WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Неопределенность содержания предписаний Закона привела к тому, что правоприменительные органы толковали их как не распространяющиеся на лиц, которые получали пенсии, назначенные в соответствии с законодательством Российской Федерации, но проживали до отъезда за пределами Российской Федерации и соответственно выезжали на постоянное жительство за границу не с ее территории. В результате граждане Российской Федерации, после распада Союза ССР проживавшие, в частности, в Латвийской, Литовской и Эстонской республиках и получавшие там за счет средств Российской Федерации пенсии, назначенные им по нормам Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей», в случае выезда на постоянное жительство с территории этих государств в другую страну лишались назначенных им пенсий.

Таким образом, право гражданина, постоянно проживающего за пределами Российской Федерации, на получение ранее назначенной пенсии и возможность реализации им этого права были поставлены в зависимость исключительно от таких обстоятельств, как дата выезда гражданина за пределы Российской Федерации и его проживание непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации. Тем самым часть пенсионеров, выехавших на постоянное жительство за пределы России, была лишена права на получение назначенных им пенсий.

Утверждено постановлением от 19 августа 1994 г. № 981 // СЗ РФ. 1994. № 19. Ст. 2210.

Это стало предметом разбирательства в Конституционном суде Российской Федерации, который постановлением № 18-П от 15 июня г1. признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2)2, 39 (часть 1)3 и 55 (часть 3)4, статьи 2, 5 и 6 Закона Российской Федерации от 2 июля 1993 г. «О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации» в той мере, в какой ими допускалось лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное жительство за границу до 1 июля 1993 г. либо после этой даты, но не проживали непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации.

Данные выводы Конституционного суда отражены в новом Федеральном законе РФ от 6 марта 2001 г. «О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации»и утвержденном постановлением Правительства РФ от 6 ноября 2001 г.

№ 768 Положении о порядке выплаты пенсий гражданам, выезжающим (выехавшим) на постоянное жительство за пределы Российской Федерации6. Как сказано в Законе, его действие распространяется на граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, которым государственные пенсии в связи с трудовой и иной общественно полезной деятельностью (службой) назначены в соответствии с законодательством Российской Федерации, независимо от даты их выезда за пределы Российской Федерации, переезда из одного государства в другое и места жительства. При этом, если выезд состоялся до 1 июля 1993 года или после этой даты, но не с территории Российской Федерации, выплата государственных пенсий производится не ранее чем с 15 июня 1998 года (ст. Закона), т. е. с даты вступления в силу решения Конституционного суда.

Признание за российскими гражданами права на выезд из страны на постоянное или временное жительство за рубеж без утраты российского гражданства, равно как и многих других прав – важный шаг по пути сво Рос. газ. 1998. 23 июня.

Согласно ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Ч. той же статьи говорит о том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от места жительства и других обстоятельств.

Согласно ч. 1 ст. 39 Основного закона РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Данная норма Основного закона говорит о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Рос. газ. 2001. 12 марта.

Там же. 16 нояб.

боды. Однако необходимо длительное время для того, чтобы государство не на словах, а на деле руководствовалось идеей прав человека как высшей ценностью, чтобы эти права и свободы действительно определяли смысл, содержание и применение законов, деятельность ветвей власти. Задача состоит в том, чтобы сделать Конституцию РФ подлинным, реально действующим Законом, чтобы системой мер – правовых, организационных, нравственных – создавать в обществе глубокое уважение к правам личности.

Миграционные процессы – постоянное явление на всех этапах человеческой истории, и российский народ не стал здесь «исключением из правил». Внутренняя и внешняя (растворение русскими в своем составе представителей ряда народностей в ходе собирания русских земель) миграции сыграли большую роль в формировании российской нации как исторической общности людей. Российская нация приняла на себя инициативу объединения разноязычных этносов в единую многонациональную нацию, объединенную в единое государство – Россию.

В современной российской диаспоре целесообразно выделять две группы соотечественников в зависимости от места их проживания – странах нового (республики бывшего СССР) или старого (традиционного) зарубежья.

В годы существования СССР проводимые центром модернизация и русификация союзных республик привели к созданию значительного миграционного потока, состоявшего в основном из представителей славянских народов. Русские стали цементирующей основой, сохраняющей единство государства. В результате при распаде СССР русская нация вошла в число рассеченных народов мира. Всего в бывших союзных республиках, по различным оценкам, на момент распада СССР насчитывалось 36 – 38 млн. русскоязычных. Ядро этой диаспоры составляют этнические русские – 25 млн. человек. В Казахстане и Латвии доля русскоязычных – около 40%, на Украине, в Белоруссии и в Эстонии – примерно четверть.

