WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 51 |

2. через небольшой период времени (в нашем случае 2–3 года) сообщества могут быть отнесены к стадии «пырея», о чём свидетельствуют показатели обилия, общего проективного покрытия, состава жизненных форм и т.д.;

3. пока не известен абсолютный возраст, за который сообщества «пырейной» стадии переходят на качественно новый уровень и восстанавливаются до уровня сообществ «старой» залежи, но, по имеющимся данным, он превышает 20–25 лет.

ЛИТЕРАТУРА Бережной А.В., Мильков Ф.Н., Михно В.В. Дивногорье: природа и ландшафты.

Воронеж, 1994. 128 с.

Чибилёв А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов. Екатеринбург, 1992. 172 с.

Чибилёв А.А. Степи Северной Евразии (эколого-географический очерк и библиография). Екатеринбург, 1998. 192 с.

Владимиров К. Залежная и степная растительность в Бобровском уезде Воронежской губернии // Тр. по приклад. Ботанике. 1914. Т. VII. № 10. С. 619–679.

Ганнибал Б.К., Сайченкова Л.А. Особенности начального периода зацелинения залежи в условиях заповедного режима (Музей-заповедник «Дивногорье», Воронежская обл.) // Современная динамика компонентов экосистем пустынностепных районов России. М., 2001. С. 84–90.

Елизаров А.В. Экологический каркас – стратегия степного землепользования XXI века // Степной бюллетень. 1998. № 2. С. 6–12.

Дудкин Ю.И. Карта почв Музея-заповедника «Дивногорье». 1992. Архив Музея-заповедника.

ГИГРОФИЛЬНАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ Р. ДЕЙМЫ (КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ, РОССИЯ) Парфенова Я. В., Исаенко А. В.

Калининградский государственный технический университет, г. Калининград, Россия. jparfenova@mail.ru Водно-болотные и водные угодья играют огромную роль в биосфере Земли – являются важнейшим компонентом водных и околоводных биоценозов. В связи с огромным значением водно-болотных угодий для поддержания экологического баланса, очень важно сохранить эти территории для будущих поколений [1].

Актуальность изучения флоры и растительности водных и околоводных биотопов связана как с чисто фундаментальной задачей – изучение флористического и синтаксономического разнообразия водных фитоценозов, так и с прикладной – оценкой состояния водных экосистем по эколого-биологическим характеристикам высших водных растений [2]. Растительность водоемов и водотоков является своеобразным индикатором гидрологического и термического режимов, может характеризовать специфику химического состава воды и донных отложений, трофический статус и его возраст. При этом исследование эколого-фитоценотических закономерностей распределения растительного покрова также является одним из актуальных направлений в современной экологии [3].

Исследования по изучению гигрофильной растительности р. Деймы проведены в мае-августе 2006 г. В ходе работы заложено 14 ключевых участков (КУ) на всем протяжении реки. КУ закладывались по три на каждых 10 км русла на правом и левом берегу. КУ состоял из двух пробных площадок – 100 м2 на берегу, и 100 м2 на воде. На каждом КУ учитывались следующие параметры:

– видовой состав фитоценозов – проективное покрытие в % каждого вида в пределах КУ – степень антропогенной нагрузки (в баллах).

Все ключевые участки нами ранжированы на:

1 – мало урбанизированные 2 – средне урбанизированные 3 – сильно урбанизированные [4].

На всем протяжении реки сделано 28 геоботанических описаний, собрано около 300 гербарных образцов.

Определение собранных растений проводилось по определительным ключам [6–10]. Для каждой ассоциации по экологическим шкалам Л.Г.

Раменского с соавт. (1956) рассчитаны ступени увлажнения (У), переменности увлажнения (ПУ), аллювиальности (А) и плодородия (БЗ) [5].

В основу классификации растительности положен доминантный подход (по методу Алехина) [6]. Всего нами выделено 26 ассоциаций на ключевых участках (табл.).

