WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |

Производство гидролесомелиоративной сети кардинально меняет сложившиеся на болотах условия произрастания, снижая гипертрофированное влияние водного компонента экосистемы. Уже в первые годы после осушения болотная растительность реагирует на изменение условий существования. Активизируется в росте имеющеюся деревья, снижается участие, а в дальнейшем и полностью выходят из состава живого напочвенного покрова гидрофильные виды сосудистых растений и мхов (Матюшкин, Кузнецов, 1989, Кузнецов, Саковец, 2006). В целом сукцессионные процессы идут в сторону мезофитизации сообществ по сравнению с исходными (Грабовик, 2006). Существенно изменяется структура фитомассы, увеличивается роль древесных растений и снижается доля напочвенного покрова.

При искусственном облесении осушенных болот темпы сукцессионных процессов идут значительно активнее. Это связано, во-первых с введением в систему большого количества древесных растений и, во-вторых, дополнительным дренированием верхних горизонтов почвы вследствие проведения предварительной перед посадкой обработки почвы. При этом большое значение имела первоначальная густота культур, т.е. расстояние между лесокультурными бороздами, и, безусловно, богатство условий произрастания. Как показали многолетние исследования наиболее благоприятными для лесовыращивания в южной части республики оказались условия мезоолиготрофных болот. Здесь формируются в течение 15–лет, при создании сосновых культур, чистые или с небольшой долей березы молодняки, темпы роста которых соответствуют I-II классам бонитета для минеральных почв, а к тридцатилетнему возрасту запас стволовой древесины достигает 100–150 м3/га. К возрасту 8–10 лет такие молодняки переводятся в покрытую лесом площадь.

Видовой состав живого напочвенного покрова осушенных мезоолиготрофных болот относительно беден, хотя имеются представители различных жизненных форм: деревья, кустарники, кустарнички, травянистые многолетники. В первые 10–15 лет на осушенных мезоолиготрофных болотах практически уходят из состава болотные виды, такие как вахта трехлистная, сабельник болотный и др., и, независимо от первоначальной густоты посадки, пространство между лесокультурными бороздами экспансируют заросли карликовой березы, развивается поросль березы пушистой, при наличии ее до осушения. Проективное покрытие сфагновых мхов достигает 80–100% площади междурядий. На пластах, созданных при обработке почвы появляются мхи, характерные для лесов минеральных почв.

С увеличением давности осушения, смыкания древесного полога влияние древостоя усиливается и проективное покрытые травяно-кустарничкового и мохового покровов снижается, Однако появляются в составе типично лесные виды трав и кустарничков: черника, брусника, седмичник, папоротники, хотя их представленность в живом напочвенном покрове незначительна. Здесь уже сказывается густота древостоя, процент сохранности культур, а также, как выяснилось, направление лесокультурных борозд. Отмечено, что даже при большой первоначальной густоте посадок сосны (4–6 тыс. экз./га), процесс естественного изреживания на осушенных болотах идет медленнее, по сравнению с минеральными почвами. Высокая густота древостоя приводит к снижению проективного покрытия карликовой березы (до 20–30%). Существенное влияние на состояние травяно-кустарничкового и мохового ярусов через 20–30 лет после осушения и создания культур оказывает расположение лесокультурных борозд. При параллельном по отношению к каналам их размещении за этот период они почти полностью зарастают, в основном сфагновыми мхами, и прекращают свои функции, что сказывается на увлажнении верхних слоев почвы и, как следствие, на общем проективном покрытии сфагнов в межбороздном пространстве (до 90%). В случае перпендикулярного расположения борозд и через 30 лет они сохраняются. Доля сфагновых мхов в живой фитомассе покрова продолжает снижаться. На месте бывших мочажин формируется мертвопокровные участки, где живая растительность отсутствует.

