WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

При этом проблематика образования (не общие слова, а именно проблемы и варианты их решения) не занимает важного места ни в программах политических партий, ни в деятельности Федерального Собрания, ни в СМИ (газеты и журналы в странах ОЭСР в разы чаще обращаются к ней, чем российские). Другими словами, образовательные предпочтения россиян складываются стихийно и существуют именно на уровне массового сознания.

Этот «культ» образования с априорной уверенностью в его абсолютной, безотносительной ценности и качестве можно, видимо, считать одной из причин столь трудного и медленного осознания населением необходимости собственного участия в образовательной политике, в формулировании и постановке перед системой образования собственного «образовательного заказа». Продолжает доминировать сложившаяся за многие десятилетия установка воспринимать образование как монопольную функцию государства, которое одновременно выступает и в качестве выразителя образовательных интересов «всех» (и общества, и личности, и «народного хозяйства»), и основного «менеджера», и триединого «заказчика-оценщика-потребителя продукции» системы образования.

Глава 3. Кто и как участвует в развитии образования Готовность участвовать в финансировании образования (90% родителей в той или иной форме оплачивают школу; более 57% семей заявляет о готовности нести значительные финансовые затраты для получения их детьми высшего образования).

На этом фоне — несравненно более слабая заинтересованность в участии в управлении образованием (доля родителей, участвующих в школьных советах и пр.).

Недостаточные компетенции в оценке качества образования. Отсюда — типичная ошибка последних лет: выбор «эффективного, на первый взгляд» образования — недорогого, близко расположенного, не требующего больших усилий от учащегося и при этом связанного с получением очевидно востребованных на рынке компетенций. В результате такого решения небогатые семьи тратят нередко последние деньги на оплату услуг местного коммерческого филиала центрального или негосударственного вуза, чтобы получить диплом менеджера или экономиста без доброй половины необходимых для этого курсов и отправиться прямиком на биржу труда.

Речь, разумеется, идет не только об обмане добросовестных потребителей. Само заявленное стремление получить образование нередко сводится к желанию получить диплом, а не овладеть полезными компетенциями. Эта потребность легко находит удовлетворение на «рынке дипломов». Возникает порочный круг: компании не доверяют качеству, описанному в дипломах, граждане покупают образовательную услугу (а вместе с ней и диплом) низкого качества, поставщики образовательных услуг формируют рыночный сегмент дешевого и некачественного образования, компании получают еще больше оснований не доверять дипломам.

Разрыв этого круга — ответственность государства и общественных организаций (в том числе активной части профессионального образовательного сообщества), которые могут обеспечить прозрачность информации о качестве образовательных услуг и остановить недобросовестных поставщиков.

Что касается известной позиции об «излишнем» уровне образования российского населения, то следует помнить, что целый ряд стран уже поставил задачу всеобщего высшего образования. Фактически высшее образование реально стало условием обязательной социализации в «городской» экономике. Поэтому следует не сокращать число студенческих мест, не ограничивать доступ к высшему образованию, а наоборот — сделать его полностью доступным для каждого желающего. Это может сочетаться с работой по «исполнительской» специальности, когда выпускник вуза «берет» один или два коротких курса профессиональной подготовки.

В последние годы возник и все более заметным становится «кризис доверия» родителей к базовому звену всей «образовательной конструкции» — общеобразовательной школе, к качеству общего среднего образования. Растет доля школьников, заканчивающих старшие классы школы экстерном, — это значит, практически без эффекта коллективного обучения и без воспитательного воздействия школы. «Просто обучения в школе» очевидно для всех не хватает для того, чтобы поступить на уровень высшего образования. Нехватка соответствующих компетенций замещается платными курсами и репетиторами.

Очевидно, что замещение (не дополнение, а именно замещение) системного образования внесистемным не только значительно снижает качество освоения образовательных программ.

Получение образования вне коллектива, вне ежедневного общения с учителями и соучениками негативно сказывается на социализации учащихся.

Преодоление такого кризиса — важная задача. Государство уже приступило к ее решению организационными методами. Введение единого государственного экзамена — ключевая мера, которая позволит уже к 2010 году восстановить формальный статус полной средней школы как ступени к высшему образованию.

Обеспечение информационной прозрачности системы образования в целом, в том числе ее взаимодействия с рынком труда, а также отдельных образовательных учреждений, что долж 3.1. Заказчики и контролеры но существенно облегчить гражданам выбор образовательной траектории для себя и для своих детей.

Создание инструментов координации интересов родителей и шире — заинтересованных в образовании граждан — в виде поддержки профильных некоммерческих организаций, общественных объединений, и создания механизмов участия потребителей в управлении образованием, как на уровне региональных и городских образовательных систем, так и, прежде всего, — на уровне школ, дошкольных учреждений и дополнительного образования школьников.