Таблица. Количество видов и их суммарное проективное покрытие на ключевых участках водных и прибрежноводных фитоценозов Степень Водные Наземные Градации факторов в прибрежных фитоантро- ФЦЗ ФЦЗ ценозах по Л.Г. Раменскому (в баллах) № КУ погенной Кол-во Суммар- Кол-во СуммарУ А ПУ БЗ нагрузки видов ное ПП% видов ное ПП% 1 3 3 2 65 7 12,1 85 6,8 8 10,2 4 3 3 41 14 108,2 75 7,25 11 3 53 2 10 125 54 190,1 74 6 11,5 12,4 55 2 11 97 65 312,4 84 6,6 11,5 12,5 56 1 18 181 28 168,1 83 7 11,5 12,6 57 2 12 179 16 104 87,5 7,5 11 10,7 58 1 12 229 29 154,6 92 5,8 11,5 10,8 59 2 9 130 64 263,2 88,7 6,3 11,5 12,9 60 2 16 222 41 160 87,5 5,58 11,5 10,10 61 2 15 219 40 148,7 85,7 6,08 11,5 11,11 62 2 15 232 50 152,5 85,9 6,4 11,5 12,12 62а 2 11 219 51 160 90,2 7 11,5 10,13 63 1 16 168 51 221,1 84 5,8 11,5 12,14 64 1 13 145 45 179,7 82,3 6,8 11,5 10,Отмечена регрессионная и прямая корреляционная связь между количеством видов и суммарным проективным покрытием в прибрежных и водных фитоценозах: в прибрежных сообществах r=0,88 при p<0,05; ПП,% = 30,92614+ 3,42655 * кол. видов при R2=0,77 (p=0,000033); в водных фитоценозах r=0,78 при p<0,05; ПП,% = 37,75692+ 10,57303 * кол. видов при R2=0,62 (p=0,000898). Сравнительный анализ прибрежных травянистых ценозов и сообществ с древесным ярусом выявил относительно высокое видовое разнообразие травянистых сообществ (среднее количество на ассоциацию 43 вида) при пониженном обилии (среднее суммарное проективное покрытие 155%), тогда как в сообществах с древесным ярусом отмечена обратная зависимость: количество видов 37 (среднее на ассоциацию) и среднее суммарное проективное покрытие 190%. Анализ полученных данных показал достоверное наличие прямой зависимости между суммарным проективным покрытием растений и уровнем переменности увлажнения и плодородия, коэффициент корреляции 0,7 и 0,56 соответственно при p<0,05.



29 5,58 5,8 5,8 6 6,08 6,3 6,4 6,6 6,8 6,8 7 7 7,25 7,, Рис. Суммарное проективное покрытие и видовое разнообразие прибрежных фитоценозов на градиенте аллювиальности Отмечена негативная связь уровня антропогенной нагрузки с видовым разнообразием и проективным покрытием водных фитоценозов: r=-0,81;

r=-0,55 при p<0,05 соответственно; для прибрежных сообществ достоверной связи не выявлено.

Таким образом, в результате исследования гигрофильной растительности нами выделено 26 растительных ассоциаций. Отмечена взаимосвязь видового разнообразия с градациями экологических факторов (У, ПУ, А, БЗ) и c суммарным проективным покрытием сообществ. Увеличение антропогенного влияния ведет к уменьшению разнообразия и обилия видов в водных фитоценозах.

ЛИТЕРАТУРА 1. Конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих международной значение, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц (Рамсар, 2 февраля 1971 г.). [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.wwf.ru/pic/docdb//forests/certify/02_01.doc.

2. Зарубина Е.Ю. Гигрофильная флора и ее роль в индикации состояния водных экосистем (на примере бассейна Верхней Оби и области замкнутого стока Кулудинской низменности) // Автореф. дис.... канд. биол. наук. Барнаул, 1999. 20с.

3. Лихачева Т.В. Эколого-фитоценотические закономерности распределения растительного покрова водохранилищ Удмурдской республики // Автореф. дис...

канд. биол. наук. Ижевск, 2007. 22 c.

4. Янчуревич О.В. Репродукция Rana temporaria L. в условиях урбанизированных ландшафтов // Веснiк Гродзенскага дзяржанаунага унiверсiтэта iмя Янкi Купалы. Серия 2. 2003. № 1 (12). С. 93–100.

5. Раменский Л.Г. Экологическая оценка кормовых угодий по растительному покрову. М., 1956. 470 с.

6. Цвелев Н.Н. Определитель сосудистых растений Северо-Западной России.

СПб., 2000. 780 с.

7. Флора европейской части СССР. Л., 1974–1989. Т. 1–8.

8. Флора восточной Европы. СПб. Т. 9. 1996. 450 с.

9. Флора восточной Европы. СПб. Т. 10. 2001. 667 с.

10. Маевский П.Ф. Флора средней полосы Европейской части России. М., 2006. 600 с.

ТЕНДЕНЦИИ АНТРОПОГЕННОЙ ДИНАМИКИ ДРЕВЕСНЫХ РЕСУРСОВ СРЕДНЕТАЕЖНОЙ ПОДЗОНЫ КАРЕЛИИ И ИХ ЛАНДШАФТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ Петров Н. В.

