WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 47 |

Рис. 3. Карта болота Луннюр Примечание. 1 – Олигомезо-мезоевтрофные грядовомочажинные комплексы; 2 – олигомезотрофные кочковато топяные комплексы, а- безлесные (зачаточные грядово-мочажинные), б – облесенные сосной; 3 – мозаичные (кочковатые) мезоевтрофные сообщества; 4 – лесная растительность ручьи Рис. 4. Карта болота Деб Примечание. 1а – олигомезо-мезоевтрофные грядово-мочажинные комплексы; 1б – кочковато-мочажинные комплексы; 2 – олигомезотрофные кочковато топяные комплексы, а- безлесные (зачаточные грядово-мочажинные), б – облесенные сосной; 3 – мозаичные (кочковатые) мезоевтрофные сообщества; 4 – лесная растительность Представленный опыт крупномасштабного геоботанического картографирования для мезотрофных болот проведен впервые. Сложности процесса их картирования связаны с отсутствием четко выраженных границ в их растительном покрове, значительной континуальностью и лабильностью выделяемых комплексов и других категорий их растительного покрова.

ЛИТЕРАТУРА Александрова В.Д., Юрковская Т.К. (ред.) Геоботаническое районирование Нечерноземья европейской части РСФСР. Л., 1989. 64 с.

Атлас Коми АССР. М., 1964. 112 с.

Грибова С.А., Исаченко Т.И. Картирование растительности в съемочных масштабах // Полевая геоботаника. Л., 1972. Т. 4. С. 137–330.

Новаковский Б.А., Прасолова А.И., Прасолов С.В. Цифровая картография:

Цифровые модели и электронные карты: Учебное пособие. М., 2000. 116 с.

Aaviksoo K., Kadarik H., Masing V. Aerial views and Close-up Pictures of Estonian Mires // Tallinn: Tallinna Raamatutrukikoda, 1997. 96 p.

Galanina O., Heikkill R. Comparison of Finnish and Russian approaches for largescale vegetation mapping: a case study at Hrksuo Mire, eastern Finland // Mires and Peat. [Интернет журнал] 2007. Vol.2. P. 1–16 [http//www. mires-and-peat.net].

Kchler, A.W., Zonneveld I.S. (eds.) Vegetation mapping. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1988. 635 p.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ ПО ДАННЫМ ДИСТАНЦИОННОГО ЗОНДИРОВАНИЯ Гофаров М. Ю.

Институт экологических проблем Севера УрО РАН, г. Архангельск, Россия.

felix@dvina.ru Изучению закономерностей мезомасштабной гетерогенности растительного покрова в последние годы посвящено очень большое количество работ (Алексеев, Черниховский, 2001; Заугольнова, 2004). Итогом этих исследований стала разработанная А.Г. Исаченко концепция ландшафтных типов лесных местопроизрастаний (Исаченко, 1998). Такое же большое количество исследований посвящено изменению растительного покрова на мезоуровне (Харук и др., 2005; Шиятов и др., 2005). Количество и качество этих работ говорит как об их важности, так и об их сложности – как с методической точки зрения, так и практической и финансовой. В большинстве работ используются методы требующие проведения дистанционных съемок с космических или летательных аппаратов, проведения наземных наблюдений и архивных изысканий, аналитических методов с экспертными оценками.

Большинство описанных выше работ посвящено изучению особенностей конкретных территорий или ее мониторингу. Данная работа посвящена исследованию не только изменений растительного покрова островных биоценозов, но выявлению различий мезомасштабной пространственной неоднородности растительного покрова на севере лесной зоны.

Для сравнения были выбраны островные и континентальные северотаежные ландшафты находящиеся примерно на одной широте. Островные ландшафты в работе представлены архипелагом Соловецкие острова, расположенным в устьевой части Онежского залива Белого моря. Наиболее крупным островом архипелага является Б. Соловецкий. Кроме него, в состав архипелага входят о-ва Анзерский, Муксалмы, Заяцкие, а также значительное число еще более мелких островов. В качестве примера континентальных ландшафтов была выбрана полого-волнистая денудационноаккумулятивная наклонная равнина, расположенная на северо-востоке Беломорско-Кулойского плато. Анализируемая площадь материкового ландшафта была намного выше, чем площадь архипелага (3406 км2 и км2 соответственно).

