WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |

Из рассмотренные выше 3-х ассоциаций Ledo—Sphagnetum fusci Du Rietz 21 и Betulo nanae—Dicranetum elongati ass. nov. prov. отнесены к порядку Sphagnetalia magellanici (Pawlowski 28) Kstner & Flssner 33 в рамках кл. Oxycocco-Sphagnetea Br.-Bl. & Tx. 43, диагностические виды которых еще достаточно полно представлены на юге тундровой зоны, но отсутствуют севернее. По этой причине оценка положения асс.

Calamagrostio holmii—Dicranetum elongati ass. nov. prov. в системе высших иерархических единиц вызывает затруднения. Пока она оставлена в составе указанных крупных синтаксонов, но с появлением новых данных вероятно будет отнесена к другому порядку.

Рассмотренные выше ассоциации составляют широтный ряд от подзоны северной тайги до северных границ тундровой зоны. В этом направлении в составе и строении их сообществ происходят заметные изменения. При переходе в подзону южных тундр, снижается значение сфагновых мхов в формировании мохового покрова. Основными доминантами становятся Polytrichum strictum и Dicranum elongatum, а из печеночных мхов Sphenolobus minutus.

Вместе они образуют очень плотную дернину, которая в конечном итоге приводит к их отмиранию и за счет этого возрастанию роли лишайников. Набор кустарников и кустарничков в этом типе сообществ на севере бореальной и на юге тундровой зоны сходен. В подзонах типичных и арктических тундр при сохранении структуры мохового яруса, верхний образован арктическими злаками, что безусловно связано с зоогенным влиянием. В зимний период эти биотопы активно используются леммингами.

ЛИТЕРАТУРА Александрова В. Д. Тундры правобережья реки Попигай // Тр. Аркт. Ин-та.

1937. Т. 63. С. 181–207.

Ары-Мас. Природные условия, флора и растительность самого северного в мире лесного массива. Л., 1978. 192 с.

Вебер Х. Э., Моравец Я., Терийя Ж.-П. Международный кодекс фитосоциологической номенклатуры. 3-е изд. // Растительность России. 2005. № 7. С. 3–38.

Виноградова А. Н. Геоботанический очерк оленьих пастбищ района реки Пясины // Тр. Аркт. Ин-та. 1937. Т. 63. С. 5–45.

Геоботаническое районирование СССР. М.-Л., 1947. 152 с.

Матвеева Н. В. Зональность в растительном покрове Арктики. 1998. СПб., 220 с.

Матвеева Н. В., Полозова Т. Г., Благодатских Л. С., Дорогостайская Е. В.

Краткий очерк растительности окрестностей Таймырского биогеоценологического стационара // Биогеоценозы таймырской тундры и их продуктивность. Л. 1973.

Вып. 2. С. 7–49.

Матвеева Н. В, Заноха Л. Л. Растительность южных тундр на западном Таймыре // Южные тундры Таймыра. 1986. Л., С. 5–67.

Чернов Ю. И., Матвеева Н. В. Закономерности зонального распределения растительных сообществ на Таймыре // Арктические тундры и полярные пустыни Таймыра. Л., 1979. С. 166–200.

Matveeva N. V. Floristic classification and ecology of tundra vegetation of the Taymyr Peninsula, northern Siberia // J. Veg. Sci. 1994. Vol. 5. № 6. P. 813–828.

СООБЩЕСТВА С УЧАСТИЕМ КУСТАРНИКОВ В ГОРНЫХ СТЕПЯХ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ Золотарева Н. В.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, г. Екатеринбург, Россия.

nvp@ipae.uran.ru Кустарниковые степи и заросли степных кустарников – характерная черта островных горных степей Урала. Данные сообщества являются членами сукцессионного ряда, отражающего процесс зарастания горных степей. Существование реликтовых степей в пределах лесной зоны обусловлено эдафическими факторами; постоянный смыв мелкозема с крутых частей склона, его накопление в понижениях и у подножья ведет к нарастанию толщины почвенного слоя, увеличению ее влагоемкости, и как следствие – проникновению в степные фитоценозы видов из окружающей луговой и лесной растительности. Немаловажное значение в процессе зарастания имеют кустарники, проникая в степные фитоценозы, они занимают позиции эдификаторов и создают условия для поселения и закрепления древесных растений.