Осуществляемый в настоящее время более чем в двадцати регионах страны комплексный проект модернизации образования как раз и предполагает развертывание гражданского участия на школьном, муниципальном и региональном уровнях. При этом общественные (управляющие, попечительские) советы школ наделяются правом участия в разработке (вместе с учредителем и администрацией) образовательной программы учебного заведения и в распределении стимулирующей части фонда оплаты труда тем учителям, которые внесли наибольший вклад в реализацию этой программы. Образовательная программа фактически становится общественным договором между системой образования (в лице школы) и обществом (в лице родителей) по поводу гражданского заказа на социальную составляющую качества образования в дополнение к традиционной учебной. Это, по мнению Общественной палаты, огромный шаг в направлении развития гражданского общества в таком ключевом секторе, как образование. Настало время нормативно закрепить участие общественных институтов в формировании образовательной политики и создать все условия, необходимые для усиления их роли в образовании как государственно-общественной системе.

Работодатели Экономический спад 90-х годов привел к резкому падению спроса предприятий на работников со «свежими» квалификациями. Исключение составляли, пожалуй, только юристы и экономисты, обеспечивавшие адаптацию фирм к резко изменившимся условиям существования. Это обусловило увеличивающийся разрыв между работой системы образования и рынками труда: образовательные учреждения действовали в пространстве «ожидания лучшего будущего», не получая никаких внятных сигналов с рынка (тем более платежеспособного спроса на своих специалистов).

Восстановление экономики в новом десятилетии использовало (по крайней мере, в первый период, до 200 года) накопленный запас квалифицированных специалистов. Последние переходили с предприятия на предприятие, каждый раз повышая как квалификацию, так и вознаграждение. К середине текущего десятилетия стало ясно, что запас исчерпан. Предприятия столкнулись с нарастающим дефицитом квалифицированных рабочих и специалистов — от технологов до логистов.

Однако ожидаемого ренессанса технических вузов, техникумов и ПТУ не наступило. Они в своей массе не смогли предложить рынкам труда работников с необходимыми компетенциями в области современных технологий. Более того, выпускники многих техникумов и особенно учреждений НПО отличались невысокой дисциплиной и общей культурой, низкими навыками коммуникации. В условиях современной экономики, где резко выросла доля трансакционных благ, работник с ограниченным потенциалом общения с клиентами оказывается заведомо непригоден для возрастающего числа фирм.

Работодатели в этих условиях начали предъявлять нарастающий спрос на выпускников высших учебных заведений, возможно, не имеющих необходимых производственных квалификаций, но зато легко обучаемых и обладающих необходимыми социальными навыками. При этом другая часть рынка труда, предусматривавшая чисто исполнительскую работу, в большой степени переключилась на использование временных рабочих из бывших республик СССР.

Эти работники в гораздо большей степени зависят от своего работодателя и обходятся ему заметно дешевле, чем граждане России.

Глава 3. Кто и как участвует в развитии образования Институциональная модель школы или вуза, доставшаяся нам с советских времен, явно не вписывается в контекст рыночной экономики, особенно если скорость трансформации последней существенно превышает скорость трансформации самой системы образования. Из-за того, что отечественная образовательная система — и в целом, и в ее основной «клеточке» (традиционном «образовательном учреждении», от школы до университета) — никак не настроена на базовые механизмы и ценности, присущие рыночной экономике (конкурентность, инициативность, самоуправление, выбор, ответственность, динамичность и т.п.), существует опасность, что их расходящиеся пути ведут Россию в зону риска.

Важной и при этом крайне негативной тенденцией последних лет является рост недоверия работодателей к традиционной массовой системе профессионального образования. Исследования, проведенные в рамках мониторинга экономики образования, показывают, что:

только за последние годы (2006 год по сравнению с 2004 годом) доля предприятий, не сотрудничающих с ПТУ и профлицеями, выросла с 59 до 67%, не сотрудничающих с учреждениями СПО — с 61 до 65%, не сотрудничающих с вузами — с 51 до 70%. Особенно заметно снизилась распространенность такой важнейшей формы сотрудничества предприятий с вузами, как стажировки и производственные практики студентов (с 9% в 2004 году до 0% в 2006 году);

предприятия за последние годы создали собственную систему переподготовки и дополнительного образования. 29% предприятий, опрошенных по репрезентативной выборке, ведут собственную образовательную деятельность: 15% — имеют курсы переподготовки, 11% — учебные центры, по 2% — ПТУ, колледжи и вузы. Работодатели также предпочитают направлять работников на обучение на другие предприятия, а не в официальные образовательные учреждения, которые, таким образом, теряют рынок дополнительного профессионального образования. В этом отношении был бы показателен кластерный анализ по категориям работников: горничные, рестораторы, работники ателье и пр.;

