WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

сации и описания социального капитала С их появлением постепенно возникает и тип в России 7. Различные виды социального личности (который мы называем «современдоверия, образующие институционализиро- ным, или европейским, человеком») — более ванный «социальный капитал», соотносятся свободной от непосредственного окружения 10 Май – июнь 2012 Pro et Contra Социальный капитал и идеологические ориентации и прямого социального контроля, более жизни (средняя зарплата в Москве в 2,5 раза мобильной, ориентированной на обобщен- превосходит аналогичные показатели по ные, «идеальные» образцы социального России). Более высокий уровень жизни свядоверия, признания и гратификации. В отли- зан с освоением новых производственных чие от родственно-семейной, соседской или навыков и с повышением профессиональной этнообщинной взаимосвязанности здесь дей- квалификации, которые отвечают запросам ствует избирательная солидарность, руковод- и требованиям постиндустриальной экономиствующаяся императивами этики ответствен- ки (по Зубаревич) информационного, сервисности, а не предписаниями традиции или кол- ного и высокотехнологического общества, лективного заложничества, характерного для готовностью к переобучению, мобильности советских «рабочих коллективов». Другими и смене сектора занятости. Образ жизни словами, на фоне доминирующего в россий- в крупнейших мегаполисах близок — или, ском обществе типа «советского человека», скажем более осторожно, приближается сотканного из множества ограничений (а не по своим характеристикам к образу жизни стимулов к действию), иерархического, лука- в европейских развитых странах, который вого, испытывающего разнообразные фобии мы называем «модерным» 8. Сами по себе (нового, чужого, сложного), сознающего себя эти явления говорят о том, что даже в услозаложником коллектива, а потому пассивного виях авторитарного режима, ограниченной и терпеливого, постепенно выделяется новый политической свободы, цензуры в СМИ и тип индивида. Этот индивид в меньшей сте- деформированной публичности медленно и пени зависит от власти, поскольку исходит трудно, но все же складываются предпосылки из того, что собственным благополучием для формирования другой системы институон обязан не «отечески заботливому» госу- тов. Однако из этого следует, что даже когда дарству, а себе самому, своей более высокой подобные институциональные «завязи» «припрофессиональной квалификации и образо- нимаются» и начинают «расти», они могут ванию, интенсивным усилиям. Такой человек существовать и функционировать исключиоказывается менее фрустрированным и более тельно как анклавные структуры модерной свободным от идеологических комплексов, организации жизни внутри немодерного не испытывая по отношению к российской общества. Изолированный характер этих власти априорной лояльности или благодар- явлений, усиливая влияние каждого из перености. Его социальный капитал основан на численных факторов и сил, создает специфисложной системе генерализованных соци- ческую атмосферу российской модерности, альных правил и отношений, построенных не выходящую за границы столицы и других на знании того, как работают социальные крупнейших городов.

институты, на развитом социальном вообра- Иной тип социального капитала, условжении, позволяющем понять других людей, но говоря, «домодерный», традиционный и на возникающем из этого упреждающем или примордиальный, представлен в больдоверии к малознакомым людям, а не только шей степени средой малого города и села.

к принадлежащим к близкому кругу друзей и Социальное доверие здесь базируется на родственников. Это доверие и составляет кар- непосредственно личных, неформальных кас современного, модерного общества. связях, групповых и соседских отношениях, Эта новая институциональная среда, воз- этнической или этноконфессиональной никающая в мегаполисах, опосредованно солидарности и не выходит за пределы связана с гораздо более высоким уровнем рутинных повседневных обязательств и подPro et Contra 2012 Май – июнь Лев Гудков держки, а также за пределы общности инте- врагов и т. п.) возникли еще в советские врересов, отстаиваемых перед лицом произвола мена и устойчиво воспроизводятся в качестве местных властей, ничем, кроме обычая, не символов национального единства и легенды ограниченного. Это зона в лучшем случае власти. Других общих представлений в этой инерционного, в худшем — деградирующего среде и быть не может из-за отсутствия альсуществования людей, озабоченных более тернативных каналов информации и интервсего сохранением сложившегося образа претации происходящего. Поэтому перифежизни и потребления. «Физическое выжи- рия оказывается хранилищем представлений вание» выступает здесь как жизненная стра- предшествующей эпохи 10.

тегия, как императив частного и семейного Самым важным для понимания перспектив существования. В этой среде идея последо- эволюции России сегодня следует признать вательного улучшения жизни, повышения антимодернизационный тип социального ее качества не возникает; речь может идти капитала. От изменений этого типа институ“крупному бизнесу руководство страны отдает предпочтение, спасая за его счет технологически отсталые, но в сознании властей ключевые отрасли”.