Нами была изучена флора и растительность нескольких горностепных анклавов северной части Челябинской области, в каждом из которых сообщества с участием кустарников занимают различную площадь и имеют флористические особенности, наиболее многочисленны они на склонах Потаниных и Вишневых гор. В результате проведенных исследований описано 52 сообщества кустарниковых степей и кустарниковых зарослей, в которых было отмечено 10 видов кустарников. Некоторые из них встречены лишь дважды (Rubus idaeus, Sorbus aucuparia) в виде единичных экземпляров в наиболее мезофильных вариантах кустарниковых зарослей и не типичны для степной растительности. Остальные 8 видов (Cerasus fruticosa, Chamaecytisus ruthenicus, Cotoneaster melanocarpus, Genista tinctoria, Rosa majalis, Rosa glabrifolia, Spiraea crenata, Spiraea hypericifolia) – характерные компоненты флоры степных анклавов.

Для выявления сходства и взаимосвязи исследованных степных комплексов на основе коэффициента Съеренсена-Чекановского построен дендрит, объединяющий все описанные фитоценозы. Дендрит состоит из двух основных кластеров, в один из которых входят заросли степных кустарников, кустарниковые степи и наиболее мезофильные степные фитоценозы. В рассматриваемом кластере выделяются две крупных плеяды, одна из которых включает кустарниковые степи Потаниных гор (пустынноовсецовые с вишней степной), а другая представлена наименее специфичными сообществами остальных местообитаний, связанных между собой в различные комбинации.

Мезофильные кустарниковые степи и заросли степных кустарников, так же как и луговые фитоценозы характеризуются более мягкими условиями произрастания, что определяет присутствие в их составе широко распространенных луговых, лугово-лесных и лугово-степных видов, поэтому дифференциация по местонахождению у этой группы сообществ выражена слабо. Но несмотря на это, в данной плеяде выделяются кустарниковые заросли Потаниных и Вишневых гор, что в первом случае связано с постоянным, а порой и значительным присутствием Rosa glabrifolia, Rosa majalis, а во втором – с наличием в составе вишни степной и некоторых характерных видов, отсутствующих в кустарниковых зарослях других анклавов.



Для того чтобы охарактеризовать эколого-фитоценотические особенности исследуемой растительности, все выделенные сообщества были разбиты на 7 классов по степени ксерофитизации (доля ксерофитов и мезоксерофитов в составе сообщества). Классовый интервал составил 10,4%, нижняя граница I класса – 12.7%, верхняя граница VII класса – 86.1%. В результате было выявлено, что начальным и конечным членом этого экологического ряда является кустарниковая степь (индекс ксерофиттизации 17.9 и 80%, соответственно), а заросли степных кустарников располагаются в диапазоне 23.2–75.6%. Наибольшее число фитоценозов как кустаринковой степи, так и зарослей степных кустарников находится в диапозоне 33.7–65.1%. В этом ряду прослеживается изменение значений основных фитоценотических параметров: так для зарослей кустарников максимальное проективное покрытие кустарникового яруса составляет 71.7% и приходится на II класс степени ксерофитизации, а максимальное число видов в сообществе (56.3 и 57.3) соответствует II и IV классам;

в первом случае в сообществе большое число видов определяется разнообразием луговых и лугово-степных растений, а во втором – появлением ксеропетрофильных видов, присущих каменистым степям, и сохранением лесостепных и лесо-луговых растений. Для кустарниковых степей важным фитоценотическим показателем является проективное покрытие травяно-кустарничкового яруса; оно максимально в луговой кустарниковой степи – 95% (I класс ксерофитизации) и постепенно сокращается с увеличением степени ксерофитизации до 50%, видовое богатство имеет два максимума – первый в сообществе луговой кустарниковой степи (67 видов), а второй – в пустыноовсецовых кустарниковых степях (52.2 вида – V класс ксерофитизации).

В рассматриваемом экологическом ряду постепенно изменяются доминанты травяно-кустарничкового яруса: в сообществах I и III класса доминируют лугово-степные ксеромезофиты – Fragaria viridis, Galium boreale, Artemisia sericea, Calamogrostis epigeios, Aconogonon alpinum, в IV и V классе в качестве доминантов отмечены Festuca valesiaca и Phleum phleoides, но наиболее часто доминирует степной мезоксерофит Helictotrichon desertorum; в VI классе к овсецу добавляются степные мезоксерофиты Stipa pennata и Stipa dasyphylla, также как и в следующем классе – здесь встречаются сообщества с доминированием видов петрофильного разнотравья.

