WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 47 |

Горожанкина С.В. Темнохвойные леса подзон средней и южной тайги Западной Сибири в пределах Томской области (сравнительная геоботаническая характеристика) // Автореф. дис. … канд. биол. наук. Томск, 1973.

Гребенюк Г.Н., Тарасов А.И. Типы кедровых лесов бассейна реки Вах. Нижневартовск: Изд-во НГПИ, 1996. 92 с.

Ермаков Н.Б. Кедрово-пихтовый высокотравно-широкотравный (Pinus sibirica + Abies sibirica – Aconitum septentrionale + Asperula odorata) черневой лес // Зеленая книга Сибири. Новосибирск, 1996.

Корчагин А.А. К вопросу о типах леса Тотемского у. Вологодской губернии // Очерки по фитосоциологии и фитогеографии. М.: Новая деревня, 1929. С. 287– 327.

Растительный покров Западно-Сибирской равнины / Ильина И.С., Лапшина Е.И., Лавренко Н.Н. и др. Новосибирск: Наука, 1985. 251 с.

АДАПТАЦИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ ТРАВЯНЫХ СООБЩЕСТВ К ФАКТОРАМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ Куликова Е. Я.

ГНУ «Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси», г. Минск, Беларусь. kulikova22@mail.ru Интенсивное развитие г. Минска и превращение его в крупный индустриальный центр сопровождается изменениями природной среды. Площадь естественных биотопов в городе постоянно сокращается, а сохранившиеся участки в той или иной мере подвергаются антропогенному воздействию.

В связи с осушительной мелиорацией и ксерофилизацией условий местопроизрастания наибольшие изменения претерпела лугово-болотная растительность, особенности пространственного распространения которой могут служить биоиндикационной оценкой степени антропогенного преобразования ландшафта. Известно, что в антропогенных биомах среда крайне неустойчива, и растения должны тратить больше энергии на адаптацию, в результате чего снижается их жизненность, и они не выполняют в полном объеме ожидаемых от них экологических функций. При этом изменяется амплитуда устойчивости видов, появляются новые механизмы адаптаций к условиям городской среды на всех уровнях организации, снижается биоразнообразие, наблюдается активное участие антропофиллов, дигрессия и глубокая модификация растительного покрова [1].

Мониторинговые исследования лугово-болотной растительности г.

Минска проводятся с 2000 г. Программа исследований включает изучение почвенно-грунтовых условий, наблюдения за структурой, динамикой и продуктивностью травяных сообществ. Основными факторами, обедняющими видовое и ценотическое разнообразие естественных травяных сообществ в городской среде, являются: уничтожение их местообитаний и радикальное преобразование ландшафтов, в том числе и в результате регулирования стока рек и бетонирования берегов; ксерофилизация условий местопроизрастания; рекреационная нагрузка; сенокошение; активное внедрение адвентивных видов.

В формирование лугово-болотной растительности г. Минска основной вклад вносит р. Свислочь, пересекая территорию города с севера-запада на юго-восток.

В результате осушительных мелиораций редкими для городской территории стали такие сообщества как Caricetum acutiformis (Sauer 1937) R.

Tx. 1937 em. So 1938, Eriophoretum polystachii (Domin 1923) Otruba (1945) 1947, Sphagnetum magellanici Kstner et Flssner 1933, Polygonetum bistortae (Tx. 1951) Stepanovi 2000.

Значительная потеря площадей заливных лугов в г. Минске произошла после возведения каскада водохранилищ в долине р. Свислочь. В результате искусственного обводнения поймы многие растительные сообщества были уничтожены. При этом типичные пойменные сообщества – Phalaridetum arundinaceae Koch 1926 em. Libbert (1931) 1932, Alopecuretum pratensis (Regel 1925) Steffen 1931, Poetum palustris Resmerita et Ratiu 1974 – оказались на грани исчезновения. Свидетельством затопления и сильного подтопления являются широко распространенные сообщества ассоциаций Phragmitetum communis (Koch 1926) Gams 1927 em. Schmale 1939, Typhetum latifoliae So 1927 em. G. Lang 1973, Glycerietum aquaticae Hueck 1931, Caricetum gracilis (Allorge 1922) So 1927 em. R. Tx. 1937, Equisetetum limosi Steffen 1931 em. Wilczek em. Matuszkiewicz 1984. На оставшихся незатопленных гривах и склонах террас р. Свислочь и ее притоков сохранились разнотравно-злаковые сообщества. Однако они испытывают влияние подтопления, что отражается в гигрофилизации флористического состава фитоценозов. Видовой состав таких сообществ насыщен гигромезофитами: Agrostis gigantea Roth, Carex ovalis Good., Deschampsia cespitosa (L.) Beauv., Geum rivale L., Potentilla anserina L., Ranunculus repens L. и др.