лишь об удержании того, что есть. Горизонт ционального доверия зависит будущее всего запросов определен возможностями пассив- целого, ибо в силу большей численности ной адаптации к изменениям, навязываемым этого массива голоса именно этих людей извне. Крайняя ограниченность ресурсов оказываются решающими в ситуациях смены (материальных, образовательных или связан- или передачи власти.

ных с профессиональной квалификацией) Антимодернизм как уклад жизни предобусловливает низкую социальную мобиль- ставляет собой смесь опыта существования ность и тем самым застойный характер бед- и инерции советского образа жизни (приности и нищеты. способление к репрессивному государству с Особенностью этой среды является ску- его практиками уравнительной, распределидость информационных источников и огра- тельной экономики) с новыми идеологизирониченный горизонт событий. Фактически ванными формами, которые активно испольречь может идти лишь о двух-трех каналах зует путинский авторитаризм (к последним федерального ТВ, местном радио или рай- можно отнести сформировавшийся за проонной (как правило, еженедельной) газете, шедшие десять лет религиозный фундаменкоторые и задают общие рамки понимания тализм, компенсаторный русский национасобытий и процессов, происходящих в стра- лизм, политический консерватизм). Сам по не и мире. Не будучи связаны с повседневны- себе этот образ жизни уйти не может, так как ми интересами, проблемами и нуждами этих такой уклад жизни (и соответствующий тип людей, централизованные СМИ превращают- социального капитала) обусловлен существуся в систему воспроизводства рутинных кол- ющей территориально-отраслевой структулективных мифов, доступных для понимания рой экономики, отражающей характер советтаких людей, но не проверяемых их прак- ской военно-промышленной и репрессивной тическим опытом 9. Подобные мифы (образ модернизации (1930—1970 годы), а значит, и враждебного окружения страны, внутренних специфику расселения, которая мало изме12 Май – июнь 2012 Pro et Contra Социальный капитал и идеологические ориентации нилась с советских времен. Его обладатели можны. Правительственная политика консоставляют социальную базу путинского авто- сервировала технологическую и социальную ритаризма, они хранители советского про- стагнацию, поскольку отсталым технологиям шлого, его символов, ценностей, праздников и оборудованию соответствовала низкая прои ритуалов. По существу, эта резервация изводственная квалификация работников, а социализма определяет основной вектор эво- значит, и сохранение низкого уровня жизни люции России. Высокое доверие к персона- населения, закрепленного за этими предприлиям высшей, но авторитарной власти пред- ятиями. Социальная среда в малых и средних ставляет собой перенос на «национального городах, сложившаяся как результат советлидера» представлений, характерных для ской планово-распределительной экономики сферы домодерных отношений, что, есте- (в том числе как следствие принудительной ственно, парализует низовой уровень инсти- структуры расселения), характеризуется туциональной организации и тем самым сильнейшей инерцией, низкой социальной блокирует модернизационное развитие мобильностью и ярко выраженным хроницелого. Низкое доверие в социальной сфере ческим недовольством и рессентиментом, (к «незнакомым людям») свидетельствует об фрустрацией, высоким уровнем социальной отсутствии формальных институциональных дезорганизации и аномии 11. Эти социальные норм регуляции — права, морали, граждан- группы выступали и выступают против приских институтов. Поэтому низовое доверие ватизации крупной частной собственности, к «своим» компенсирует институциональные настаивают на доминировании государства дефициты, но одновременно стерилизует в экономике (или, как минимум, контроле потенциал универсализма и модерности. правительства над рынком, ценами, собРеформы начала 1990-х способствовали ственностью). Но вместе с признанием приконсолидации лишь крупного бизнеса, кото- оритета интересов государства над частными рый связан в первую очередь с добывающими и индивидуальными интересами, негативным отраслями и отраслями неглубокой пере- отношением к частной собственности, бесработки сырья, работающими на экспорт. покойством из-за усиления социального нера(Малый и средний бизнес, оказавшись под венства, завистью к богатым и многому друпрессом коррумпированной бюрократии, гому, что предопределяет неприятие новых борется за выживание и развивается край- моделей отношений, возникает стойкое масне медленно.) Именно крупному бизнесу совое сопротивление рецепции индивидуалируководство страны отдает предпочтение, стических ценностей и представлений, котоспасая за его счет технологически отсталые, рое закрепляет социальный консерватизм но в сознании руководства страны ключе- и поддержку режима, защищающего якобы вые, стратегически важные с точки зрения простого человека от власти «олигархов» или геополитики и статуса «великой державы» алчности Запада.

