WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 47 |

Голуб В.Б., Бондарева В.В., Сорокин А.Н. Растительные сообщества класса Honckenyo-Elymetea arenarii R. Tx. 1966 на российском побережье Балтийского моря // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. Серия «Экология».

Вып. 5. Тольятти: ВУиТ, 2005. С. 100–118.

Braun-Blanquet J., Txen R. Irische Pflanzengesellschaften // Verffentlichungen des Geobotanischen Institutes der Eidgenssischen Technischen Hochschule. Zrich:

Stiftung Rbel, 1952. Bd. 25. S. 222–421.

Passarge G., Passarge H. Zur soziologischen Gliederung von SandstrandGesellschaften der Ostseekste // Feddes Repertorium. 1973. Bd. 84. N 3. S. 231–258.

Tutin T. G. et al. (eds.). Flora Europaea. Cambridge, 1964–1993. Vol. 1–5. Vol. 1 (Ed. 2).

Txen R. ber nitrophile Elymus-Gesellschaften an nordeuropischen, nordjapanischen und nordamerikanischen Ksten // Annales Botanicae Fennicae. 1966. Bd. 3. S. 358–367.

СВЯЗЬ РОСТОВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК НЕКОТОРЫХ ВИДОВ МХОВ С МИКРОЦЕНОТИЧЕСКИМ ОКРУЖЕНИЕМ Борисова Ю. Е., Мирин Д. М.

Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург, Россия.

mirin_denis@mail.ru В таежных лесах мхи часто образуют сомкнутый полидоминантный или олигодоминантный покров. Взаимоотношениям видов в моховом ярусе посвящено крайне мало работ (Ипатов, Аверинцева, 1966, Ипатов, Тархова, 1983, Журавлева, Ипатов, 2003, Черепанова, Ипатов, 2003).

Выраженная мозаичность мохового покрова в таежных лесах ставит вопрос о ее причинах. Мхи, доминирующие в моховом покрове зеленомошных таежных лесов, обычно образуют латки с резким доминированием одного из них. Эти микрогруппировки формируются в идентичных условиях экотопа и на участках с одинаковым воздействием древостоя, подроста и травяно-кустарничкового яруса. Наличие относительно четких границ между куртинами мхов, не являющимися отдельными клонами, указывает на то, что строение напочвенных моховых микрогруппировок определяется преимущественно взаимодействиями между особями разных видов. Нами была предпринята попытка оценить взаимоотношения пяти видов мхов, доминирующих в сосняке зеленомошно-брусничном.

Материалы и методы Приросты мхов определялись согласно методике А.А. Корчагина (1960).

Годичная периодичность изменения характера роста мхов определялась по форме, окраске и расположению листьев. В некоторых случаях (Aulacomnium palustre) учитывалась степень развития ризоидного войлока.

Материал (образцы мхов пяти видов из разных микрогруппировок) был собран в Псковской области (Себежский район) в августе 2006 года (табл.).

Таблица. Характеристика собранного материала (число особей с измеренным приростом, шт.) Доминант микрогруппировки Объект измерений Pleurozium Dicranum Ptilium Hylocomium Aulacomniu m Pleurozium schreberi 628 213 8 26 Dicranum polysetum 192 593 24 48 Ptilium crista-castrensis - 9 105 4 Hylocomium splendens - 5 - 67 Aulacomnium palustre 5 36 1 8 Соседние побеги не брались, чтобы исключить измерение особей одного клона. Были взяты особи, располагающиеся не менее чем на 10 см друг от друга. Сбор производился в пятнах с резким доминированием каждого из этих пяти видов (проективное покрытие доминирующего вида было не менее 75%).

Результаты Pleurozium schreberi имеет максимальный прирост в собственных микрогруппировках. Его средний измеренный прирост в них составляет 1.9 см. Это достоверно больше, чем в четырех остальных типах микрогруппировок, где диапазон средних измеренных от 1.6 см в микрогруппировках Ptilium до 1.8 см в микрогруппировках Dicranum. В микрогруппировках с доминированием Ptilium, Dicranum, Hylocomium и Aulacomnium средние измеренные приросты Pleurozium не различаются достоверно.

Поскольку прирост Pleurozium в пятнах доминирования других видов (морфологически очень разных) можно считать одинаковым, видимо, он не дифференцирует их различий в средообразовании. Вряд ли можно говорить об одинаковом подавлении роста Pleurozium разными видами.

