WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 52 |

Несмотря на то, что это все еще в определенной степени правда, представляется, что ситуация изменилась с тех пор. Можно конечно придерживаться такого циничного мнения, что изменения заключаются в том, что полезные практические рекомендации по разработке политики даются на основе неудач реализации прежних идей, что модели просто стали более сложными, и появился новый модный набор слов. В частности, возросшее признание важности знаний и организации, к сожалению, не сопровождалось соответствующим прогрессом в нашей способности измерить эти факторы. С.Фриман описывает небольшой прогресс, достигнутый в этой области, и рассматривает это как важную проблему для дальнейших исследований. Но справедливости ради надо заметить, что были получены новые выводы. Существуют доказательства, что определенные контекстные условия важны для успешных инноваций.

Становится все очевиднее, что не существует простых решений для чрезвычайно сложных проблем. Необходимо работать с более широким, более интерактивным и в большей степени зависящим от конкретной ситуации набором факторов, и возможно, с множеством более ограниченных и реалистичных целей при выработке и анализе политики.

Можно провести сравнение с определенными областями естественных наук. Там точность анализа иногда убедительна и впечатляюща, например, аккуратность прогноза появления и траекторий комет. Но часто теория может быть очень неадекватна практическим целям. Примером тому необходимость нелинейных ветряных тоннелей для экспериментирования с потоками, чтобы проверить аэродинамику новых моделей самолетов, т.к.

теория не может справиться с этим. Система просто слишком сложная. Что касается инноваций, то заранее невозможно узнать, как будет развиваться инновационный процесс. Мы возможно больше знаем об условиях, при которых маловероятно, что инновационный процесс получит успешное развитие. Более того, очевидно, что универсальная многоцелевая политика в лучшем случае ненадежна. Неопределенность относительно эффективности политики часто кажется такой же большой, как и неопределенность относительно инноваций.

Ситуация может быть описана как «парадокс политики». В условиях быстрых технологических изменений и признания особой важности и уязвимости малых организаций, потребность в государственной политике кажется большей, чем когда-либо. Но точно так же из-за быстроты, сложности и турбулентности сегодняшних технологических изменений и более разнообразной экономической среды эффективность и предсказуемость инновационной политики является более неопределенной, чем когда-либо. Более того, неясна не только способность разработчиков политики оказывать позитивное воздействие, но и действия, которые сегодня оправданы, могут быть неподходящими в изменившейся среде завтрашнего дня.

Так как инновации и конкурентоспособность оказываются связанными, решающее значение имеет разрешение исследовательского парадокса и парадокса производительности. Но как может быть преодолен парадокс политики И если инновационные системы являются такими сложными, а наши знания о них такие мимолетные и эфемерные, то как может анализ помочь разработчикам политики Анализ политики дает контекст для применения политики и некоторые общие показатели эффективности. Помимо этого и по аналогии с аэродинамикой, возможно, наилучшей идеей является учесть сложность посредством гибких экспериментальных подходов к политике, поддерживаемых ясными, хорошо специфицированными системами мониторинга, оценивания и бэнчмаркинга. Сложные системы могут быть поняты и ими можно овладеть только через систематизированные процедуры обучения. Понимание того, какие типы инновационной политики работают в различных условиях, требует экспериментального, основанного на опыте подхода и аккуратного оценивания результатов.

Самим методам оценивания уделяется все большее внимание. Статьи недавней конференции ОЭСР по «оцениванию политики, инновациям и технологиям» отражают сегодняшнее понимание. Существует общепризнанное мнение, что нет универсально применимой методологии, выбор должен зависеть от конкретной ситуации и предпочтительно, чтобы он включал несколько подходов [Arnold E., Guy K., 1997].

РАЗДЕЛ 3. ИННОВАЦИОННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В РЕГИОНАЛЬНЫХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМАХ Глава 3.1. Формирование региональных инновационных систем В последние годы в концепциях инновационного менеджмента центр внимания часто перемещается с анализа проблем на уровне организации на уровень рассмотрения региональных и национальных инновационных систем и на исследование взаимосвязей этих двух уровней разработки и реализации инноваций.

В данной главе мы исследуем, в какой степени можно говорить об инновационной системе развитого промышленного региона, который переживает процесс реструктуризации. Мы покажем, что инновационные организации только частично полагаются на партнеров по инновационной деятельности из данного региона; в значительной степени они интегрированы в национальные инновационные системы и сети.

Мы исходим из того, что многие регионы в промышленно развитых странах в последние годы столкнулись с проблемами, связанными с процессами глобализации и промышленной реструктуризации. Эти проблемы особо остро стоят в промышленном «сердце» этих стран, т.е.

