WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |

Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном о правовом статусе и условиях пребывания частей войск ПВО и ВВС Российской Федерации на территории Туркменистана (Москва, 31 июля 1992 г.) // Там же. № 8; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Туркменистана об организации медицинского обеспечения военнослужащих, членов их семей, рабочих и служащих воинских формирований на территории Туркменистана на переходный период (Москва, 31 июля 1992 г.) // Там же. № 7; Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном о военной службе граждан Российской Федерации в Вооруженных силах Туркменистана и их статусе (Ашхабад, 1 сентября 1993 г.) // Там же.

№ 12; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Туркменистана о повышении социальных гарантий граждан Российской Федерации, проходящих службу в Вооруженных Силах Туркменистана (Ашхабад, 8 апреля 1995 г.) // Там же. 1995. № 11.

Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о выводе Вооруженных Сил Российской Федерации с территории Эстонской Республики и условиях их временного пребывания на ее территории (Москва, 26 июля 1994 г.) // Там же.

№ 10; Соглашение между Российской Федерации и Эстонской Республикой по вопросам социальных гарантий пенсионерам Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Эстонской Республики (Москва, 26 июля 1994 г.) // Там же. № 7.

в области защиты основных прав и свобод граждан, создающее возможность дискриминации лиц некоренной национальности, способствовало возникновению проблемы вынужденной миграции с их территорий. Как реакция на эти процессы, в феврале 1993 г. в России были приняты законы «О беженцах»1 и «О вынужденных переселенцах»2, действующие ныне с изменениями и дополнениями. Согласно этим законам переселенцы из бывших советских республик, если они не являются российскими гражданами, могут получить статус беженца, а также статус вынужденного переселенца, если являются гражданами РФ и документально или с помощью свидетелей докажут, что подвергались дискриминации в местах постоянного проживания.

За прошедшие 10 лет в России официально зарегистрировано тыс. вынужденных переселенцев, или примерно каждый пятый от обращавшихся с соответствующим ходатайством3. Но принятый в 2002 г. Государственной Думой РФ в первом чтении обновленный закон «О вынужденных переселенцах» преследует цель не только конкретизировать отдельные положения законодательства, но и сократить количество переселенцев, которые могли бы рассчитывать на финансовую помощь со стороны Российского государства. Так, согласно законопроекту не может быть признано вынужденным переселенцем лицо, признанное переселенцем в соответствии с международным договором Российской Федерации в области регулирования процесса переселения и защиты прав переселенцев.

Такие международные договоры заключены Правительством России с десятью странами СНГ и Балтии4, однако механизмы их реализации реально Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 425. Закон РФ «О беженцах» действует сегодня в редакции федеральных законов от 28 июня 1997 г. № 96-ФЗ (СЗ РФ.

1997. № 26. Ст. 2956), от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ (Там же. 1998. № 30. Ст. 3613), от 7 августа 2000 г. № 122-ФЗ (Там же. 2000. № 33. Ст. 3348), от 7 ноября 2000 г.

№ 135-ФЗ (Там же. № 46. Ст. 4537).

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 427. Закон РФ «О вынужденных переселенцах» действует сегодня в редакции федеральных законов от 20 декабря 1995 г.

№ 202-ФЗ (СЗ РФ. 1995. № 52. Ст. 5110), от 7 августа 2000 г. № 122-ФЗ (Там же. 2000.

№ 33. Ст. 3348).

Цифра названа председателем подкомитета по связям с соотечественниками и миграционной политике Госдумы РФ В. С. Никитиным (Голякова Е. Вынужденных переселенцев станет меньше // Рос. газ. 2002. 13 февр.).

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Москва, 3 июля 1997 г.; не вступило в силу) // Моск. журн. междунар.

права. 1997. № 4; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о регулировании процесса добровольного переселения (Москва, 29 августа 1997; не вступило в силу; документ не публиковался); Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Минск, 30 октября 1996 г.; вступило в силу 3 августа 1998 г.) // Бюл. междунар. дого но запущены пока только в трех: Латвии, Туркмении и Киргизии. Учитывая тот факт, что из десяти стран, с которыми подписаны соглашения, только в пяти работают российские миграционные службы1, есть основания предполагать, что не всем переселенцам будет дано правильное разъяснение, на какие льготы они не смогут претендовать, если будут признаворов. 1998. № 12; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Грузия о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Тбилиси, 3 февраля 1994 г; не вступило в силу; документ не публиковался); Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Москва, 6 июля 1998 г.; вступило в силу 17 апреля 2000 г.) // Там же. 2000. № 11; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Кыргызской Республики о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Бишкек, 18 июля 1995 г.; вступило в силу 31 июля 1997 г.) // Там же. 1997. № 12; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Москва, 2 июня 1993 г.; вступило в силу 27 февраля 1995 г.) // Там же. 1999. № 3; Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики о продлении срока действия Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Рига, 24 февраля 2000 г.; вступил в силу июля 2001 г.) // Там же. 2001. № 11; Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о регулировании процессов переселения и защите прав переселенцев (Душанбе, 10 октября 1992 г.; не вступило в силу; документ не публиковался); Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев (Ашхабад, 23 декабря 1993 г.; вступило в силу 18 мая 1995 г.) // СЗ РФ. 1996. № 10. Ст. 831; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Эстонской Республики о содействии лицам, переселяющимся из России в Эстонию и из Эстонии в Россию (Таллин, 5 октября 1993 г.; не вступило в силу; документ не публиковался).