В итоге можно резюмировать, что искусственное облесение мезоолиготрофных болот с созданием культур сосны явилось в условиях южной Карелии весьма эффективным с точки зрения лесного хозяйства мероприятием. В то же время изменения в живом напочвенном покрове вызывают необходимость в разработке типологической классификации таких площадей, так как отнесение участка леса к тому или иному типу производится по доминирующим видам напочвенного покрова. Видовой состав напочвенного покрова с увеличением давности осушения меняется, а проведение лесохозяйственных мероприятий, в т. ч. и искусственного облесения болот, существенно влияет на естественное течение сукцессий. В связи с этим для ведения лесного хозяйства требуется разработка типологии осушенных лесов, причем региональная с учетом местных лесорастительных условий.

ЛИТЕРАТУРА Великанов Г.Б., Ильин В.А. Вопросы эффективности гидролесомелиорации в системе современных лесных отношений // Эколого-биологическое обоснование гидролесомелиорации и реконструкции лесоосушительных систем. Петрозаводск, 1996. С. 4–6.

Грабовик С.И. Постмелиоративная динамика структуры и биологической продуктивности мезотрофных травяно-сфагновых болот южной Карелии // Болотные экосистемы севера Европы: разнообразие, динамика, углеродный баланс, ресурсы и охрана. Петрозаводск, 2006. С. 73–82.



Кузнецов О.Л., Саковец В.И. Результаты комплексных стационарных исследований экосистем болот и заболоченных лесов южной Карелии // Тр. Карельского научного центра РАН. Вып 9. Петрозаводск, 2006. С. 119–129.

Матюшкин В.А., Кузнецов О.Л. Изменение напочвенного покрова в сосняке травяно-сфагновом под влиянием осушения и рубок // Исследования осушенных лесоболотных биогеоценозов Карелии. Петрозаводск. 1989. С. 70–81.

Тараканов А.М. Рост осушаемых лесов и ведение хозяйства в них. Архангельск, 2004. 228 с.

ИЗУЧЕНИЕ РАСТИТЕЛЬНОСТИ И ГЕОБОТАНИЧЕСКОЕ КАРТОГРАФИРОВАНИЕ БОЛОТНОГО ЗАКАЗНИКА ЙУОРТАНАНСАЛО В ВОСТОЧНОЙ ФИНЛЯНДИИ Галанина О. В.

Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН, г. Санкт-Петербург, Россия.

galaolga@yandex.ru Болотный заказник Йуортанансало (64°30 с.ш. и 29°50 в.д.) расположен в муниципалитете Кухмо в Восточной Финляндии вблизи российскофинской границы. Основанный в 1988 г. он входит в состав международного заповедника «Парк Дружбы». Его площадь составляет 5 436 га. Заказник является важным водно-болотным угодьем и занесен в реестр охраняемых территорий Финляндии в рамках проекта Natura 2000.

Территория болотного заказника включает несколько болотных массивов, расположенных в межгрядовых понижениях. Покрытые сосняками гряды имеют в основании кристаллический фундамент, их средние высоты достигают 240–250 м над ур.м. Перепады высот между вершинами гряд и остаточными озерками на болотах составляют 10–20 м. Разнообразие гидрологических условий определило присутствие на довольно небольшой территории болотных массивов разных типов и их сочетаний.

Согласно геоботаническому районированию финских ученых район исследований расположен в среднетаежной зоне (Ahti et al., 1968) и относится к зоне Pohjanmaa aapa болот провинции Кайнуу (Ruuhijrvi 1960).

Н.Я. Кац (1948) выделял в Карелии между 62° и 64° с.ш. провинцию торфяных систем смешанного типа. Здесь распространены гетерогенные комплексные болота, часто небольшие по размерам, многочисленные и разнообразные. Севернее располагается провинция Карело-Финских аапа-болот. Отметим, что термин смешанные болота или «mixed mires» также используется шведскими болотоведами (Sjrs et al., 1965, Rydin et al., 1999).

Ранее на территории «Парка Дружбы» изучались болота резервата Элимюссало (Heikkil et al., 1997), а также болота и заболоченные леса Костомукшского природного заповедника (Kolomytsev & Kuznetsov, 1997).

Т.К. Юрковская (1974) выполняла картирование растительного покрова окрестностей озера Контокки в российской части приграничья. На данной территории ею были выявлены следующие типы болот: евтрофные аапа, осоковые мезотрофные, олиготрофные сосновые, олиготрофные верховые с грядово-мочажинными комплексами.