отрасли промышленности (машиностроение, ВПК и проч.). Перераспределительная Социальное доверие в контексте политика государства при Путине спасала эти авторитарного режима отрасли от полного краха, но одновременно Опросы общественного мнения показывают, лишала их потенциала самостоятельного что доверие к институтам власти совпадает развития, поскольку при таком вмешатель- с массовым признанием их символической стве государства в экономику свободная роли — функциональной значимости в вообконкуренция и переток капитала были невоз- ражаемой картине реальности, их важности Pro et Contra 2012 Май – июнь Лев Гудков для поддержания социальной структуры падения доверия и легитимности власти и организации российского общества. повторился осенью 2008-го и стал в конечном Структура институционального доверия счете причиной массовых протестов 2011— воспроизводит характернейший разрыв: 2012 годов.

символическая значимость авторитарных Абсолютное большинство социальных институтов (президент — персонифициро- институтов, вне зависимости от их форванная суверенная власть, церковь — ведом- мально-правовой природы, по инерции ство «веры», армия), с одной стороны, и воспринимается россиянами как продолнедоверие к институтам, определяющим воз- жение прежних органов государственной можности политического участия граждан, власти — репрессивной, бесконтрольной, которые способны артикулировать взгляды коррумпированной бюрократии, предназнагражданского общества, коллективные мне- ченной исключительно для защиты режима ния и интересы (сюда относятся профсо- или обслуживания интересов высшей власти.

юзы, партии, НКО, парламент) — с другой. Органы государства, по мнению большинства Отрицательные, хотя и не столь низкие, населения, не ориентированы на удовлетоценки получают также институты, контро- ворение запросов и интересов населения лирующие нормы повседневного социально- страны. Поэтому «неполное» или частичное го поведения: местная власть, полиция, суд доверие, точнее, смесь вынужденного, при(см. таблицу 1 на с. 15). нудительного «доверия» с настороженностью За подобным распределением институ- (к другим людям, к формальным институтам, ционального «доверия» у россиян можно а также — с сильнейшим, но латентным, праквидеть сохраняющиеся радикалы когда-то тическим недоверием — ко всему сложному, единой структуры тотального государствен- новому, субъективному, непонятному, вызыного идеологического и террористического вающему страх и агрессию) является социгосподства. От той модели государственного альной доминантой поведения абсолютного управления сегодня остался лишь фантом большинства россиян в постсоветское время.

патерналистской власти, имитирующей Структура подобных установок очень станекоторые черты «партии-государства». бильна и мало меняется на протяжении всего Лишенный коммунистической идеологии, времени наблюдений (более 20 лет).

режим утратил характерную для советской Показатели институционального доверия эпохи легитимацию «светлым будущим», распределяются в социальном пространважнейшей частью которой был социальный стве следующим образом: степень доверия оптимизм, заботливо поддерживаемый про- к институтам снижается от самых молодых пагандой. Когда в результате череды социаль- респондентов (а также низкообразованных), ных и экономических кризисов и потрясений демонстрирующих наибольшую поддержку 1990-х годов у населения исчезла эта иллюзия власти в целом и конкретно Путину, к 30-летобеспеченного будущего, уверенность, если ним россиянам, более зрелым и более обране в «лучшем», то хотя бы в гарантированном зованным; от жителей средних и малых пронеухудшении повседневной жизни, инсти- винциальных городов (максимум доверия) к туциональная система предстала в своем москвичам (максимум недоверия к власти);

обнаженном виде авторитарного и коррумпи- от неинформированных групп — к самым рованного режима, опирающегося главным информированным гражданам, используюобразом на силовые структуры (прокуратура, щим все каналы получения информации и суд, полиция, армия и т. п.). Схожий процесс доступа к Интернету; от депремированных 14 Май – июнь 2012 Pro et Contra Социальный капитал и идеологические ориентации Таблица доверие к оСновным Социальным и полиТичеСким инСТиТуТам неполное доверие полное полное Затруднились индекс СТрана = частичное доверие недоверие ответить доверия недоверие премьер-министр (путин) 52 31 9 8 президент (медведев) 50 34 9 7 церковь, религиозные организации 49 25 10 16 армия 37 36 13 14 Сми 30 47 16 7 правительство 30 45 17 8 органы госбезопасности, спецслужбы 26 37 16 21 региональные власти 28 40 22 10 российские банки 24 39 18 19 малый и средний бизнес 23 39 18 20 Совет Федерации 22 44 17 17 прокуратура 22 37 21 20 Госдума 21 47 22 10 -Местные власти 23 41 26 10 -Суд 19 43 22 16 -Милиция 20 40 29 11 -Крупный бизнес 16 37 26 21 -Профсоюзы 16 31 26 27 -Политические партии 10 44 30 16 -Индекс доверия построен по формуле: ответы «полное доверие» плюс «неполного доверия» минус «неполного доверия» плюс «полное недоверие».

Ранжировано по индексу доверия; жирным шрифтом выделены институты с преобладающим «доверием».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.