Информация о распространении различных типов растительности и их изменении на территории Соловецких островов была получена на основе дешифрирования спектрозональных космических снимков с искусственного спутника Земли Landsat 4 (27 июня 1988 г.) и Landsat 7 (28 июня 2000 г. – Соловецкие острова и 12 июня 2001 г. – Беломорско-Кулойское плато). В этих данных, находящихся в открытом доступе на специализированных ресурсах сети Internet (например, Global Land Cover Facility – http://glcf.umiacs.umd.edu), была проведена фотограмметрическая обработка и проецирование в географическую систему координат (UTM/WGS84).

Дешифрирование снимков проводилось с помощью модулей i.cluster и i.maxlik ГИС-пакета GRASS (http://www.grass.itc.it). Эти модули реализуют кластерный анализ (с и без обучения) и классификацию методом максимального правдоподобия. Дешифрирование этими методами является наиболее используемым в работах по изучению мезомасштабной гетерогенности растительного покрова. Особенности, преимущества и недостатки различных алгоритмов применения этих методов широко рассмотрены в литературе (Бутусов и др., 2005; Князева, 2006).

Дешифрирование водных поверхностей и обнажений почв для исследуемых территорий не представляет сложностей т.к. данные классы поверхности сильно отличаются от растительности по спектру поглощения.

Классы растительности в зависимости от преобладающей древесной породы, биомассы и степени увлажненности можно выделить на множество классов. Однако достоверность модели растительного покрова при таком разбиении будет снижаться по мере увеличения количества классов. Поэтому нами были выделены только те классы поверхности, которые можно было с высокой степенью достоверности дешифрировать на исследуемой территории. Этими классами стали: водные поверхности, темнохвойные (еловые, а на Соловецких островах также пихтовые и кедровые насаждения) леса, светлохвойные (сосновые) леса, мелколиственные леса, смешанные леса и открытые пространства – болота, луга и обнажения почв.



Для целей изучения изменений растительного покрова описанный выше набор классов был уточнен для более точного соответствия с данными лесоустройства, проведенном на Соловецких островах в 2000 году (Ипатов и др., 2005). Основными результатами работы стало определение ненормированной скорости изменений растительного покрова на Соловецких островах – около 0,57 км2/год. Подобная скорость примерно в два раза выше временной динамики экотона лесотундры (Харук и др., 2005а). Наиболее лабильными оказались смешанные леса. Скорость изменений этих сообществ составила около 1,км2/год. Была составлена карта плотности изменений растительного покрова в плавающем окне 99 пикселей (256,5256,5 м), позволяющая визуально выделить участки, подвергшиеся наибольшему количеству изменений, за двенадцатилетний период. Анализ карты показал, что подавляющая площадь этих изменений локализована на двух участках: в центре острова Б. Соловецкий и на его северной оконечности.

Эти участки характеризуют два основных события – пожар на севере острова Б. Соловецкий и зарастание болот в его центральной части березовым криволесьем. Последнее связывается с упадком озерно-канальной системы острова и, следовательно, нарушением гидрологического режима центральной части острова.

Для количественной оценки мезомасштабной гетерогенности растительного покрова использовались различные показатели, рассчитываемые при помощи модуля r.le из ГИС-пакета GRASS и в программе FRAGSTATS – это средняя и максимальные площади контуров, плотность контуров, энтропия контуров и т.д. Некоторые из рассчитанных параметров представлены в таблице.

Таблица. Неоднородность растительного покрова островных и материковых районов северной тайги запада Русской равнины Район Параметры Беломорско- Соловецкие Кулойское плато острова Средняя площадь контуров Sf, км2 0,0397 0,Максимальная площадь контуров Smf, км2 336,8685 8,Плотность контуров f, шт./км2 12,0198 97,Плотность границ контуров, fe, км/км2 0,4705 2,Средняя энтропия контуров H'f, нит 1,3513 1,Даже по этим немногим параметрам видно, что мезомаштабная гетерогенность растительного покрова Соловецких островов весьма специфична. Количественные показатели свидетельствуют о том, что особенность Соловецких островов по сравнению с материком – более высокая гетерогенность (т.е. комплексность) биоценозов в пространстве. Средняя площадь контуров биоценозов на островах меньше в четыре раза, чем на материке, а плотность контуров и их границ – в свою очередь выше в 8 и 5,5 раз соответственно. При этом резко возрастает энтропия контуров (индекс Шеннона).

На наш взгляд, столь различные группы сообществ сформировались в северной подзоне тайги не только под влиянием островного положения.