Карельский научный центр РАН, Институт леса, г. Петрозаводск, Россия.

nvpetrov@krc.karelia.ru В многолесных районах России на протяжении многих столетий основным антропогенным фактором, оказывающим влияние на состояние лесного покрова, являются широкомасштабные сплошные рубки. Главной задачей исследований было сравнение продуктивности производных и коренных лесов с использованием ландшафтного подхода. За методическую основу исследований была принята оригинальная классификация и карта географических ландшафтов (Волков и др., 1990, 1995; Громцев, 2000), созданная на зонально-типологической основе. Основной объем комплексных исследований проводился на ландшафтных профилях, закладываемых в различных типах ландшафта. Общим методическим принципом является сравнение продуктивности лесов в их естественном и трансформированном состоянии. Иными словами, рассчитывался запас древесины в лесах до и после антропогенной трансформации. За основной объект исследований приняты высокопродуктивные типы лесных сообществ – сосняки и ельники черничные свежие, как наиболее репрезентативные по спектру вариантов сукцессий.

Производные лесные биогеоценозы значительно превосходят коренные по разнообразию вариантов породного состава. На рисунке представлены различные варианты растительных группировок, формирующиеся через 80–100 лет после сплошной рубки. Однако, оценить продуктивность в пределах всего разнообразия состава производных лесов представляется затруднительным. Поэтому запас древесных ресурсов решено оценивать на уровне строения древостоев (лиственные, сосново-лиственные и т.д.) (табл.).

Так как сукцессии однотипных биогеоценозов после рубки различаются в разных типах ландшафта, целесообразно дифференцировать рассматриваемые производные леса по приуроченности к типам ландшафта.

По доминирующим направлениям смен коренных сосняков и ельников черничных свежих на производные, ландшафты среднетаежной подзоны Карелии разделены на две группы со сменой на:

1) производные сосново-лиственные, лиственные и чистые сосняки без второго яруса ели (сельговые, денудационно-тектонические и др.);

2) производные елово- или сосново-лиственные, лиственные с вторым ярусом ели или чистые ельники (моренные, сельговые, ледниково-аккумулятивные и др.).

Промежуточное место занимают сосняки с вторым еловым ярусом, которые встречаются как в первой, так и второй группах ландшафтов.

В процессе развития коренных лесов по мере появления новых генераций и распада предыдущих, изменяется их продуктивность (от 176 до 320 и более м3/га). При благоприятных условиях (отсутствие пожаров) этот период занимает около 600 лет (Зябченко, 1984; Казимиров, 1971).

Установлено, что производные леса по сравнению с коренными характеризуются большими запасами древесных ресурсов. При этом четко прослеживается ландшафтная специфика ресурсного потенциала. Так, в ландшафтах первой категории с преобладанием сосновых местообитаний запас производных лесов существенно не отличается от коренных и составляет в среднем 270 м3/га.





7С3Б I. 10Б I. 7С3Б II. 10Е или II. 10Е (10 Ол.с) I. 4Е5Б1Ос Коренные II. 10Е или 9Ос1Б сосняки (10 Ол.с) и ельники черничные свежие I. 10С 5Е3Ос2Б II. 8Е2Б 10Е из 2-го яруса 10С ели Рис. Различные варианты древостоев, формирующиеся спустя 80–100 лет после сплошной рубки коренных сосняков и ельников черничных свежих в среднетаежной подзоне Карелии Таблица. Средняя продуктивность 100-летних производных лесов черничного типа среднетаежной подзоны Карелии Суммарная Варианты породного состава продуктивСтроение древостоя ность, м3/га Сосново-лиственные с 2-ым ярусом ели I. 8С2Б(Ос) – 8Б(Ос)2С II. 10Е Сосново-лиственные без 2-ого яруса ели I. 8С2Б(Ос) – 8Б(Ос)2С Лиственные с 2-ым ярусом ели I.9Б(Ос)1С(Е) – 10Б(Ос) II. 10Е Лиственные без 2-ого яруса ели I.9Б(Ос)1С(Е) – 10Б(Ос) Сосняки с 2-ым ярусом ели I. 9С1Б(Ос) – 10С II. 10Е Сосняки без 2-ого яруса ели I. 9С1Б(Ос) – 10С Ельники возникшие из 2-ого яруса ели I. 10Е1Б(Ос) – 10Е Елово-лиственные без 2-ого яруса ели I. 8Е2Б(Ос) – 2Е8Б(Ос) Елово-лиственные с 2-ым ярусом ели I. 8Е2Б(Ос) – 2Е8Б(Ос) II. 10Е Напротив, в среднетаежных ландшафтах второй категории с преобладанием еловых местообитаний, запас древесины коренных ельников черничных ниже, чем в производных лесах. Главной причиной различий в запасах древесины в лесах ландшафтов с преобладанием еловых (до 400 м3/га) и сосновых (270 м3/га) местообитаний является наличие второго яруса ели, способного увеличить продуктивность в среднем на 80–100 м3/га. Причем замечено, что запас второго елового яруса находится в зависимости от породного состава основного. В лиственных и сосново-лиственных древостоях полнота ели изменяется от 0,4 до 0,6, а в елово-лиственных в большинстве случаев не превышает 0,2– 0,25. Кроме того, в лесах с хорошей светопроницаемостью основного яруса, второй ярус испытывает меньшее угнетение и достигает большей высоты, а следовательно, и запаса, чем в темнохвойных и смешанных древостоях.

