WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |

jj Рассмотрим конкретную игру k для моделируемой ситуации. Участника два – вкладчик и центр. Имеется множество уровней рискованности. Множеством действий центра являются всевозможные распределения банков из множества M по категориям шкалы. Эти распределения не обязательно соответствуют истинным уровням рискованности банков.

Стратегия вкладчика – выбор категории lk {1,..., L}, в один из банков которой он будет вкладывать свои деньги.

Когда центр просто сообщает всем участникам распределение банков, вкладчик не может сделать никаких предположений о целевой функции центра, и, следовательно, может сделать какие угодно предположения. Если же допустить, что и банки активно участвуют в игре (соответствующим образом измененной фантомной игре) и могут образовывать коалиции с центром, то становится очевидной обоснованность недоверия частного инвестора к сообщениям центра.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда сообщение центра подкрепляется установлением параметра страхового контракта k. Тогда появляется информация, необходимая для определения целевой функции центра в фантомной игре.

m m ~ ~ ~ Cц = C - X = C - X.

1- 1 j j (1- Pj ) j j 1+ Rj j=1 j= Здесь C – некоторая величина, неизвестная вкладчику. Положим, что она зависит только от макро параметров, и в масштабах вкладчика является константой. Пусть инвестор k считает для себя наилучшим (в соответст вии со своей целевой функцией) уровень риска соответствующий категории шкалы lk и lk.

Утверждение 20. Пусть инвестор j считает для себя наилучшим, в соответствии со своей целевой функцией, уровень риска соответствующий категории шкалы lj. Тогда стратегия вкладчика lj в фантомной игре j будет безопасной нулевого порядка, при заданной стратегии центра (окружении) сообщать правду о распределении банков по уровням риска.

Доказательство. Пусть вкладчик выбирает наугад банк из категории lk, и рассчитывает, что уровень рискованности данного банка соответствует этой категории, и на соответствующее значение своей целевой функции.

Рассмотрим всевозможные отклонения центра от стратегии «сообщать правду».

1) Если при отклонении выбранный вкладчиком банк на самом деле оказался более рискованным, чем свойственно обозначенной категории, то значение целевой функции центра при таком отклонении уменьшается, так как центру не выгодно занижать рискованность и платить вкладчикам при их банкротстве более высокие компенсации.

2) Если при отклонении выбранный вкладчиком банк оказался менее рискованным, то это должно увеличить выигрыш вкладчика, уменьшая его риск, но сохраняя высокий уровень страховой компенсации.

3) Если при отклонении выбранный вкладчиком банк оказался того же уровня рискованности, что и по предварительному предположению, то для инвестора ничего не изменится.

Итак, соблюдаются условия определения 4 безопасной стратегии нулевого порядка.

Следует заметить, что теоретическая возможность образования коалиции центра и банка сохраняется, особенно если банк, переходя из одной категории рискованности в другую, может собрать существенно большее количество вкладов и поделиться своим выигрышем с центром. Это говорит о том, что даже при таком механизме формирования страховых выплат, хотя доверие вкладчика и увеличивается, тем не менее, его подозрения насчет возможности сговора центра и банков отчасти сохраняется, и могут потребоваться дополнительные усилия, чтобы их рассеять.

Обратим внимание, что в текущем разделе были применены сформулированные [94] понятия информационной рефлексии, при вводе определения игры с неполной информированностью, и стратегической рефлексии, при использовании равновесия в безопасных стратегиях.

3.2.4. Механизм управления системой страхования и общие выводы Вспомним требования, которые предъявлялись к механизму привлечения вкладов, как к стратегии центра в широком смысле: сохранение механизма привлечения вкладов; ограничение риска, возникающего от эффектов морального риска и негативного отбора; возможность более тонкого регулирования уровня риска в банковской системе; формирование представлений вкладчика о рисках, близких к адекватным.

Как уже было указано, механизм сообщения информации через страховой контракт ограничивает действие обеих тенденций к завышению риска. Это означает, что ограничения, введенные при формулировании моделей двух эффектов, разделившие их исследование на две независимые и не сравниваемые части, не влияют на выводы, получаемые для синтезированного механизма.

У вкладчиков этот механизм ограничивает неопределенность в оценках рамками секторов. Главная особенность вкладчика в игре – его слабая информированность о партнерах, банках и центре. Причем, если информация сообщается участниками, возникает проблема доверия к этой информации и к тем, кто ее предоставляет. Обычно источников информации много, часть из них заинтересована в искажении сведений, у мелкого инвестора мало возможностей по проверке информации об объективности ис точников информации. Предлагаемый механизм разрешает эту проблему путем объединения интересов центра и вкладчиков. Создается такой источник информации, которому выгодно сообщать правду, добывая ее не только для себя, но и для вкладчика. Вкладчик при этом знает, что «сильный партнер» действительно заинтересован охранять его интересы, и поэтому считает такой источник информации надежным.