Касаясь вопросов классификации исследуемой растительности, мы вслед за И.Н. Сафроновой (1963) и А.В. Куминовой (1960) кустарниковые степи относим к степному типу растительности, а различные ассоциации распределяем по формациям в зависимости от фитоценотических характеристик травяно-кустарничкового яруса; заросли степных кустарников считаем особым типом растительности. Из всех выше перечисленных кустарников в северных островных степях наибольшее значение имеет Spiraea crenata. Этот вид характеризуется постоянством 88.5% и доминирует в 71% кустарниковых зарослей. В кустарниковых степях Spiraea crenata встречается в различных формациях, обычно образуя синузию с несколькими видами кустарников.

Так в клубничной формации луговых степей отмечены сообщества, примером которых может быть осоково-клубничная кустарниковая степь со Spiraea crenata и Cotoneaster melanocarpus (в примеси – Chamaecytisus ruthenicus, Rosa majalis), проективное покрытие кустарникового яруса – 15%, травяного – 70%.

Наиболее часто встречаются сообщества наземновейниковой формации, здесь спирея редко образует самостоятельную синузию, чаще всего с участием других видов. Примером такого сообщества служит наземновейниковая кустарниковая степь со Spiraea crenata и Chamaecytisus ruthenicus, проективное покрытие кустарникового яруса – 30%, травяного – 60%. Интересное сообщество разнотравно-шелковистополынной формации луговых степей было отмечено на горе Сугомак – шелковистополынная кустарникоя степь с Genista tinctoria, проективное покрытие кустарникового яруса – 25%, травяного – 90%.

В сообществах пустынноовсецовой формации настоящих степей среди кустарников ведущее положение занимает Cerasus fruticosa. Характерным сообществом этой формации является разнотравно-пустынноовсецовая степь с Cerasus fruticosa (в примеси – Chamaecytisus ruthenicus, Rosa majalis, Spiraea crenata), проективное покрытие кустарникового яруса – 20%, травяного – 30–40%. Редким сообществом пустынноовсецовой формации можно считать пустынноовсецовую кустарниковую степь со Spiraea hypericifolia, проективное покрытие кустарникового яруса – 30%, травяного – 70%, отмеченную только в Ильменских горах.

Ковыльная формация настоящих степей включает в себя несколько сообществ, примером является русскомордовниково-перистоковыльная кустарниковая степь с Cerasus fruticosa, проективное покрытие кустарникового яруса – 15%, травяного – 40%. Редкое сообщество этой формации – опушеннолистноковыльно-перистоковыльная кустарниковая степь с Chamaecytisus ruthenicus, проективное покрытие кустарникового яруса – 30%, травяного – 50%, отмечено только на горе Егозинской.

Наиболее ксерофильны сообщества петрофитноразнотравной формации настоящих степей, к которой относятся редкие петрофитноразнотравно-пономаревоостролодочниковые кустарниковые степи со Spiraea crenata, проективное покрытие кустарникового яруса – 20%, травяного – 50%, отмеченные только на Вишневых горах. В травяном ярусе этих кустарниковых степей доминирует Oxytropis ponomarjrvii Knjasev – южноуральский эндемик с локальным распространением (Князев, 2001), внесенный в Красную книгу Челябинской области.





Кустарниковые заросли северных островных степей представлены тремя формациями: Cerasus fruticosa, Rosa glabrifolia, Spiraea crenata. Самая небольшая по числу сообществ – формация Rosa glabrifolia, она выражена только на Потаниных горах и включает наиболее мезофильные варианты кустарниковых зарослей. Rosa glabrifolia имеет постоянство – 32.7%, доминирует в 6% исследованных кустарниковых зарослей. Типичное сообщество этой формации – заросли Rosa glabrifolia купеново-наземновейниковые, проективное покрытие кустарникового яруса – 50%. Вишня степная распространена более значительно – ее постоянство 67.3%, она доминирует в 26% сообществ кустарниковых зарослей. Формация Cerasus fruticosa включает три ассоциации: заросли Cerasus fruticosa с лугово-степным разнотравьем, проективное покрытие кустарникового яруса – 50–60%; заросли Cerasus fruticosa с вейником наземным, проективное покрытие кустарникового яруса – 60–80%;