Скорее, главного доминанта зеленомошных таежных лесов можно характеризовать наличием самоблагоприятствования, что отражается в виде повышенных приростов в собственном окружении.

Приросты Dicranum polysetum в микрогруппировках с доминированием Pleurozium schreberi составляют в среднем 0.9 см. Это достоверно (на 5% уровне значимости) меньше, чем в остальных типах микрогруппировок. В остальных микрогруппировках прирост Dicranum в среднем составляет 1.см. Поскольку прирост Dicranum в пятнах доминирования морфологически разных видов одинаков, за исключением пятен доминирования Pleurozium, явление создания более благоприятных условий какими-либо видами в данной выборке мало вероятно. Пониженные приросты Dicranum наблюдаются только в окружении особей, по-видимому, наиболее мощного эдификатора из рассмотренного набора видов мхов, что можно интерпретировать как подавление. Причины снижения приростов Dicranum polysetum и повышения приростов Pleurozium schreberi в пятнах доминирования последнего требуют выяснения методами экспериментов.

Ptilium crista-castrensis имеет наименьшие средние измеренные приросты (1.5 см) в микрогруппировках Aulacomnium. Интенсивнее всего он растет в латках Hylocomium (в среднем на 1.7 см в год). В собственных микрогруппировках и куртинах Dicranum средний прирост Ptilium составляет 1.6 см. На участке сбора материала Ptilium crista-castrensis в пятнах доминирования Pleurozium schreberi не произрастал.

Средние приросты Hylocomium splendens в собственных микрогруппировках и микрогруппировках Dicranum polysetum достоверно не различаются и составляют 3.5–3.6 см в год. В других пятнах напочвенного покрова этот вид на обследованном участке встречен не был.



Aulacomnium palustre имеет наименьший прирост в микрогруппировках Ptilium (0.2 см в год), наибольший прирост (0.7 см) в куртинах Hylocomium. Его приросты в пятнах доминирования Pleurozium (0.4 см), Dicranum (0.45 см) и собственных микрогруппировках (0.55 см) достоверно не различаются.

В микрогруппировках с доминированием Hylocomium splendens особи Ptilium crista-castrensis и Aulacomnium palustre имеют наибольший прирост.

Однако, выборка этих видов в пятнах доминирования Hylocomium мала, поэтому результаты не достоверны. Можно высказать гипотезу для дальнейшей проверки, что Hylocomium способствует вытягиванию побегов Ptilium и Aulacomnium, не подавляя (или слабо подавляя) их произрастание.

Побеги Ptilium в микрогруппировках с доминированием Aulacomnium, и в обратном случае, побеги Aulacomnium в латках Ptilium характеризуются наименьшим средним приростом. Возможно, здесь имеет место антагонизм (для достоверных выводов данных недостаточно).

Выводы Были выявлены три типа взаимодействий мхов.

1) Самоблагоприятствование (Pleurozium schreberi – наилучшим образом развивается в собственных микрогруппировках) 2) Угнетение одним видом (Dicranum polysetum хуже всего развивается при доминировании Pleurozium schreberi, тогда как отличия в приростах Dicranum в остальных микрогруппировках не было выявлено).

3) Не выражено ни самоблагоприятствование, ни подавление другими видами (различий приростов в разных микрогруппировках либо нет – Hylocomium splendens, либо причины различий в более сложной системе взаимоотношений – Ptilium crista-castrensis и Aulacomnium palustre).

ЛИТЕРАТУРА Ипатов В.С., Аверинцева С.Г. Обусловленность произрастания сфагнов и зеленых мхов в заболоченных ельниках // Научные доклады высшей школы. 1966.

Сер. биол. № 3. С. 67–69.

Ипатов В.С., Тархова Т.Н. Взаимовлияние моховых и лишайниковых синузий в зеленомошно-лишайниковых сосняках // Экология. 1983. № 1. С. 20–26.

Журавлева Е.Н., Ипатов В.С. Взаимоотношения видов рода Sphagnum и Polytrichum commune в заболоченных сосновых лесах // Бот. журн. 2003. Т. 88.

№ 8. С. 20–27.

Корчагин А.А. Определение возраста и длительности жизни мхов и печеночников // Полевая геоботаника. Т. II. М.-Л.: АН СССР, 1960. С. 279–314.

Черепанова М.В., Ипатов В.С. Влияние древостоя на моховой покров и взаимоотношения видов мхов в заболоченных ельниках // Вестник СПбГУ. 2003. Сер.