В заказнике Йуортанансало под охраной находятся болотные массивы и старовозрастные еловые леса, сохранившиеся по болотным окрайкам и на минеральных островах. Было изучено и закартировано в масштабе 1:

20 000 четыре болотных массива: Аролампи, Лотвонсуо, Лампосуо и Фредерикинлампи. Последние три массива образуют единую слившуюся болотную систему.

Объекты картографирования выбирались на основе анализа аэрофотоматериалов. Болота должны были быть компактно расположенными, иметь четкие ландшафтные границы и выраженную структуру.

Детальные полевые исследования предварялись рекогносцировочными маршрутами. Визуальные наблюдения сочетались с полуинструментальными методами и использованием ГИС-технологий. Полевые исследования выполнялись методом геоботанических профилей, было сделано 85 геоботанических описаний. Картографирование проводилось в традициях российской геоботанической школы, но в представленном варианте легенды карты даны характеристики растительных выделов в соответствии с подходами финских болотоведов (Eurola & Kaakinen, 1979; Eurola et al., 1994; Laine & Vasander, 2005). Попытка сопоставить оба подхода при картографировании болотной растительности предпринята недавно при примере болота Hrksuo (Galanina & Heikkil, 2007).

Фрагмент созданной карты резервата Йуортанансало демонстрирует типы болотных местообитаний (mire site types), их соотношение и распределение в пространстве. Легенда карты состоит из 22 номеров.

В резервате распространены аапа болота, низинные болота, а также сосновые болота (pine bogs). Сосново-кустарничково-сфагновые сообщества преобладают на окрайках болотных массивов с мелкой торфяной залежью. Бедные низинные болота (poor fens) занимают центральные части болотных массивов. Встречаются несколько более богатые низинные болота (intermediate fens) и осоковые низинные болота (sedge fens). Настоящих богатых болот (rich fens) не отмечено. Омбротрофные ковры и кочки, характеризующие растительность верховых болот, имеют ограниченное распространение.

Различие между низинным и верховым болотом устанавливалось по градиенту бедности–богатства (Rydin et al., 1999). Видами–индикаторами низинного болота в условиях Скандинавии являются: Carex lasiocarpa, C.

rostrata, Eriophorum angustifolium, Menyanthes trifoliata и Sphagnum fallax.

Они могут произрастать в ряде местообитаний на верховых болотах.





Обычные виды верховых болот – Pinus sylvestris, болотные кустарнички, Eriophorum vaginatum и Trichophorum cespitosum, а в мочажинах – Scheuchzeria palustris, Rhynchospora alba и Carex limosa. В переходных зонах от верхового к низинному болоту могут встречаться Carex pauciflora и C. magellanica. Боч & Смагин (1993) рассматривают Trichophorum cespitosum как олигомезотрофный вид, т.к. при смещении от Скандинавии к югу, на Северо-Западе России, этот вид становится редким и требует более богатых условий произрастания.

Структура растительного покрова низинных болот заповедника Йуортанансало имеет те же элементы, что формируются и на верховых болотах: гряды, ковры, топи и мочажины. При наличии мочажин и гряд, т.е.

аапа-структур, низинные болота именуются flark fens. Состав сообществ значительно отличается от сообществ верховых болот. Ковры образуют Eriophorum vaginatum или Trichophorum cespitosum, а также Molinia caerulea и несколько видов осок. В моховом покрове встречаются Sphagnum compactum и в особенности S. papillosum. Однако высокие гряды на некоторых низинных болотах могут иметь те же виды, что и гряды верховых болот, например, Sphagnum fuscum, Dicranum bergeri и Polytrichum strictum. Сообщества бедных низинных болот часто характеризуются доминированием высоких осок, таких как Carex lasiocarpa и C.

rostrata, pH 4-5,5 (Rydin et al., 1999).