Кроме того, значительная часть исследуемых пойменных сообществ подвергается ежегодным палам, что негативно отражается на их структуре. В результате мониторинговых наблюдений зафиксировано уменьшение продуктивности надземной фитомассы сообществ, причем, в первый год после ранневесеннего пала (до начала активной вегетации) почти вдвое. Установлено снижение жизненности большинства сосудистых растений и уменьшение биоразнообразия растительных сообществ. Происходят свойственные гарям засорение и бурьянизация растительности. Из местных видов увеличивают господство корневищные и дернистые осоки, камыш лесной, тростник южный, рогоз широколистный.

На поврежденных антропогенными воздействиями переувлажненных илистых почвах по берегам р. Свислочь и ее притоков, водосточных канав формируются временные сообщества высокорослых терофитов – Bidentetum cernuae Slavnic 1947 и Bidentetum tripartiti Koch 1926 em.

Libbert 1932.

В связи с ксерофилизацией городской среды в фитоценозах на повышенных элементах рельефа широко представлены такие ксерофиты и ксеромезофиты как Artemisia absinthium L., A. campestris L., Berteroa incana (L.) DC., Daucus carota L. Galium verum L., Melilotus albus Medik., M.



officinalis (L.) Pall., Potentilla argentea L., Trifolium medium L. и др. На вершинах и верхних частях склонов формируются ксеротермные, в том числе и псаммофитные фитоценозы – Poetum angustifoliae (Domin 1943) Schelyag-Sosonko et al. 1986 и Festucetum ovinae (Suza 1930) Klika em. Schelyag-Sosonko et al. 1985. На антропогенно нарушенных склонах зачастую преобладают фитоценозы с господством Festuca trachyphylla (Hack.) Krajina.

Значительным фактором антропогенной трансформации травянистой растительности в городе является рекреация, вследствие которой происходит снижение общего проективного покрытия, уменьшение видового богатства и упрощение структуры фитоценозов. Так, многолетние наблюдения показывают, что постепенно в травяных фитоценозах верховых рыхлокустовых злаков (Festuca pratensis Huds., Dactylis glomerata L.) начинают преобладать смешенные травостои с доминированием низовых злаков с корневищно-кустовым типом побегообразования (Festuca rubra L., Pоа pratensis L., Agrostis tenuis Sibth.). Среди разнотравья господствуют многолетники с прямостоячими эластичными стеблями (Achillea millefolium L.), розеточные и наземностелющиеся растения (Taraxacum officinale Wigg., Leontodon autumnalis L., Plantago major L., Trifolium repens L., Potentilla anserinа L.), а также низкорослые виды с очень обильным плодоношением, способные быстро заселять оголенные места путем семенного размножения (Polygonum arenastrum Boreau., Capsella bursa-pastoris (L.) Medik).

Необходимо отметить, что луговые сообщества в городе развиваются автогенно и часто имеют антропогенное происхождение: залужение в процессе благоустройства либо как результат сукцессии. Такие фитоценозы часто представлены ассоциацией Lolio-Plantaginetum majoris Beger 1930. Следствием чрезмерной рекреационной нагрузки является широкое распространение сообществ ассоциаций Poetum annuae Gams em. Knapp 1948, Polygonetum aviculari Gams 1927 em. Knapp 1945 em.

Jehlik in Hejn et al. 1979, Polygono-Matricarietum matricarioidis (Sissingh 1969) R. Tx. R. Tx.

Изменения луговых фитоценозов под воздействием рекреации сводятся и к их синантропизации: к выпадению аборигенных (автохтонных) видов и разрастанию синантропных [2]. К синантропным относят все те виды, которые увеличивают свое обилие под воздействием антропогенных нагрузок, включая в их число как аборигенные виды, так и виды, внедряющиеся в ценозы по мере их антропогенного нарушения [3]. В городской среде, где постоянно усиливается антропогенный пресс на растительность, проявляется неполночленность фитоценозов, связанная с внедрением в естественные фитоценозы синантропных, в том числе адвентивных видов, которые могут вытеснять менее стойкие аборигенные, особенно стенотопные. Так, во всех исследованных фитоценозах отмечается высокая доля участия в них рудеральных и сегетальных видов, таких как Cirsium arvense (L.) Scop., Arctium lappa L., A.

tomentosum Mill., Artemisia vulgaris L., Solidago canadensis L., Tanacetum vulgare L., Urtica dioica L. и др.