Вероятно, значительную роль в увеличении комплексности биоценозов Соловецких островов сыграло очень продолжительное (Соловецкий монастырь существует с 16 века) и довольно сильное антропогенное воздействие. На территории континентального ландшафта также присутствуют биоценозы, нетипичные для северной тайги – например, длительно существующие (не менее 150 лет) березняки. Таким образом, сравнение мезомасштабной гетерогенности растительного покрова сильно различающихся ландшафтов очень сложно и должно учитывать не только климатическую составляющую, но и целый ряд других факторов, среди которых наиболее вариабельным по направленности и силе воздействия является антропогенный фактор.

Исследования выполнены при поддержке РФФИ (№ 05-05-97512, 0505-64430).

ЛИТЕРАТУРА Алексеев А.С., Черниховский Д.М. Структура и продуктивность лесов в связи с формами рельефа Карельского перешейка // Лесоведение, 2001. № 3. С. 23–30.

Бутусов О.Б., Жирин В.М., Сухих В.И., Шаталов А.В. Оценка по данным космических съемок крупномасштабных изменений в лесном фонде, связанных с временным обезлесиванием покрытых лесом земель // Исследования Земли из космоса. 2005. № 2. С. 67–75.

Заугольнова Л.Б. Структура лесных катен в полосе неморально-бореальных лесов // Восточноевропейские леса (история в голоцене и современность). М.:

Наука, 2004. Кн. 2. С. 89–108.

Ипатов Л.Ф., Косарев В.П., Проурзин Л.И., Торхов С.В. Соловецкий лес. Архангельск, 2005. 224 с.

Исаченко А.Г. Ландшафтные типы лесных местопроизрастаний: определение, классификация, картографирование, характеристика // Устойчивое лесоуправление и критерии его оценки в период перехода к рыночной экономике. Тр.

СПбНИИЛХ. СПб., 1998. С. 161–183.

Князева С.В. Картографо-аэрокосмический мониторинг лесов национальных парков: Автореф. дис. канд. геогр. наук, М.: ВНИЛМ, 2006. 26 с.

Харук В.И., Двинская М.Л., Рэнсон К.Д., Им С.Т. Проникновение вечнозеленых хвойных деревьев в зону доминирования лиственницы и климатические тренды // Экология, 2005. № 3. С. 186–192.

Харук В.И., Им С.Т., Рэнсон К.Дж., Сан Г. Космоснимки высокого разрешения в анализе временной динамики экотона лесотундры // Исследования Земли из космоса. 2005. № 6. С. 46–55.

Шиятов С.Г., Терентьев М.М., Фомин В.В. Пространственно-временная динамика лесотундровых сообществ на Полярном Урале // Экология. 2005. № 2.





С. 83–90.

ГЕОБОТАНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИПОВЫХ И КЛЕНОВЫХ ФИТОЦЕНОЗОВ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ХВАЛЫНСКИЙ» САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ Грищенко К. Г.

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов, Россия. jabberwock0@mail.ru Национальный парк «Хвалынский» (НП) является одной из наиболее крупных сохранившихся лесопокрытых территорий Саратовской области. Он имеет большое природоохранное значение, так как является резерватом ряда редких и охраняемых видов растений.

Изучались липовые и кленовые фитоценозы, расположенные на территории НП Геоботанические описания проводились на пробных площадях размером 20Х20 м (Корчагин, 1976). На каждой учетной площади определялись крутизна и экспозиция склона, выполнялся полный почвенный разрез с целью изучения морфологических признаков почвы (Болдырев, 2005; Болдырев, Пискунов, 2001). Растительный покров изучался по ярусам (Тарасов, 1981). В ярусе древостоя для каждого растения определялись видовая принадлежность, высота, диаметр и жизненное состояние (ЖС). Оценка ЖС выполнялась по методике В.А. Алексеева (1989). Также определялось проективное покрытие крон (ППК) по методике Л.Г. Раменского (1938). В ярусе подроста и подлеска определялись видовая принадлежность и встречаемость растений. Для изучения травостоя закладывалось 10 площадок размером 1Х1 м, на которых определялись проективное покрытие (ППТ) и видовой состав травостоя. Названия видов приведены по сводке С.К. Черепанова (1995).

Всего было изучено десять фитоценозов.