И лишь в трех республиках Закавказья и Таджикистане она не достигает 10%.

При советском режиме россияне в национальных республиках пользовались явными привилегиями и преимуществами. Они могли учиться в школах, читать газеты, посещать культурные учреждения и находить работу по желанию в любом месте Советского Союза, не зная при этом местного языка, в то время как представители других национальностей, живущие за пределами своих республик, таких возможностей не имели. Были у русских и менее наглядные преимущества, такие как ощущение уверенности в себе от принадлежности к главной в стране государствообразующей нации.

Однако в 1989 – 1991 гг., когда Советский Союз быстро клонился к распаду, правовой, культурный, политический и психологический статус российской диаспоры стал коренным образом меняться. То, что прежде было для россиян преимуществом – их отождествление с правящим центром и владение общегосударственным «языком межнационального общения» – стало им сильно мешать по мере того, как русские в республиках все более открыто ассоциировались с угнетательным характером и другими пороками советской системы, а зарождающиеся новые национальные государства начали укреплять статус своих официальных языков.

Чтобы понять динамику нынешней и будущей миграции россиян из нового зарубежья, недостаточно просто указать на то, что они превратились из уверенной в себе господствующей нации в окруженные враждебной средой национальные меньшинства1. Не следует и уподобляться русским националистам, утверждающим, что во всех новых независимых государствах русские меньшинства дискриминируются и преследуются. Важнейшая особенность российской миграции из бывших союзных республик заключается в ее неравномерности, определяемой пятью группами факторов2. Главным среди них является степень укореннности этнической группы, которую можно определить как привязанность группы к территории своего проживания, проявляющуюся в том, что представители этой группы не желают покидать родные места даже при наличии мощных побудительных мотивов или внешнего давления. Укореннность очевидно связана с длительностью обитания на территории, причем речь идет не только о сроке проживания в данном месте отдельного человека или семьи, но и о длительности исторического существования группы как целого. На степень укореннности также влияет нынешняя и прошлая связь группы с землей: крестьяне и (в меньшей степени) их городские потомки обычно характеризуются большей укореннностью, нежели потомственные горожане. Из всех групп российской диаспоры наиболее глубокой укореннностью отличаются жители северного и восточного Казахстана, а также восточной и южной Украины. Наименее укоренены русские в Средней Азии, где они всегда были городскими жителями.

Вторая категория факторов связана со статусом россиян в новых национальных государствах, т. е. наделением или обделением их политическими, социально-экономическими и культурными правами.

На встрече Президента России В. В. Путина с лидерами русской диаспоры в Астане в 2000 г. приводились такие цифры: русских в Казахстане проживает более 35%, а на руководящих должностях в органах власти их только около 8%. Аналогичная ситуация сохраняется и в других странах СНГ (Кузнечевский В., Полоскова Т. Наши русские чужими не останутся // Рос. газ. 2000. 20 окт.).

В известной мне литературе наиболее полная характеристика этих факторов дана У. Р. Брубейкером. См.: Брубейкер У. Р. Постимперская ситуация и разъединение народов в сравнительно-исторической перспективе // Рос. бюл. по правам человека.

Вып. 3. М., 1994. С. 28 – 31.

Третья группа факторов – повседневное самочувствие русских и русскоязычных жителей новых независимых государств, определяемое наличием или отсутствием бытовой враждебности к ним со стороны коренного населения.

Четвертая группа факторов, обуславливающих ту или иную реакцию российских меньшинств на местный национализм, связана с теми социально-экономическими преимуществами, которые могут превышать издержки культурно-психологического характера и побуждать русских оставаться в новых независимых государствах, несмотря на антироссийские настроения и националистическое законодательство в вопросах языка и гражданства. Вероятность таких преимуществ особенно высока в странах Балтии, которые обладают лучшими, чем Россия, перспективами экономической интеграции в Европу.

Пятая категория факторов касается российской государственной политики в отношении соотечественников за рубежом. Речь идет как о внешнеполитических шагах, так и о внутренней политике по отношению к беженцам и вынужденным переселенцам.

В свете всех этих соображений очевидно, что иммиграция в Россию представляет собой лишь один из возможных типов поведения российской диаспоры как реакции на национализм в новых независимых государствах.

Вероятны и другие модели: ассимиляция или хотя бы усвоение культурных норм основного населения (аккультурация), либо же коллективная мобилизация с различными требованиями гражданского равноправия, особых языково-культурных прав территориальной автономии и т. п.