В «целях реализации международных договоров Российской Федерации по вопросам регулирования процесса переселения и защиты прав переселенцев» Указом Президента РФ от 24 февраля 2001 г. № 236 (Рос. газ. 2001. 28 февр.) были открыты представительства Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации в Республике Армения, Киргизской Республике, Латвийской Республике, Республике Таджикистан и Туркменистане. Указом Президента РФ от 16 октября 2001 г. Министерство по делам федерации, национальной и миграционной политике РФ было упразднено, а его полномочия в части, касающейся реализации миграционной политики, переданы Министерству внутренних дел (текст Указа см.:

Там же. 18 окт.). Указом главы Российского государства от 23 февраля 2002 г. № «О совершенствовании государственного управления в области миграционной политики» представительства упраздненного Минфедерации в вышеперечисленных странах преобразованы в представительства Министерства внутренних дел Российской Федерации по делам миграции в Республике Армения, Киргизской Республике, Латвийской Республике, Республике Таджикистан и Туркменистане. Министерству иностранных дел РФ предписано провести с Армянской, Киргизской, Латвийской, Таджикистанской и Туркменистанской сторонами соответствующие переговоры и по достижении договоренности оформить соответствующие документы (Там же. 2002. 28 февр.).

ны не вынужденными, а добровольными переселенцами. Поэтому механизм разграничения понятий «добровольный» и «вынужденный» переселенец должен быть четко прописан в законе, чтобы переселенцы, выезжая из стран, заключивших с Россией такие международные соглашения, могли осознавать, на какую помощь они смогут рассчитывать, когда приедут в Россию.

Отметим, что с середины 1990-х гг. поток мигрантов из стран нового зарубежья и без того существенно сократился1, т. к. наиболее активные уже перебрались в Россию, представители нетитульных наций адаптируются к условиям жизни в новых государствах, постепенно пропадают экономические стимулы для переселения.

Что касается 8,6 млн. соотечественников, рискнувших за 10 лет переехать в Россию, то только 1,6 млн. за все время получили официальный статус, сулящий мизерные льготы от государства. И лишь 500 тыс. чего-то дождались. Например, возвратной беспроцентной ссуды, которой едва хватило на фундамент. Остальные же 7 млн. даже не обращались в миграционные службы, понимая всю бесполезность ожиданий2.

С момента принятия Конституции РФ 1993 г., заложившей фундамент нового Российского государства, было принято огромное число нормативных, имеющих юридическую силу актов, использующих термин «соотечественники», однако ни один из них содержание данного понятия не раскрывал3. Лишь вступивший в силу 1 июня 1999 г. Федеральный закон «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом» внес ясность в этот вопрос. Однако приведенное в законе определение соотечественников не имеет под собой юридической основы (понятие «соотечественники за рубежом» отсутствует и в международном праве, и в национальных законодательствах других государств) и некорректно4.

Динамика миграционных процессов находит свое отражение в Федеральной миграционной программе. Последняя (третья) редакция этого документа – Федеральная миграционная программа на 1998 – 2000 годы – утверждена постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1997 г. № 1414 (Рос. газ. 1997. 27 нояб.).

См.: Графова Л. Опасная «безопасность» // Лит. газ. 2002. № 8.

В Декларации Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации о поддержке российской диаспоры и о покровительстве российским соотечественникам, напомним, не имеющей юридической силы обязательного для исполнения нормативного акта, говорилось следующее: «Российская Федерация рассматривает как российских соотечественников всех выходцев из Союза ССР и России и их прямых потомков независимо от национальной и этнической принадлежности, языка, вероисповедания, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств, не являющихся гражданами Российской Федерации и заявивших явным образом о своей духовной или культурно-этнической связи с Российской Федерацией или любым из субъектов Российской Федерации и подтвердивших эту связь».