Выводы 1. Различия в продуктивности лесов определяются ландшафтной структурой таежных регионов.

2. Установлено, что наибольшая разница продуктивности до и после антропогенной трансформации (более 80 м3/га) наблюдается в ландшафтах с преобладанием еловых местообитаний. В ландшафтах с доминированием сосновых лесов значительной разницы в запасах древесных ресурсов коренных и производных лесов не выявлено.

3. Проведение сплошных рубок не ведет к ухудшению лесосырьевой базы будущего. Производные леса в 100 летнем возрасте по запасу превосходят коренные в среднем на 20–25%. Одной из основных проблем остается бедный запасами древесины нынешний лесоэксплуатационный фонд, который сформировался как результат долговременных рубок самых высокопродуктивных лесов таежной зоны.

ЛИТЕРАТУРА Волков А.Д., Громцев А.Н., Еруков Г.В. и др. Экосистемы ландшафтов запада средней тайги (структура и динамика). Петрозаводск, 1990. 284 с.

Волков А.Д., Громцев А.Н., Еруков Г.В. и др. Экосистемы ландшафтов запада северной тайги (структура, динамика). Петрозаводск, 1995. 194 с.

Громцев А.Н. Ландшафтная экология таежных лесов (теоретические и прикладные аспекты). Петрозаводск, 2000. 144 с.

Зябченко С.С. Сосновые леса Европейского Севера. Л., 1984. 244 с.

Казимиров Н.И. Ельники Карелии. Л., 1971. 140 с.

АНАЛИЗ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ВАЛЕНТНОСТИ ВИДОВ РАСТЕНИЙ БОРЕАЛЬНОЙ ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ Полянская Т. А.

Государственное учреждение «Национальный парк «Марий Чодра», п. Красногорский, Россия. marchodra@mari-el.ru В современных экологических исследованиях широко используются эколого-ценотические группы (ЭЦГ) видов растений. В этом случае изменение экологических условий оценивается составом растительных сообществ или их компонентами. Классификация эколого-ценотических групп сосудистых растений Европейской части России составлена О.В.Смирновой и Л.Б.Заугольновой (Оценка…, 2000; Сохранение…, 2002) на основе эколого-ценотических групп А.А.Ниценко (1969) и исторических групп Г.М.Зозулина (1973). Использование диапазонных шкал Л.Г.Раменского с соавторами (1956) и Д.Н.Цыганова (1983) для экологической оценки местообитаний популяций и фитоценозов позволило Л.А.

Жуковой (2004; 2005) ввести новое представление об экологической валентности видов, разработке методики их количественной оценки.

Цель проведенного анализа – применение новых количественных методов оценки экологической валентности видов для Br (бореальной) эколого-ценотической группы по отношению к разным экологическим факторам.

Бореальная (таежная) ЭЦГ объединяет виды растений, связанные с фитогенезисом с темнохвойными лесами гумидных стран Евразии (Восточно-европейские…, 2004). Общий объем материала – 78 видов бореальной (Br) ЭЦГ, которые были проанализированы по 10 шкалам Д.Н.Цыганова (1983), что составляет 780 экологических позиций, в 105 случаях информация отсутствует. Каждый из 78 видов по отношению к каждому из 10 экологических факторов был отнесен к стеновалентным (СВ) (0,01–0,33), гемистеновалентным (ГСВ) (0,34–0,44), мезовалентным (МВ) (0,45–0,55), гемиэвривалентным (ГЭВ) (0,56–0,66) или эвривалентным (ЭВ) (0,67–1,00).

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 51 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.