенностью можно сказать, что геоботанические исследования в перспективе позволят значительно экономить средства на экологическую оценку территории, а значит вызвать интерес у недропользователей.



Опыт работы в нефтяной компании подсказывает необходимость проведения комплекса геоботанических исследований на территории Западной Сибири, открывающих путь к оптимальному решению экологических задач. В их составе можно выделить следующие пункты.

1) Сбор и систематизация сведений о видовом составе растений, их территориальном положении и экологических приоритетах. Такие сведения имеют большое значение при разработке методики оценки состояния фитоценозов и природных комплексов. Сопоставление данных в естественных местообитаниях и в зонах поражения позволяют определить состав индикаторов нарушений растительного покрова. Примененная нами методика оценки состояния природных комплексов по видам-индикаторам позволила провести на отдельных территориях анализ нарушенности растительного покрова. Другая практическая задача – определение нефтезагрязненных и засоленных участков. Пробные работы на месторождениях нефти показали высокую эффективность использования видов-индикаторов в оценке загрязнений. Виды растений способны сохраняться на участках химического воздействия длительное время, обозначая собой зону поражения, даже после того как произойдет вымывание и деградации загрязнителей.

2) Сбор и систематизация данных о составе растительных сообществ.

Глубокий анализ растительного покрова дает возможность получить сведения о других составляющих природных комплексов (почвах, грунтах и т.д.), а также об их состоянии. Разработанные классификационные модели позволят также более грамотно использовать ранее накопленные материалы (в т.ч. материалы лесоустройства, данные дистанционного зондирования и т.д.). Сведения о растительных сообществах нами были использованы в проектировании геохимического мониторинга на территории лицензионных участков добычи нефти, при определении зон разливов рек (на примере поймы Оби), при обнаружении участков залегания многолетнемерзлых пород. Особое место занимает оценка по фитоценозам нарушенности растительного покрова и природных комплексов при антропогенном воздействии.

3) Определение территориальной структуры растительного покрова.

Решение задачи позволяет выйти на совершенствование методики дешифрирования и геоботанического картографирования. Наличие сведений о территориальном сложении растительного покрова позволяет также более успешно решать вопросы тематического картографирования природных сред (например, почв), а также зон поражения природных комплексов (подтопления, нарушения, загрязнения) и многое другое. Для более успешного решения задачи нами была предложена методика комплексного картографирования с применением ГИС-технологий. В последнее время открываются новые возможности в области автоматизированного дешифрирования материалов дистанционного зондирования для последующего преобразования данных в тематические карты. Автоматизация процессов позволяет заметно ускорить обработку данных. Однако успешность решения задачи целиком зависит от понимания специалистом природных процессов; «слепая» обработка бесполезна, несмотря на совершенство современных программ.

4) Организация и ведение наземных наблюдений за особенностями развития и состоянием растительных сообществ. Сюда входит комплекс задач, включающих наблюдение за сезонным развитием растительных сообществ, флуктуациями и сукцессиями, а также за особенностями деградации фитоценозов при антропогенном воздействии и за их восстановлением при импактном воздействии. Работы по оценке реакции растений и сообществ на воздействие имеет большое практическое значение.

Например, при проведении рекультивационных мероприятий на загрязненных территориях, сведения о самозарастании позволяют дифференцировать участки по степени загрязнения и по этим данным проводить выборочную санацию участков.

5) Дистанционный мониторинг (с использованием АФС и космоснимков). Современные ГИС-технологии открывают большие возможности по наблюдению за состоянием растительного покрова и природной среды.

При наличии наземных исследований и системных данных о структуре растительного покрова появляется возможность автоматизации процессов обработки разновременных данных. Дистанционные методы дают возможность проводить наблюдение за состоянием природной среды на больших территориях.

Таким образом, геоботанические методы позволяют, на наш взгляд, оптимизировать решение задач по экологической оценке территории, а также повысить эффективность принятия управленческих решений в области природоохранных мероприятий. Поэтому необходимость в геоботанических исследованиях в перспективе будет заметно возрастать.





СТРУКТУРА И СОСТАВ РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА ТРИНАДЦАТЫЙ ГОД ПОСЛЕ КАТАСТРОФИЧЕСКОГО ВЕТРОВАЛА СОСНЯКА ПРИ РАЗНЫХ СЦЕНАРИЯХ ОСВОЕНИЯ Уланова Н. Г.*, Демидова А. Н.*, Богданова Н. Н.*, Зотеева Е. А.** * Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия. nulanova@mail.ru ** Уральская государственная лесотехническая академия, г. Екатеринбург, Россия. zoteeva.e@mail.ru Сплошные вырубки и массовые ветровалы – основные факторы нарушений в таежных лесах России. На Среднем Урале массовые ветровалы являются постоянно действующим фактором, формирующим структуру лесных ценозов бореальной зоны (Алесенков, 2000; Moalov, Lssig, 2002). Выбор оптимального способа лесовосстановления имеет определяющее значение для наиболее эффективного лесохозяйственного освоения таких участков. Процессы лесовосстановления на площадях, нарушенных ветровалами, продолжаются десятилетиями, однако растительность массовых ветровалов до сих пор практически не изучена (Карпачевский и др., 1999; Беляева, 2000; Мочалов и др., 2000; Поздеев и др., 2002; Уланова, 2004; Palmer et al., 2000; Jehl, 2001).