Липняк ландышево-снытевый. Расположен в средней части северо-западного склона балки с крутизной 25. Почва дерново-карбонатная ксеролесная. Формула древостоя 8Лп2Кл.остр. ППК составило 64%. Плотность древостоя – 1575 экз./га. Средняя высота древостоя (Нд) – 17м. Диаметр стволов (Dд) – 17 см. ЖС древостоя в целом здоровое, индекс жизненности (ИЖ) равен 86. Плотность подроста – 3075 экз./га. В этом ярусе в равной степени присутствуют как клен остролистный (Acer platanoides L.), так и липа сердцелистная (Tilia cordata Mill.). В подлеске преобладают лещина обыкновенная (Corylus avellana L.) и бересклет бородавчатый (Euonymus verrucosa Scop.); густота подлеска – 21000 экз./га. В ярусе травостоя преобладают сныть обыкновенная (Aegopodium podagraria L.) и ландыш майский (Convallaria majalis L.). ППТ составило 34%. Травостой в целом слагается лесными растениями. В травостое присутствуют два вида, занесенных в Красную книгу Саратовской области (2006) – дремлик широколистный (Epipactis helleborine (L.) Crantz) и шалфей клейкий (Salvia glutinosa L.).

Кленовник с бором развесистым. Расположен на днище выположенной балки. Почва дерновая лесная супесчаная. Формула древостоя 9Кл.остр.1Лп+Д. Плотность древостоя – 2000 экз./га; ППК – 76%. Нд – 11м; Dд – 13 см. ЖС древостоя здоровое, ИЖ равен 96. Плотность подроста – 1500 экз./га; в этом ярусе присутствует только клен. Подлесок слабовыражен (5500 экз./га), слагается преимущественно лещиной. Доминант травостоя – бор развесистый (Milium effusum L.), содоминант – ландыш. В травостое преобладают лесные растения. ППТ составило 41%.

Клено-липняк с бором развесистым. Расположен в нижней части восточного склона балки. Крутизна склона 5. Почва – регосоль карбонатная ксеролесная. Формула древостоя 7Лп3Кл.остр.. Плотность древостоя – 1125 экз./га, ППК – 71%. Нд – 18м; Dд – 21 см. ЖС древостоя здоровое, ИЖ равен 89. Плотность подроста – 1050 экз./га, преобладает липа. Плотность подлеска – 9400 экз./га, сформирован лещиной. ППТ равно 28%; в травостое доминирует бор развесистый.

Клено-липняк ландышево-мятликовый. Расположен в средней части северного склона балки. Крутизна склона 10. Почва дерновая лесная супесчаная. Формула древостоя 5Кл.остр.5Лп+Д. Плотность древостоя – 2900 экз./га; ППК – 66%. Нд – 11м; Dд – 12 см. ЖС древостоя здоровое, ИЖ равен 80. Плотность подроста – 8450 экз./га; доминант подроста – липа. Плотность подлеска – 30000 экз./га, преобладает бересклет бородавчатый, также присутствует лещина. В травостое доминируют мятлик дубравный (Poa nemoralis L.) и ландыш майский; ППТ равно 28%. На изученной площади обнаружен дремлик широколистный.

Клено-липняк снытевый. Расположен в нижней части северного склона суходольной балки. Крутизна склона – 30. Почва дерновая лесная супесчаная. Формула древостоя 5Кл.остр.5Лп. Плотность древостоя – экз./га; ППК равно 62%. Нд – 14; Dд – 17 см. ЖС древостоя здоровое, ИЖ равен 90. Подрост слагается кленом, Плотность подроста – 1100 экз./га. В ярусе подлеска преобладают лещина и бересклет, плотность подлеска – 16000 экз./га. ППТ составило 41%. В травостое доминирует сныть обыкновенная, велико участие подмаренника душистого (Galium odoratum (L.) Scop.) и ландыша майского. Встречаются отдельные особи дремлика широколистного.

Клено-липняк ландышевый. Расположен верхней части северного склона балки, представляет собой зарастающую вырубку. Крутизна склона – 25. Почва – дерново-карбонатная ксеролесная. Формула древостоя – 7Лп3Кл.остр.+Д. Плотность древостоя – 5000 экз./га; ППК составило 56%. Нд – 9м; Dд – 9 см. ЖС древостоя здоровое, ИЖ равен 90. Плотность подроста – 37100 экз./га; доля липы и клена приблизительно одинакова. В подросте присутствуют единичные особи рябины (Sorbus aucuparia L.). В подлеске доминирует бересклет бородавчатый, его плотность крайне высока – 46000 экз./га. Ярус травостоя выражен слабо, ППТ составляет 12%.

В травостое преобладает ландыш майский, также присутствуют лесные и опушечные виды растений.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 47 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.