Следует отметить, что в наблюдаемых травяных болотистых сообществах по мере уменьшения влажности экотопа увеличивается процент внедрения синантропных видов растений. Причем в более сухие годы, когда УГВ падает, количество синантропных видов, особенно антропофитов значительно увеличивается. Синантропизация фитоценозов увеличивается и во временном аспекте. В связи с трудной проходимостью обводненных участков низкой поймы рекреационная нагрузка на эти фитоценозы минимальна, что способствует сохранности болотистых сообществ.

Необходимо отметить, что в долинах рек и ручьев значительное распространение получили фитоценозы с господством такого агрессивного рудерального вида как Heracleum sosnowskyi Manden. Такие сообщества захватывают, главным образом, нарушенные местообитания на эвтрофных почвах и не позволяют формироваться аборигенной естественной растительности, замедляя процессы демутации. Кроме того, такие фитоценозы ухудшают эстетический вид ландшафтов и являются источником прямой угрозы для горожан (ядовитые выделения борщевика Сосновского способны вызывать химические ожоги и долго незаживающие язвы, а у людей, склонных к аллергии – острую обструктивную реакцию).

В результате многолетних мониторинговых наблюдений за травяными фитоценозами города установлены значительные изменения в их структуре. Активно протекают аллогенные сукцессии с преобладанием антропогенного гейтогенеза, в основном обусловленного рекреацией. Это проявляется в замещении природных сообществ, в первую очередь классов Molinio-Arrhenatheretea R. Tx. 1937 и Phragmito-Magnocaricetea Klika (1942) 1944 на рудеральные классов Artemisietea vulgaris Lohmeyer, Preising et R. Tx. in R. Tx. 1950 em. Kopeck in Hejn et al. 1979 и Plantaginetea majoris R. Tx. et Preising 1947 in R. Tx. 1950. Довольно характерным является и антропогенный гологенез, главным образом, вследствие осушения болот и строительства гидротехнических сооружений на реках. Так, сообщества класса Molinio-Arrhenatheretea R. Tx. 1937 (порядок Molinietalia (coeruleae) Koch 1926) замещаются фитоценозами классов Phragmito-Magnocaricetea Klika (1942) и Bidentetea tripartiti R. Tx., Lohmeyer et Preising in R. Tx. 1950.

ЛИТЕРАТУРА 1. Ким Г.Ю. Растения в городских экосистемах // Проблемы ботаники на рубеже XX–XXI веков: Тезисы докладов, представленных ІІ(Х) съезду Русского ботанического общества (26–29 мая 1998 г., Санкт-Петербург). Том 2. СПб.: Ботанический институт РАН, 1998. С. 223–224.





2. Абрамчук А.В., Горчаковский П.Л. Формирование и антропогенная деградация растительных сообществ в лесостепном Зауралье // Экология. 1980. № 1. С. 22–34.

3. Горчаковский П.Л., Абрамчук А.В. Пастбищная деградация пойменных лугов и ее оценка по доле участия синантропных видов // Экология. 1983. № 5. С. 3–10.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ РАВНИННЫХ ТУНДР ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРО-ВОСТОКА (ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКОЙ ТУНДРЫ) Кулюгина Е. Е.

Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар, Россия.

kulugina@ib.komisc.ru С целью геоботанического обследования территории, выявления состава, структуры, экологических условий основных типов растительных сообществ и географической привязки изученных фитоценозов к картографическим материалам. Наиболее значимые результаты при выявления особенностей пространственного распределения растительности на локальном уровне можно получить при комбинировании традиционных геоботанических и ГИС-методов.

Полевые работы проводили в бассейне р. Харьяхи (центральная часть Большеземельской тундры) в июле 2004 г. Район относится к зоне южных тундр Александрова, 1977; Матвеева, 1998). Пробные площадки геоботанических описаний площадью 25 м2 закладывались в середине выделенных контуров, полученных на основе предварительного анализа спектрозонального космического снимка. При их заложении использовали общепринятые геоботанические методики (Кучеров, Паянская-Гвоздева, 1995). Участие видов в формировании сообществ оценивали по шкале обилия-встречаемости (Миркин и др., 2001). Всего было сделано 28 геоботанических описаний. Названия видов даны с учетом современной номенклатуры: сосудистых растений – по С.К.