биол. Вып. 3. № 19.

ОСОБЕННОСТИ ФИТОЦЕНОЗОВ БЕРЕЗОВО-СОСНОВОГО ЛЕСА ОКРЕСТНОСТЕЙ С. ЕЛБАНЬ МАСЛЯНИНСКОГО РАЙОНА, НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ Борцов А. Н.

Новосибирский государственный педагогический университет, г. Новосибирск, Россия. mebo@ngs.ru До недавнего времени сведения о растительности Маслянинского района Новосибирской области были отрывочны и фрагментарны. Некоторые данные приводились в многотомном труде «Флора Западной Сибири» П.Н. Крылова (1927–1964). В конце XX–XXI в.в. флористические сведения были значительно пополнены (Лащинский, Лащинская, 1993, Определитель…, 2000, Красников, Жирова, 2003). Исследования по оценке антропогенной трансформации растительности района остаются достаточно скудными (Клещева, 2003).

При этом, за последнее десятилетие влияние человека на леса Маслянинского района значительно увеличилось (так, в 10 раз возросло число лесоперерабатывающих предприятий на территории р.п. Маслянино). В связи с этим, целью данной работы является оценка антропогенной трансформации флоры березово-соснового леса в окрестности с. Елбань, Маслянинского района, Новосибирской области. В связи с поставленной целью выделены следующие задачи:

1. выявить флористический состав и разнообразие слагаемых им ассоциаций березово-соснового леса, а также вырубок на его территории;

2. определить степень антропогенной трансформации флоры березово-соснового фитоценоза.

Для выполнения данной работы был выбран 178-й квартал, относящийся к Маслянинскому государственному лесхозу, на территории которого в 1995–1996 годах производилась сплошная вырубка общей площадью 1.1 га. По природным условиям и особенностям растительности данная территория относится к Присалаирскому предгорно-лесному ботанико-географическому району. В данном районе сосновые леса тянутся полосой по террасам р. Берди, занимая 40–50% от общей площади района и являются базой лесной промышленности (Красников и др., 2003).

Для определения степени антропогенной трансформации березово-соснового леса использовались стандартные геоботанические методы исследования (Смирнова др., 2002). Площадки для описаний выбирались с учетом одинакового эдификаторного состава (Betula pendula, Pinus sylvestris) и с захватом всего спектра экотопов, представленных на данном участке долины р. Елбань. Кроме того, учитывались и территории, подвергнутые рубкам. В итоге было сделано 33 полных геоботанических описания, отмечено 96 видов, относящихся к 34 семействам и 81 роду, что составляет 13% от общего количества видов, зарегистрированных на территории Маслянинского района (Красников и др., 2003).

Формула древостоя березово-соснового леса С7-8Б3-2, среднее проективное покрытие яруса А – 58,9%. Основными видами, входящими в ярус В, встречающихся более чем на 50% описанных площадок, являются Crataegus sanguinea, Salix caprea, Rubus idaeus, Rosa majalis, величины обилия, соответственно, составляет 0,5, 0,9, 0,8 и 0,7, среднее проективное покрытие яруса – 25,8%. Доминирующими видами, в ходящие в ярус С, являются Agrostis gigantea, Galium boreale, Carex praecox, Aconitum septentrionale, Crepis sibirica, Vicia sylvatica, Lathyrus gmelinii, Viola mirabilis, Aegopodium podagraria, они встречаются более чем на 70% описанных участков. Проективное покрытие яруса составило 69,2%. Общее количество видов, отмеченных для березово-соснового леса, составило 56.





Проективное покрытие яруса на вырубках выше – 82,3%. Для данной территории характерно мозаично расположенные ассоциации с явным доминированием одного, двух видов, например таких как, Cirsium setosum, Urtica dioica, Chamerion angustifolium, Thalictrum minus., Dactylis glomerata. Нужно сказать, что на вырубках отмечены виды, которые не встречаются в березово-сосновом лесу, к таким относятся Elytrigia repens, Potentilla argentea, Ranunculus sceleratus, Calamagrostis epigeios, Lamium purpureum, Galium mollugo. Кустарниковый ярус на территории вырубок выражен менее полно, чем в лесу, среднее проективное покрытие его составило 18%, однако, в пределах вырубки в подросте имеется Populus tremula, он встречается на 50% описанных площадок со средним значением обилия 1,2 и при этом не отмечен в описаниях лесных участков. Общее видовое богатство территорий, подверженных рубке – 57.