регионах успешных в прошлом, но которые столкнулись в последнее время со значительными трудностями. Эти регионы остро нуждаются в инновациях, т.е. им необходимо обновить их продуктовую структуру, технологии и организационные методы. Существования небольшого количества инновационных организаций обычно недостаточно. Более широких и более длительных эффектов обновления можно достичь только в том случае, если инновации становятся системными в данном регионе, т.е. если появляется региональная инновационная система. В этом случае инновации осуществляются в ходе интерактивного взаимодействия между организациями и поставщиками знаний, и этот процесс поддерживается институтами, разрабатывающими политику, агентствами трансферта технологий и образованием.

Представления о характере инновационных процессов существенно изменились последние годы. Как традиционная модель Шумпетера, так и линейная модель продуктового цикла представляются неадекватными.

Инновации как не являются исключительно внутренней деятельностью организаций с целью достижения монополистических преимуществ, как полагал Шумпетер [Schumpeter J.A., 1934], так и не следуют механистической последовательности от исследований к производству и далее к рынку, в которой исследования являются главной движущей силой, как утверждает линейная модель и теория продуктового цикла. Все в большей степени инновационный процесс рассматривается как нелинейный и интерактивный процесс взаимодействия организации с ее внешней средой [см., например, Malecki J., 1997; Dosi G. и др., 1992; Kline S.J., Rosenberg N., 1986].

Понятие нелинейности означает, что многие лица и источники информации, как внутри, так и вне организации, стимулируют инновации и оказывают на них влияние. Ход инновационного процесса определяется не только учеными и инженерами, работающими в области НИОКР, или высшим управлением организации. С самого начала инновационного процесса и на всем его протяжении существенными являются взаимодействия, устанавливающие обратную связь с производственниками, маркетингом и потребителями. Интерактивность инновационного процесса означает внутреннее сотрудничество между различными подразделениями организации (подразделениями НИОКР, производственными, маркетинговыми и др. структурами), а также внешнюю кооперацию с другими организациями (особенно с потребителями и поставщиками), провайдерами знаний (такими как университеты и технологические центры), финансовыми и образовательными структурами, органами государственной власти. Все они вносят вклад в способность организации осуществлять инновации.

Именно в таком контексте было введено понятие «инновационной системы» [Lundvall B., 1992]. Первоначально это понятие применялось для национального уровня. Исследования показали, что инновационные системы существенно различаются в разных странах в зависимости от их экономической структуры, базы знаний и институциональной специфики [Nelson R., 1993] (см. следующую главу). Позже все возрастающий интерес стали вызывать инновационные системы на региональном уровне [см., например, Braczyk H., 1997; Cooke P., 1998]. Основные вопросы, поднимаемые здесь специалистами, заключаются в том, в какой степени инновационные системы могут быть выявлены на региональном уровне, как они функционируют, как они могут быть связаны с инновационными системами более высокого уровня.

Исследования развития инновационной сферы на региональном уровне показали, что при определенных условиях инновационные процессы оказываются встроенными в региональную структуру, что ведет к формированию региональной инновационной системы [см., например, Braczyk H., 1997; Stopper M., 1995]. Были идентифицированы следующие факторы и механизмы:

- Регионы различаются по существующим в них предпосылкам инновационной деятельности, таким как квалификация рабочей силы, уровень образования, наличие исследовательских институтов и учреждений, внешние и побочные эффекты генерации знаний.

Многие из этих факторов немобильны, что является основой для получения преимуществ отдельных регионов по сравнению с другими регионами [см., например, Simmie J., 1997; Malecki J., 1997].

- Отраслевые кластеры часто относятся к определенному географическому району, что способствует созданию сетей и специфических инновационных моделей в регионах [см., например, Steiner M, 1998; Enright M., 1995].

- В местной производственной системе посредством коллективного обучения может развиваться общая технологическая культура, приводящая к созданию инновационной среды.

- Связи университет-отрасль и побочные эффекты производства знаний часто приводят к развитию высоких технологий в регионе [см., например, Castells M., Hall P., 1994].

- Региональная политика играет активную роль в инновационных процессах, обеспечивает поддержку инновациям посредством деятельности специальных институтов и агентств [см., например, Hassink R., 1996].

Возникает вопрос, можно ли говорить о региональных инновационных системах только в регионах, в которых существуют ярко выраженные предпосылки развития инновационной деятельности и способствующая ей среда, или инновационные системы формируются и в менее благоприятных условиях, например, в старых промышленных регионах. В целом промышленные регионы рассматриваются как менее инновационные, т.к. в них доминируют старые отрасли или зрелые сектора, велика доля заводов и фабрик, которым не свойственны предпринимательство и инновационный дух. Тем не менее, такие регионы часто испытывают кризисные ситуации, когда инициируются процессы отраслевого, организационного и институционального обновления, ведущие к усилению инновационной деятельности. В последние годы процессы такого обновления можно было наблюдать во многих регионах Европы и Северной Америки.