Черепанов (1995), лишайников – по R. Santesson (1993). Полученные данные были обработаны на компьютере с использованием программы «Exсel» с использованием подходов школы Браун-Бланке (Александрова, 1969; Миркин и др., 2001). При процедуре классификации использовали оригинальный авторский модуль «Grafs» А.Б. Новаковского (2004). При типизации растительных сообществ по спектральным характеристикам учитывали такие их показатели, как высота растительного покрова, соотношение проективного покрытия по группам, положение в ландшафте.

К основным типам сообществ относятся следующие: осоковые, травянистые, ивняковые, кустарничково-лишайниковые тундры (багульниково-морошковые и с доминированием лишайников). Их сравнение по коэффициенту Съеренсена, показало качественные отличия изученных типов фитоценозов.

Осоковые сообщества характерны для берегов термокарстовых озер в понижениях рельефа. Они тянутся полосой 5–20 м ширины. Видовой состав насчитывает 2–9 видов в сообществе. Общее проективное покрытие (ОПП) – 100%. Сообщества двухъярусные: первый – высотой 50 см, второй – 30 см. Сообщества слагают травы и зеленые мхи. Доминирует Carex aquatilis.

Травянистые сообщества луговин располагаются в пойме ручьев и в местах антропогенных нарушений, которые расположены на плакорных территориях. Для них характерно небольшое видовое разнообразие 12–24 вида на учетную площадку, проективное покрытие от 30 до 100% и преобладание по покрытию трав. Почвы суглинистые, оттаивающие на глубину 60–100 см. Сообщества одноярусные высотой 20– 50 см с преобладанием злаков: Alopecurus pratensis, Poa pratensis и Eriophorum sheuchseri, Carex brunescens.

Разреженные разнотравно-моховые ивняки находятся в понижениях рельефа на водоразделах. Число видов в сообществе – 25, ОПП – 100%, в котором преобладают травы, мхи и кустарники. Сообщества трехъярусные. Первый – кустарниковый – разреженный высотой до 1– 1,7 м состоит из Salix glauca, S. lanata, S phylicifolia и Betula nana. В травяно-кустарничковом (50 см) доминируют Geranium albiflorum, Equisetum arvense, E. prаtense. В напочвенном (5 см) – преобладают зеленые мхи: Hylocomium splendens, Aulacomium palustre. Эпигейные лишайники единичны. Отмечены эпифиты: Vulpicida pinastri, Fiscia aepholia, Thuckermaniopsis sepincila, Parmeliopsis ambigua, P.

hyperopta.

Большие массивы ивняков приурочены к ложбинам стока и к плакорам вблизи озер. Видовое разнообразие – 23 вида. ОПП составляет 90–100%, в котором наибольшая часть приходится на мхи и кустарники. Сообщества трехъярусные. Кустарниковый достигает высоты 1,7– 2 м. Он сложен ивами: Salix phylicifolia, S. lanata при незначительном участии Betula nana. В травяном ярусе (40см) доминируют Equisetum arvense, Carex aquatilis, Rubus arcticus, остальные виды разнотравья малообильны. В напочвенном ярусе (5 см) преобладают Sphagnum sp., Mnium sp., Aulacomnium palustre. Эпигейные лишайники малообильны. На ветвях ив и карликовой березки отмечены эпифиты: Vulpicida pinastri, Fiscia aepholia, Thuckermaniopsis sepincila, Parmeliopsis ambigua, Melanrlia septentrionalis.

Кустарничковые тундры (багульниково-морошковые), расположены в верхней части холмов, для которых характерны пятна-медальоны, и на плакорах вблизи озер. Эти фитоценозы приурочены к торфам, подстилаемым суглинками – глееземам торфянистым, торфяно-перегнойным, типичным. Число видов наибольшее по сравнению с другими типами сообществ (в среднем 36, изменяясь от 22 до 43). ОПП достигает 98–100%, в котором наибольшие доли приходятся на кустарнички, лишайники и мхи. Сообщества двухъярусные. Высота травянокустарничкового не превышает 20–30 см. Здесь к доминирующему комплексу относятся: Ledum decumbens, Vaccinium vitis-idaea, Empetrum hermafroditum, Rubus сhamaemorus. В напочвенном – мохово-лишайниковом ярусе (3–5 см) преобладают лишайники: Cladonia arbuscula, Cl. аmaurocraea, Sphaerophorus globosus и мхи: Aulacomium turgidum, Dicranum sp.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 47 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.