Сказанное объясняет, почему российское население постсоветских республик оказалось вовлечено в миграцию в весьма разной степени (интенсивная иммиграция в Россию русских и русскоговорящих жителей Средней Азии и Закавказья и значительно более низкая – восточной Украины, северного и восточного Казахстана, Балтии) и почему миграция в Россию в 1990-х гг. затронула лишь относительно небольшую долю 25-миллионной русской диаспоры (основные регионы русского расселения в странах нового зарубежья – Украина и Казахстан). Миграционные потоки русскоязычного населения в Россию, достигнув в 1994 г. максимальной величины – 1146 тыс. человек, стали постепенно сокращаться1.

С самого начала строительства нового Российского государства проблемы соотечественников рассматривались в контексте общих проблем о гражданстве.

Цифра названа в Федеральной миграционной программе на 1998 – 2000 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1997 г. № 1414 (Рос.

газ. 1997. 27 нояб.).

В отношении группы соотечественников старого зарубежья необходимо отметить, что все они, как правило, являются гражданами соответствующих государств и их положение отличается стабильностью.

Закон РФ о гражданстве устанавливает облегченный порядок приема в российское гражданство для лиц, которые в прошлом сами или хотя бы один из их родственников по прямой восходящей линии состояли в российском гражданстве (подданстве) по рождению (п. «е» ч. 3 ст. 19 Закона) и для лиц, в прошлом состоявших в гражданстве бывшего СССР (п. «а» ч. 3 ст. 19).

Возможна ситуация, когда российский соотечественник является лицом без гражданства (апатридом), имеющим или не имеющим вид на жительство в стране фактического проживания.

Применительно к нашим соотечественникам речь большей частью идет не об абсолютном, а об относительном безгражданстве, т. е. наступившем в результате утраты гражданства. Это лица, являвшиеся гражданами СССР и ныне проживающие на территории бывших союзных республик, имея или не имея вид на жительство в них.

Лица без гражданства (апатриды) не должны быть бесправными.

Имеются две многосторонние конвенции, посвященные им: Конвенция о статусе апатридов 1954 г.1 и Конвенция о сокращении безгражданства 1961 г.2 Целью Конвенции 1954 г. является не ликвидация самого безгражданства, а установление на территории государств-участников определенного режима для лиц без гражданства. Она защищает их личный статус, имущественные права, предусматривает свободу предпринимательства для лиц без гражданства, некоторые льготы в области получения образования, трудоустройства и т. д. К сожалению, в обоих названных документах Россия не участвует.

Апатриды не имеют права претендовать на защиту со стороны другого государства. Но, поскольку безгражданство представляет собой правовую аномалию, государства призваны бороться с ним, стремясь его ограничить.

Поэтому Российская Федерация поощряет приобретение гражданства Российской Федерации лицами без гражданства и не препятствует приобретению ими иного гражданства (ст. 7 Закона РФ о гражданстве).

В соответствии с п. «г» ст. 18 того же Закона до 31 декабря 2000 г. могли приобрести гражданство России в порядке регистрации граждане бывшего Конвенция принята в Нью-Йорке 28 сентября 1954 г. Конференцией полномочных представителей, созванной в соответствии с резолюцией Экономического и Социального совета ООН от 26 апреля 1954 г. Вступила в силу 6 июня 1960 г. Текст документа см.: Действующее междунар. право. Т. 1. М., 1996. С. 230 – 243.

Конвенция вступила в силу 13 декабря 1975 г. Текст документа см.: Там же. С.

247 – 255.

СССР, проживающие на территориях государств, входивших в состав бывшего СССР, а также прибывшие для проживания на территорию Российской Федерации после 6 февраля 1992 г.1 Таким образом, у соотечественников было 10 лет, когда гражданство России они могли приобрести в порядке простой регистрации. По словам представителя Президента РФ в Государственной Думе А. Котенкова, кто хотел, тот так и сделал2.

Правовое положение апатридов определяется внутренним законодательством государств их постоянного проживания.

Задача поддержки российских соотечественников, проживающих за рубежом, прежде всего в странах СНГ и Балтии, не раз ставилась в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию3 (исключение – послания Комментарий к ситуации, сложившейся с 1 января 2001 г., см.: Графова Л.

Русские иностранцы у закрытых дверей // Рос. газ. 2001. 16 марта.

См.: Шкель Т. Учите русский // Там же. 2002. 20 апр.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.