Нам необходимо выявить:

- В какой степени может быть идентифицирована инновационная система традиционного промышленного региона - Какова роль региональных институтов и организаций в развитии инновационных процессов по сравнению соответствующими ролями на более высоких уровнях (национальном, глобальном) - Каковы основные барьеры формирования инновационной системы в регионах Чтобы ответить на эти вопросы, мы используем результаты, полученные в рамках Европейского исследовательского проекта REGIS. Мы рассмотрим инновационные системы таких старых промышленных регионов, как Штирия (Австрия), Уэльс (Великобритания), регион вокруг города Тампере (Финляндия), страна Басков (Испания) и сравним их между собой [Todtling F., Sedlacek S., 1997].

Проект REGIS состоял из нескольких шагов. По-первых, на основе проведенных исследований и полученных данных анализировались социально-экономические характеристики этих четырех регионов, применяемый ими подход для разработки и осуществления инновационной политики, а также институты, вовлеченные в процесс управления инновационной сферой. На втором шаге был проведен обзор организаций в ряде выбранных отраслей с целью изучения их инновационного поведения, а также связей между различными организациями и институтами, относящимися к инновационной сфере. На третьем шаге были проинтервьюированы ряд организаций, для того чтобы получить более глубокое видение характера соответствующих взаимодействий.

Все четыре региона, включенные в исследовательский проект, имеют длинную историю промышленного развития (начиная с 18-19 веков) и, за исключением Уэльса, могут рассматриваться как «колыбели» индустриализма в своих странах.

В Уэльсе, Штирии и стране Басков развитие индустриализма начиналось в таких отраслях, как горная промышленность, сталелитейная и металлургическая отрасли. В Тампере первыми промышленными отраслями были текстильная, бумажная и машиностроение. Отчасти в силу такой структуры промышленных секторов крупные предприятия играют наиболее существенную роль. До 1980-х годов многие из них контролировались государством, а после этого периода были приватизированы.

Все включенные в исследовательский проект регионы имели успешное прошлое, но в последние годы испытывали экономический спад и переживали кризисы. Это привело к необходимости реструктурировать их экономическую основу, что в свою очередь обычно вызывало значительное сокращение занятости в традиционных отраслях. В Уэльсе этот процесс начал четко проявляться, начиная с послевоенного периода, а в Штирии и Тампере с 1970-х годов, в стране Басков с 1980-х годов.

С другой стороны, были явные признаки обновления в этих регионах. В Уэльсе и Штирии предпринимались активные попытки привлечь иностранные фирмы в «современные» отрасли, чтобы стимулировать образование новых компаний и улучшить конкурентоспособность малых и средних фирм посредством повышения квалификации, улучшения трансферта технологий и консультирования. При этом наблюдались разные пути развития процесса реструктуризации.

Штирия находится на юго-востоке Австрии, граничит со Словенией.

Это периферийный, пограничный район Австрии. Штирия имеет статус провинции с ее собственным правительством и парламентом, но регион не располагает достаточными финансовыми средствами, чтобы осуществлять самостоятельную экономическую политику. Население Штирии равно 1,млн. человек, а ее вклад в ВВП Австрии составляет порядка 12%.

Экономическую основу региона составляли сталелитейная, металлургическая и целлюлозно-бумажная отрасли, что позволяло в прошлом занимать сильные экономические позиции, но 1970-е годы характеризуются экономическим спадом, что привело к необходимости реструктуризации. Вследствие активных процессов реструктуризации безработица в регионе достигла уровня выше среднего по Австрии (в г. в Штирии – 8%, в Австрии в среднем - 6%), в то время как ВВП на душу населения составляет около 90% от уровня этого показателя для страны в целом. Быстро развиваются машиностроение, автомобилестроение и сектор услуг. Ряд известных фирм и исследовательских центров расположены в этом регионе, они служат ядром для осуществления исследований, разработок и инноваций. Недавно региональное правительство поддержало формирование автомобильного кластера, стремясь связать местные компании и учреждения с недавно привлеченными в регион такими иностранными фирмами как Chrysler и Magna.

Уэльс крупнее Штирии, его население составляет 2,9 млн. человек.

Исторически его основу составляли угольная и сталелитейная отрасли, которые достигли своего пика развития в 1920-х годах. Начиная с 1960-х годов, в регионе активно проводилась политика по поддержке развития автомобильной отрасли, электроники, фармацевтической отрасли, а в последнее время и здравоохранения. Стратегия заключалась в привлечении хорошо известных иностранных компаний (таких как Sony, Ford и Toyota) и установлении связей между ними и местными малыми и средними компаниями посредством развития снабженческих цепей. В регионе существуют активные организации, оказывающие поддержку в области финансов, обучения, развития сетей, такие как WDA (Welsh Development Agency). Несмотря на активные процессы обновления, в этом регионе все еще уровень безработицы превосходит (7-8% в 1996 г.), а уровень ВВП на душу населения все еще ниже, чем в среднем по Великобритании.

Самый малый из всех исследуемых в рамках проекта REGIS регионов – район вокруг города Тампере (Pirkanmaa) с населением 400 тыс. человек.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 52 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.