Построенная в [59, 60] модель определения осторожности вкладчика легко адаптируется для исследования отношения вкладчиков к предлагаемой системе страхования вкладов. Введенная там функция определения осторожности позволяла определить значение параметра отношения к риску, при условии известной неизменной вероятности успеха. В новой ситуации вероятность успеха зависит возрастающим образом от величины доли страховой выплаты, и убывающим – от ставки. При этом измеряться будет не параметр отношения вкладчиков к риску, а непосредственно предпочтения на множестве предлагаемых системой страховых контрактов. То есть модель определения осторожности позволяет предварительно исследовать возможную реакцию населения на введения системы страхования вкладов с сообщением информации.



В литературе высказываются опасения, что повышение прозрачности банковской системы, «политика предоставления информации» нарушает конфиденциальность банковских сведений и создает угрозу возникновения паники и массового изъятия вкладов [41, с.166]. Сравнительно с такой информационной политикой, предлагаемая страховая система не рассекречивает конкретную информацию, а раскрывает ее в косвенной и обобщенной форме оценок. Раскрытие сведений в такой форме превращает опасность оттока сбережений в более широкую возможность их перемещения внутри банковской системы и делает этот процесс более управляемым.

При большом уровне неопределенности субъект часто склонен выбирать крайние значения. В данном случае при оценках риска какая-то часть вкладчиков будет либо слишком завышать его, либо занижать, то есть поведение этой части будет экстремальным. При ограничении неопределенности потенциал наиболее рискованно действующих вкладчиков, на негативное значение которого указывалось в разделе 3.1.5, существенно уменьшится. Рискованность поведения субъекта может определяться как большим значением естественной склонности к риску, так и недооценкой зависимости риска от ставки c2. В условиях сообщения информации через параметр страхования второй фактор будет проявляться только внутри секторов и, следовательно, не будет давать экстремального поведения на рынке в целом.

В отношении банков предлагаемая система предоставляет достаточно большие возможности для управления, можно представить три инструмента воздействия. Во-первых, через изменение шкалы. Это очень мощный, чрезвычайный механизм регулирования, трудно предсказать, насколько сильно вкладчики и весь рынок отреагируют на такое глобальное изменение. Во-вторых, можно регулировать требования по рискованности, предъявляемые к банкам в секторах страхования (R). Это воздействие позво(l) ляет управлять уровнем рискованности секторов и всей банковской системы. В-третьих, возможно оперативное управление политикой банков путем рекомендаций и информационных сообщений. Такое вмешательство регулирующих органов широко практикуется в мировой практике. Приведем примеры из банковской практики США и Германии: «Призывами и рекомендациями ФРС пытается оказать психологическое воздействие на индивидов и учреждения в направлении большего соответствия политике ФРС, для чего используются телефонные переговоры с банкирами и рассылка им соответствующих писем, выступление с речами, разъясняющими политику ФРС, а также объяснения в Конгрессе действий и целей ФРС.

Обычно банкиры уделяют самое большое внимание письмам и телефонным звонкам представителей ФРС, так как опасаются распространения на их учреждения более жесткого порядка регулирования и надзора» [103, с.90]. «Все указанные принципы носят рекомендательный характер, и банки не обязаны в точности выполнять их. Но если ведомство по надзору сочтет несоблюдение этих требований свидетельством низкой ликвидности и отсутствия у банка достаточного капитала, оно может принять санкции вплоть до приостановки операций банка и временного его закрытия. Банки тщательно выполняют все предписания властей» [116, с.52]. В качестве штрафной санкции за пренебрежение рекомендациями может выступать перевод банка в другую страховую категорию, что окажет на него не только непосредственное воздействие, но и даст сигнал вкладчикам и, изменив их выбор, перераспределит доступные банку ресурсы привлекаемых средств.

Перечисленные инструменты позволяют регулировать рискованность отдельных секторов и банковской системы в целом, а также приток средств населения в банковскую систему и распределение их по секторам.

Особое внимание следует уделить управлению сектором, так как (L) именно в нем сосредоточены вкладчики и банки, принимающие наиболее рискованные решения. Изменение параметров этого сектора оказывает влияние на эту самую неустойчивую часть вкладчиков, либо привлекая их на рынок, либо заставляя уходить с него.

Для более гибкого распределения банков по секторам рынка и облегчения перехода из одного сектора в другой следует предусмотреть возможность назначения банку промежуточного значения параметра i [, ], при котором банк может предоставлять сберегательные (l - 1) (l) услуги в двух соседних секторах и предлагать вкладчикам сберегательные контракты двух типов, и, в рамках квот, размер которых опреде(l – 1) (l) ляется по i. Это создаст возможности для перераспределения сбережений по секторам, в зависимости от экономической конъюнктуры и изменений предпочтений населения.

Рассматриваемая система страхования, вводя дополнительный канал регулирования поведения банков через информирования вкладчиков, снимает ту исключительную нагрузку, которая ложится на административные ограничения и методы надзора за уровнем ликвидности банков. Попадая в зависимость от информированного центром вкладчика, банк сам будет реально заинтересован в возможно большей прозрачности, если центр, при наличии неопределенности относительно рисков банка, будет оценивать их по методу гарантированного результата: Ri [Rmin i, Rmax i] – доступный наблюдению центра интервал (интервальная неопределенность), R iц = Rmax i.