с точки зрения нанимателя, наиболее важной характеристикой потенциального работника является не качество полученных им знаний и профессиональных компетенций, а опыт работы. Это, с одной стороны, свидетельствует о том, что получаемые в процессе обучения знания и умения в массе своей не востребуются, а с другой — приводит к тому, что обучающиеся массовым образом начинают работать еще до окончания учебного заведения. Это существенно в первую очередь для вузов, поскольку снижается качество приобретаемого образования, создается дополнительное давление на вузы, которые подстраиваются под работающих студентов, вынужденно или добровольно снижая планки требований к ним;





характеристики учебного заведения, где выпускник получил образование, а также уровень его учебных достижений для работодателей менее важен, чем опыт и наличие сертификатов о дополнительном образовании. Если о важности опыта и наличия рекомендаций с предыдущих мест работы говорят 54 и 8% работодателей соответственно, то репутация и известность учебного заведения важна только для четверти работодателей, в то время как 10% совершенно безразличны к данному параметру. Еще меньшую роль играет конкретное содержание диплома. Так, набор курсов и оценки играют первостепенную роль только для 8% работодателей, а каждый четвертый считает, что на это никогда не обращают внимания. Таким образом, качественные характеристики институтов высшего образования крайне слабо различаются рынком труда;

недоверие к системе профессионального образования стало повсеместным явлением. Установленный исследованием факт более частых претензий к качеству рабочей силы со стороны менее успешных, относительно небольших предприятий, сворачивание сотрудничества работодателей с вузами, учреждениями СПО и НПО заставляют предположить, что работодатели могли бы оказывать большее влияние на систему профессионального 3.1. Заказчики и контролеры образования. Примеры успешных практик демонстрируют крупнейшие российские предприятия, которые, с одной стороны, предъявляют высокие требования к качеству рабочей силы, а с другой — активно сотрудничают с образовательными учреждениями.

В последние годы основные российские объединения работодателей заявили о своем интересе к развитию образования, выдвинули ряд перспективных направлений образовательной политики, которые могли бы реализоваться в рамках частно-государственного партнерства.

Это, в первую очередь, формирование системы независимых (от образовательных учреждений) профессиональных экзаменов, которые не только могут служить совершенствованию рынка труда, но и играть роль «ЕГЭ для вузов и колледжей». Это проведение рейтингования учебных заведений и образовательных программ с позиций работодателей, что должно дать абитуриентам и их семьям понятные ориентиры, какими возможностями на рынке труда обладают выпускники того или иного учебного заведения. Это формирование эндаументов учебных заведений.

Однако приходится признать, что ресурсы, направляемые бизнесом на формирование новых институтов влияния на образование, явно недостаточны. Стимулирование соответствующей активности должно стать важной задачей государственной образовательной политики.

Преодоление сложившегося отчуждения между бизнесом и образовательной системой критично и для развития образования, и для формирования адекватного вызовам XXI века человеческого капитала.

Государство Российское государство с первых шагов своей деятельности сделало попытку заложить основы новой образовательной политики, соответствующей демократическому устройству общества. Федеральный закон «Об образовании» 1992 года сформулировал важнейшие права и свободы в образовательной сфере: для граждан — получать образование по выбранной ими самими траектории (например, возможность семейного обучения детей, свободный выбор школы и профессиональной образовательной программы), для образовательных учреждений — свободу организационно-правовой формы (разрешение негосударственных учреждений), свободу формировать свою программу при условии соответствия лицензионным (по сути, санитарным) требованиям, свободу экономической деятельности. Был утвержден нормативный принцип финансирования образовательных программ.

К сожалению, такая — демократическая — образовательная политика оказалась не подкреплена реальными ресурсами, направляемыми в образование. Бюджетное финансирование образования за начало 90-х годов оказалось сокращенным в разы. Единственным ресурсом, предоставленным образовательному сообществу, оказался ресурс свободы. Им смогли воспользоваться только наиболее крупные государственные учреждения образования — высшие учебные заведения. Вузы сумели, начиная с середины 90-х годов, адаптироваться к спросу и мобилизовать значительные ресурсы через все дозволенные законом каналы для обеспечения продолжения своей деятельности. В отличие от них, учреждения НПО, СПО и особенно общеобразовательные школы вынуждены были, по существу, отказаться от использования возможностей данного закона и остаться под крышей государственного обеспечения и руководства.

Низкое (часто символическое) обеспечение ресурсами государственных обязательств, однако, привело к нарушению сложившегося неформального контракта между властью и обществом, с одной стороны, и между учебными заведениями и преподавателями — с другой.

Исполнение взаимных обязательств становилось все более формальным. Государство фактически покинуло систему образования, отказавшись от выдвижения обязательных требований, существенно ослабив контроль за соблюдением государственных стандартов образования и лицензионных требований.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.