Десять ведущих по числу видов семейств составляют 69,7% от общего числа видов найденных в районе исследования. Преобладание таких семейств как Asteraceae, Rosaceae, Fabaceae, Poaceae является типичным для флор Бореальной области. Значительная доля видов семейства Caryophyllaceae характеризует данную флору как лесную. 30,3% составляют остальные семейства. Наибольшее число видов содержат роды Viola, Vicia, Trifolium, Stellaria, Cirsium, Carex. В состав ценофлоры входит 19 семейств и 66 родов представленных всего лишь одним видом, что составляет 55,9% и 81,5% соответственно от общего количества.

Анализ жизненных форм показал, что 6,4% флоры исследуемой территории составляют деревья, 8,5% – кустарники, 2,1% – полукустарники.

Большая часть спектра приходится на травянистые многолетние растения, одно- двулетние растения составляют 9,5% от общего состава флоры. Среди многолетних трав значительная роль принадлежит короткокорневищным и длиннокорневищным формам. Их доля составляет 23,5% и 27,7% соответственно. В равных долях (по 5,3%) представлены кистекорневые, корнеотпрысковые и стержнекорневые. Доля рыхлодерновинных составила – 4,3%. Остальная доля спектра приходится на короткокорневищные наземно-столонные и луковичные, их вклад в сумме составил – 2,2%.

Сравнение соотношений ЖФ березово-соснового леса и территории вырубок показало, что на территории вырубки доля деревьев составляет 7,4%, это на 0,4% больше чем в лесу, однако все шесть видов деревьев (Pinus sylvestris, Betula pendula, Betula alba, Populus tremula, Sorbus sibirica), отмечены в подросте с значительной долей проективного покрытия, возросла доля одно- двулетних трав на 5,4%, что является ожидаемым для подобных территорий (Клещева, 2003).

О состоянии растительного сообщества можно судить по соотношению во флоре различных экологофитоценотических групп растений. В частности, это позволяет произвести оценку флористической гетерогенности исследуемых сообществ.

По принадлежности к той или иной экологофитоценотической группе выявилось следующее распределение: большая доля приходится на лесолуговые растения – 46,9%, при этом 16,7% составляет доля типичных лесных видов. Значительный вклад во флору вносят виды, которые, наряду с большей приуроченностью к лесным, лесо-луговым, луговым сообществам, могут играть роль и сорных, их долевая составляющая соответственно равна 1,0%, 12,5%, 7,3%. Суммарно же их общая процентная доля – 20,8% Группа сорных видов представлена пятью (Cirsium setosum, Galeopsis bifida, Galeopsis ladanum, Lamium purpureum, Cuscuta europaea), что составляет 5,15% от общего числа видов.

Соотношение экологофитоценотических групп видов на территории вырубки и березово-соснового леса различно. На территории рубки произошло уменьшение типичных лесных, луговых и лесолуговых видов на 7%, 2,1%, 3,7% соответственно. Возросла доля лесо-лугово-сорных, лугово-сорных, и сорных видов, в общем, это увеличение составило – 5,7%, 4%, 2,8% соответственно.

Оценка степени флористической гетерогенности по методике А.К.

Ибрагимова, показала, что степень «десильватизации» для березовососнового леса составляет +40,8, а на территории рубок +19,4, что соответствует первой и второй стадии дигрессии леса, которую автор определяет как промежуточную. По свидетельству А.К. Ибрагимова на этих стадиях обнаруживается «удвоение» видового состава за счет одновременного присутствия собственно лесных и нелесных видов.

Подобную ситуацию нельзя считать экологически стабильной. Таким образом, на основе проделанной работы можно сделать следующие выводы:

1) зарегистрировано 96 видов, что составляет 13% от общего числа видов Маслянинского района; большинство выявленных ассоциаций относится к травяным березово-сосновым лесам со значительной флористической гетерогенностью, что связано с их производным характером и хроническим антропогенным воздействием, растительность вырубок более динамична, она представлена совокупностью серийных вейниковоразнотравных группировок;

2) изученные сообщества находятся на промежуточной стадии дигрессии и экологически нестабильны.

ЛИТЕРАТУРА Ибрагимов А.К. Флористическая гетерогенность – как мера экологической напряженности в лесных экосистемах // Лесоведение. 1997. № 2. С.43–48.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 47 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.