Следует отметить, что при частичном охвате страхованием банковской системы, для того, чтобы механизм заработал, необходимо, чтобы рискованность застрахованного сектора была не ниже, чем у не застрахованного. То есть требуется, чтобы весь застрахованный сектор не воспринимался вкладчиками как наиболее рискованный на фоне всего рынка. Это условие не выполнялось в российской системе страхования вкладов, применявшейся до введения закона о страховании вкладов. В прежней системе страхования в принудительном порядке участвовали только проблемные банки, попадавшие под внешний контроль со стороны АРКО (Агентство по реструктуризации кредитных организаций) [79; 43]. Естественно, что такие банки не могли составить конкуренцию по надежности всем остальным.

Сравним общий ход и результаты игры в трех случаях: без страхования, при существующих схемах страхования, в условиях предложенного механизма. Решение об уровне риска принимает банк, а оплачивает этот повышенный риск в первой модели вкладчик, во второй – центр, в третьей – сам банк (через сокращение количества привлекаемых ресурсов). Основной нетривиальный результат, на котором работает предложенный механизм, зависимость доли страховых выплат от уровня риска = (R) позволяет достичь следующих результатов:

1) Вкладчик получает инструмент контроля над банком, снижающий неопределенность, который является одновременно стимулом осуществлять этот контроль;

2) Вследствие контролирующего действия вкладчика через ограничение величины привлекаемых средств, банк вынужден ограничивать свою склонность к риску;

3) Центр получает полезность от общей суммы инвестированных вкладов и дополнительный доход от страховых операций, так как масштаб его средств много больше масштаба коммерческого банка, следовательно, нелинейность функции полезности для него несущественна, если корреляция между рисками различных банков невелика;

4) Центр получает также дополнительную возможность регулировать уровень рискованности банковской политики через установление параметров страхования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Основные результаты, полученные в работе, состоят в следующем.

1. Сформулирована общая теоретико-игровая модель управления процессом привлечения вкладов в банковскую сберегательную систему; обоснована ведущая роль неопределенности представлений о рисках в формировании недоверия вкладчиков к банкам.

2. Решена задача определения уровня неприятия финансового риска субъектом на основе выбора им параметров страхового контракта.

3. Построена модель поведения участников сберегательного рынка в условиях асимметричной информированности.

4. На основе предложенной в работе концепции равновесия в безопасных стратегиях получено решение задачи раздела рынка сбережений между банками.

5. Исследовано изменение склонности к риску участников сберегательного рынка при введении системы страхования вкладов.

6. Предложен механизм страхования вкладов с сообщением информации вкладчику как параметра страхового контракта, позволяющий регулировать уровни банковских рисков и распределение привлекаемых средств по секторам банковской системы. Особенностью механизма является его способность преодолевать недоверие вкладчиков не только путем введения компенсаций при наступлении страхового случая (мотивационное управление), но и при помощи снижения неопределенности (информационное управление).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Авдашева С., Яковлев А. Влияние асимметрии информации на структуру российского рынка сбережений домохозяйств // Вопросы экономики. 1998, № 12, с. 32-45.

2. Агапцев Г., Евстратенко Н. Гарантирование вкладов в странах СНГ и Балтии. // Аналитический банковский журнал, 2002, № 10, с. 4955.

3. Алексеева М.М. Планирование деятельности фирмы: Учебнометодическое пособие. – М.: Финансы и статистика, 2000. – 248 с.

4. Антонов М. В. Банковские риски и распределение кредитного ресурса. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. экономических наук / РАН ЦЭМИ – М., 1994. - 15 с.

5. Антонов М. В. Банковские риски и распределение кредитного ресурса. / Диссертация на соискание ученой степени канд. экономических наук / РАН ЦЭМИ – М., 1994.

6. Антонов М. В. Управление фондами рынка как метод снижения рисков. М.: Институт проблем рынка РАН, 1994.

7. Алескеров Ф. Т., Ортешук П. Выборы. Голосование. Партии. М.:

«Академия», 1995, 208 с.

8. Афанасьев Э. В., Федин В. И. Основы банковского дела и денежнокредитной политики государства. Учебное пособие. – М. 1999 Российский православный университет. Экономический факультет. – 99с.

9. Ашимов А.А., Бурков В.Н., Джапаров Б.А. Кондратьев В.В. Согласованное управление активными производственными системами.

М.: Наука, 1986. – 248с.

10. Банковское дело: учебник. /Под ред. проф. В.И. Колесникова, проф.

Л.П. Кроливецкой. – М.: Финансы и статистика, 1996. – 480с.

11. Банковское законодательство Российской Федерации: Сборник федерального законодательства по банковскому праву / Авторсоставитель С. И. Алескеров. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика»», 2001. – 582 с.

12. Баркалов С.А., Бурков В.Н., Гилязов Н.М., Семенов П.И. Минимизация упущенной выгоды в задачах управления проектами. Препринт. М.: ИПУ РАН, 2001 – 68с.

13. Беллман Р. Динамическое программирование. М.: 1960. – 400 с.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.