«1. Соотечественниками являются лица, родившиеся в одном государстве, проживающие либо проживавшие в нем и обладающие признаками общности языка, Как следствие, в законе нарушается важнейший в международном праве принцип невмешательства во внутренние дела государств. Закон обязывает помогать и предоставлять льготы не только русским, живущим в республиках бывшего СССР, но и гражданам тех стран, которые когда-то входили в состав Российского государства, а также выходцам (эмигрантам) из «Российской республики, РСФСР, СССР и Российской Федерации», имеющим гражданство иностранного государства, и их потомкам. Тем самым фактически любой эмигрант в десятом поколении может претендовать на статус соотечественника и получение соответствующего документа. В состоянии ли Россия оказать реальную поддержку такому количеству соотечественников Кроме того, оказалось, что к принятому закону никакого отношения не имеет созданная Президентом Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, разрабатывающая «Концепцию государственной политики РФ в отношении соотечественников за рубежом». А ведь по логике сначала должна была быть принята теоретическая концепция, а уже затем на ее основе выработан и принят закон1. Концепцию разрабатывал коллектив ученых под руководством В. Тишкова, директора Института этнологии и антропологии РАН, а подготовка закона была прерогативой Комитета Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками. В результате отсутствия координации и невнимания законодателей к предложениям ученых в двух документах с одинаковым названием по-разному определяется сам термин «соотечественник» и вообще испольрелигии, культурного наследия, традиций и обычаев, а также потомки указанных лиц по прямой нисходящей линии.

2. Под понятием «соотечественники за рубежом»… подразумеваются:

граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации…;

лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получившие гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства…;

выходцы (эмигранты) из Российского государства, Российской республики, РСФСР, СССР и Российской Федерации, имевшие соответствующую гражданскую принадлежность и ставшие гражданами иностранного государства либо имеющие вид на жительство или ставшие лицами без гражданства…;

потомки лиц, принадлежащих к вышеуказанным группам, за исключением потомков лиц титульных наций иностранных государств…» (из ст. 1 Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» от 24 мая 1999 г.).

Среди комментариев к ситуации назову: Медведев А., Полоскова Т. Закон принят раньше концепции // Рос. газ. (Вед. прилож.). 1999. 10 июня; Тишков В. Русь зарубежная: концепция и политика // Там же.

зуется разный понятийный аппарат. К примеру, в концепции фигурирует термин «диаспора», которого нет в законе1.

Закон «О соотечественниках», главное достоинство которого состоит, на мой взгляд, в том, что в России еще раз – уже на уровне федерального закона – закреплен перечень мер по обустройству единого информационного и образовательного пространства с территориями государств СНГ и Балтии, содержит ряд противоречивых положений. В частности, ч. 4 ст. говорит о том, что российским гражданином признается бывший гражданин СССР или его потомок, не заявивший о своем отказе от гражданства РФ и не принявший гражданства другого государства2. По сути этой статьи оказывается, что граждане СССР, уехавшие на постоянное место жительства, предположим, в США, и их потомки, которые там родились и в силу американского законодательства специально не принимали гражданство, а стали гражданами этой страны при рождении, также являются российскими гражданами, потому как от гражданства России они не отказывались. То же касается и большинства граждан стран СНГ, которые специально не заявляли о принятии гражданства той или иной страны, а стали гражданами, например, Украины в силу их физического нахождения на территории этой страны после распада СССР и в соответствии с украинскими законами.

Ситуация обостряется также в связи с тем, что в странах СНГ существуют два анклава – Приднестровье в Молдавии и Абхазия в Грузии, население которых не признает суверенитета соответственно Молдавии и Грузии. По смыслу Закона «О соотечественниках» жители Приднестровья и Абхазии также являются гражданами России, но признание за ними российского гражданства повлечет ряд неизбежных последствий: они должны будут голосовать на выборах Президента России, а мужчины от 18 до 28 лет служить в российской армии и т. д. Между тем около 30% жителей Абхазии уже стали российскими гражданами.

Существование нескольких законов по вопросам гражданства не отвечает интересам обеспечения единой государственной политики в области гражданства и еще раз говорит о том, что у Российского государства по-прежнему нет четко разработанных концепции и политики в отношении соотечественников за рубежом.

Принятый 19 апреля 2002 г. Государственной Думой в третьем чтении проект нового Закона РФ «О гражданстве» устанавливает единый подТекст концепции см.: Полоскова Т. Диаспоры в системе международных связей. М., 1998. С. 147 – 163.

Во исполнение этих положений Закона принят Указ Президента РФ от 17 мая 2000 г. № 865 «О внесении дополнений в Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 10 апреля 1992 г. № 386 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации» (Рос. газ. 2000. 23 мая).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.