заросли Cerasus fruticosa с овсецом пустынным, проективное покрытие кустарникового яруса – 50%. Формация Spiraea crenata имеет наибольшее распространение на территории исследованных анклавов и включает 7 ассоциаций: заросли Spiraea crenata с вейником наземным, заросли Spiraea crenata с осокой приземистой, заросли Spiraea crenata с горцем альпийским, заросли Spiraea crenata с петрофильным разнотравьем, заросли Spiraea crenata с пустынным овсецом, заросли Spiraea crenata с клубникой. В зависимости от степени увлажнения местообитания, проективное покрытие кустарникового яруса колеблется в сообществах этой формации от 40 до 90%. К спирейной формации относится и уникальное сообщество – заросли Cerasus fruticosa, Spiraea crenata с астрагалом серпоплодным (обилие – cop.2). Этот реликтовый вид, внесенный в Красную книгу Челябинской области, имеет ограниченное число местообитаний и не встречается с большим обилием.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ 05-04-48424-а и НШ5551.2006.

ЛИТЕРАТУРА Князев М.С. Заметки по систематике и хорологии видов рода Oxytropis (Fabaceae) на Урале. II. Виды родства Oxytropis ambigua // Бот. журн. 2001. Т. 86.

№ 1. С. 126–134.

Куминова А.В. Растительный покров Алтая. Новосибирск: Наука, 1960. 450 с.

Сафронова И.Н. Кустарниковые степи и кустарниковые заросли в сухостепной и пустынно-степной подзонах Центрального Казахстана // Ботан. журн. 1963.

Т. 48. № 10. С. 1527–1533.

СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ В ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СЕТИ ВЫТЕГОРСКОГО РАЙОНА ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ Иванищева Е.А.

Пущинский государственный университет, г. Пущино, Московская обл., Россия.

lizaivanischeva@rambler.ru Организация особо охраняемых природных территорий (ООПТ) является одним из признанных путей сохранения биоразнообразия, но отдельные ООПТ не могут обеспечить должного уровня сохранности природы.

Для поддержания экологического баланса в отдельных регионах необходимо создание целостных систем – экологических сетей или каркасов.

Цель данной работы – анализ состава и структуры экологического каркаса Вытегорского района Вологодской области и оценка его сформированности с точки зрения сохранения ландшафтного и видового разнообразия.

В большинстве документов, научных и методических публикаций под экологическим каркасом (ЭК) понимается система экологически взаимосвязанных природных территорий, характеризующаяся двумя признаками: способность поддерживать экологическое равновесие в регионе; защищенность природоохранными мерами, соответствующая нагрузкам на природу. Экологический каркас является достаточно сложной системой.

Он включает ключевые, транзитные, буферные территории, участки экологической реставрации (Что такое экологический каркас, 2001).

Вытегорский район расположен на крайнем северо-западе Вологодской области, на водораздельном пространстве между Онежским и Белым озером, входит в среднетаежную подпровинцию северо-западной физико-географической области. Здесь распространены в основном холмисто-моренные урочища, многочисленны озера (Особо охраняемые, 1993). По своей площади (13 100 км2) – это самый большой район в области.

В экологическом каркасе Вытегорского района ключевые территории представлены площадными и точечными элементами. Площадные элементы (восемь постоянных заказников, временный зоологический заказник и шесть крупных болот с площадью более 1000 га) выполняют функцию сохранения природных комплексов, поддержания разнообразия местообитаний и видов. Точечные элементы каркаса (восемь памятников природы и девять небольших по площади болот) выполняют функцию охраны уникальных объектов природы или материальной культуры.

Транзитные территории или «экологические коридоры», которые связывают ключевые территории, представлены долинами рек и лесополосами вдоль дорог. Буферными территориями являются водоохранные зоны (выделены по 112 рекам и 75 озерам) и зеленые зоны (вокруг трех населенных пунктов). Реставрационные участки на территории района отсутствуют.

Сохранение ландшафтного разнообразия в экологической сети возможно путем охраны типичных и редких урочищ в каждом ландшафте, представленном на изучаемой территории.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.