Цель работы – изучение растительности и характера лесовозобновления при разных условиях хозяйственного использования территории на тринадцатый год после ветровала.

Объекты и методы исследований Исследования проведены в северо-западной части Свердловской области, на границе между Северным и Средним Уралом, в районе перехода Восточно-Уральского плато в область Зауральского пенеплена (Западно-Сибирскую равнину). Постоянная пробная площадь (стационар «Шайтанка») была заложена в Шайтанском лесничестве Ново-Лялинского лесхоза (кварталы 68 и 69) после массового ветровала, прошедшего 30 июня 1993 года. Шторм продолжительностью 15 минут при скорости ветра м/сек. вызвал повреждения древостоя на территории 317,2 га, уничтожив более 80% деревьев (Moalov, Lssig, 2002). Исходный лес – сосняк брусничный с примесью березы (Betula pendula Roth.), лиственницы (Larix sibirica Ledeb.), осины (Populus tremula L.), и небольшим количеством ели (Picea obovata Ledeb.) и пихты (Abies sibirica Ledeb.). Средний возраст деревьев составлял 50–65 лет (Мочалов и др., 2000).

В 1994 году территория ветровала была разделена на 3 части (варианта) примерно одинакового размера (около 4,5 га). Первый вариант – контроль с сохранением ветровального участка леса. Второй вариант – расчистка ветровала с трелевкой и вывозом по волокам погибших деревьев.

Третий вариант – кроме расчистки ветровала через год была проведена посадка 3-летних сеянцев сосны (Pinus sylvestris L.), ели, лиственницы и кедра (Pinus sibirica Du Tour) с густотой 3,3 тыс.шт./га. Посадки плохо прижились, лишь незначительная часть сеянцев оказалась выше 20 см на третий год после посадки (Мочалов и др., 2000).

Исследования на экспериментальной площади ведутся уже 13 лет на постоянных точках, заложенных с интервалом в 25 м на параллельных линиях (по азимуту 60°) на каждом из вариантов. Расстояние между линиями 25 м. В каждой точке наблюдения заложено по 2 пробные площади (ПП) размером 1x1 м на расстоянии 1 м от постоянной точки (колышка) вдоль линии ряда. Всего на первом варианте заложено 102 ПП, на втором и третьем – по 110 ПП. Для каждой ПП выявлен полный флористический состав и для каждого вида сосудистых растений и мхов определено проективное покрытие с использованием сетки Раменского.

Для изучения популяционной структуры подроста заложены по 10 ПП размером 5x5 м на всех вариантах ветровала, равномерно, с учетом зарастания. Для каждого дерева отмечали видовую принадлежность, онтогенетическое состояние, высоту и диаметр ствола на высоте 130 см. Возрастное состояние деревьев мы определяли по опубликованным шкалам (Злобин, 1976; Диагнозы и ключи…, 1989).

1. Флористический состав растительности ветровала На ПП было отмечено 130 видов сосудистых растений (из них 109 являются травянистыми) и 50 видов мхов и печеночников. Общее число встреченных видов составило 93 на первом варианте, 100 – на втором, 101 – на третьем. Распределение видов по жизненным формам не различается в трех вариантах эксперимента: 10–11% деревьев, 8–9% кустарников, 1% кустарничков, 75–78% многолетних трав, 2–4% одно- и двулетних трав и 34–37% мхов. По спектрам эколого-ценотических групп видов (Прилепский, Карпухина, 1994) три варианта эксперимента различаются также незначительно. Преобладают группы лесных (57%, 49% и 48% на трех вариантах соответственно), лесо-луговых (13%, 13% и 14%) и луговых (18%, 21% и 21%) видов. Увеличение доли луговых и сорно-луговых групп видов на вариантах с расчисткой ветровала (7% и 5% на 2 и 3 вариантах по сравнению с 2% на 1 варианте) связано с большей нарушенностью растительности и почвы при лесозаготовке и посадке сеянцев деревьев. Большая часть сорных и сорно-луговых видов произрастает на магистральных волоках, дорогах и линиях посадок.

Сходство видового состава растительности ветровала (1 вариант) с растительностью после расчистки (2 вариант) и посадки (3 вариант) (коэффициент Жаккара=69%) не намного выше, чем сходство 2 и 3 варианта (66%).

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.