Ковровые осоково-шейхцериево-сфагновые топи встречаются в зонах слияния болотных массивов. Мочажины с открытым торфом (mud-bottom vegetation) развиты в большинстве аапа–комплексов. Сообщества более богатых низинных болот представлены на изученных массивах в виде фрагментов и связаны с присутствием небольших ручьев и родников. Типичные виды более богатых низинных болот, отмеченные на болоте Лотвонсуо, – Trichophorum alpinum, Parnassia palustris, Selaginella selaginoides, Juncus stygius, Tofieldia pusilla и мхи Warnstorfia sarmentosa, Loeskypnum badium, Scorpidium revolvens, Paludella squarrosa и Sphagnum warnstorfii. Они произрастают совместно с обычными видами бедных низинных болот. Для данных местообитаний характерны Sphagnum subnitens и S. subfulvum.

В заповеднике Йуортанансало встречаются редкие для региона виды, такие как Juncus stygius, Hammarbya paludosa, Dactylorhiza incarnata, Sphagnum aongstroemii и S. subfulvum.

Карта растительности, составленная с использованием подходов российской и финской геоботаники, представляет собой своеобразный мост между двумя научными школами, объектом изучения которых традиционно является природа финской и русской Карелии.

Подчеркнем, что только комплексные охраняемые территории, охватывающие все возможные типы местообитаний, в том числе, и лесные, являются необходимым условием устойчивости болотных экосистем.

Природные резерваты должны иметь буферные зоны как основу для устойчивого ландшафтного менеджмента.

Исследования проводились при поддержке гранта Академии Финляндии (2005–2006 гг.).

ЛИТЕРАТУРА Боч М.С., Смагин В.А. Флора и растительность болот Северо-Запада России и принципы их охраны. СПб. 1993. 224 с.

Кац Н.Я. Типы болот СССР и Западной Европы и их географическое распространение. М. 1948. 320 с.

Юрковская Т.К. Структура растительного покрова северо-запада Карелии на примере окрестностей озера Контокки // Пути изучения и освоения болот северозапада европейской части СССР. Л. 1974. С. 32–36.

Ahti, T., Hmet-Ahti, L. & Jalas, J. Vegetation zones and their sections in northwestern Europe. – Ann.Bot. Fennici. 1968: 5. P. 169–211.

Eurola, S. & Kaakinen, E. Ecological criteria of peatland zonation and the Finnish mire type system. – Proceedings of the International Symposium on Classification of Peat and Peatlands: 20–32. Hyytil, Finland, 1979. 17–21. IX.

1979. IPS, Helsinki.

Eurola, S., Huttunen, A. & Kukko-oja, K. Suokasvillisuusopas. [Guide to mire vegetation]. – Oulanka Reports. 1994: 14. P. 1–85.

Galanina, O. & Heikkil, R. Comparison of Finnish and Russian approaches for large scale vegetation mapping – case study in Hrksuo mire, eastern Finland. Mires and Peat.

2007. Vol. 2. Article 1:1–16. http://www.mires-and-peat.net/, ISSN 1819–754X.

Heikkil R., Kuznetsov O. & Lindholm T. Comparison of the vegetation and development of three mires in Elimyssalo / Ecosystems, fauna and flora of the FinnishRussian Nature Reserve Friendship. Helsinki. 1997. Finnish Environment 124. P. 63–82.

Kolomytsev V. & Kuznetsov O. Mires and paludified forests of the Kostomuksha Nature Reserve / Ecosystems, fauna and flora of the Finnish-Russian Nature Reserve Friendship.

Helsinki. 1997. Finnish Environment 124. P. 53–62.

Laine, J. & Vasander, H. Suotyypit ja niiden tunnistaminen. [Mire site types and their indentification.] – Mets kirjat, Hmeenlinna. 2005. 110 pp. with multimedia CD.

Rydin, H., Sjrs, H. & Lfroth, M. Mires / Acta Phytogeogr. Suec. 1999: 84.

P. 91–112.

Sjrs, H., Bjrkbck, F. & Nordqvist, Y. Northern mires. Acta Phytogeographica Suecica. 1965: 50. P. 180–197.

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОБОТАНИКИ В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ КОНЦЕПЦИЙ БИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ Ганнибал Б. К.

Ботанический институт им. В.Л.Комарова РАН, г. Санкт-Петербург, Россия.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.