WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

голосований 4 декабря 2011-го и 4 марта Успешно сосредоточившись на мини2012 года, а также выявить те возможности мизации рисков первого типа (постоянно и ограничения, которые определяют их присущих всему периоду президентства шаги сегодня. Медведева), режим не слишком заботился о 98 Январь – апрель 2012 Pro et Contra Трещины в стене рисках второго типа, которые воспринима- сколь-нибудь заметного сопротивления в лись как отдаленные по времени и «однора- обществе (более того, в ряде исследований зовые». Между тем именно высокие издерж- было зафиксировано, что избиратели скорее ки «обратной замены» как раз и стали той склонны оценивать выборы как «честные» и стрелой, которая попала в «ахиллесову пяту» «справедливые») 20. Но почему через четыре режима через четыре года после первой ста- года немалая часть тех же избирателей взбундии операции «преемник». товалась против статус-кво Эндрю Уилсон в своей книге о постсо- Для ответа на этот вопрос следует переосветских политических режимах подробно мыслить тот механизм власти и управления, описал феномен «виртуальной политики», который сложился в 2008—2011 годах и полупри которой главным инструментом доми- чил название «правящий тандем». Суть его нирования правящих групп являются не сводилась к тому, что президент Медведев, столько репрессии, сколько информацион- будучи по факту не более чем ставленником “На деле разделение ролей между участниками тандема оказалось нечетким, сигналы, которые они посылали элитам и обществу, — непоследовательными”.

ные манипуляции в сочетании с покупкой и марионеткой Путина, выступал в роли лояльности элит и масс 17. Действительно, «доброго следователя» — либерала и рефорроссийский режим при Путине и Медведеве матора, призванного инициировать прогресотличался низкой репрессивностью по отно- сивные преобразования в стране, в то время шению к политическим противникам (если как на ушедшего на время в тень «злого слеречь не шла о «точечных» расправах из-за дователя» Путина ложились тяготы операличной вражды и/или в целях захвата биз- тивного управления страной. Теоретически неса, как в случае с Ходорковским) 18. Вместо такая схема могла бы работать более или этого в 2000-е годы власти последовательно менее эффективно лишь при условии, если и систематически превращали оппозицию в бы она была исключительно манипулятив«вымирающий вид» — посредством выстра- ной. Но на деле разделение ролей между ивания высоких входных барьеров на поли- участниками тандема оказалось нечетким, тическом рынке, умелого использования сигналы, которые они посылали элитам и тактики «разделяй и властвуй», кооптации в обществу, — непоследовательными, а неопрекачестве «попутчиков» режима одних поли- деленность в отношении планов «тандема» тиков и исключения из истеблишмента дру- на следующий электоральный цикл порожгих 19. Почти безраздельное доминирование дала неуверенность, нараставшую по мере Кремля в ведущих СМИ на фоне высокой его приближения. Напротив, Медведев поддержки статус-кво в общественном мне- пытался публично презентовать себя не как нии облегчало режиму решение этих задач. марионетку Путина, а как самостоятельного Хотя электоральный цикл 2007—2008 годов политика, в ряде случаев стремясь публично сопровождался злоупотреблениями в ходе демонстрировать автономию от старшего подсчета голосов и жестким давлением на партнера.

противников режима в духе «закручивания В результате аппарат управления оказалгаек», его политические итоги не встретили ся дезориентирован и, как часто бывает в Pro et Contra 2012 Январь – апрель Владимир Гельман ситуации multiple agency («слуги двух господ»), ты экономического кризиса 2008—все чаще выходил из-под контроля политиче- годов, тем не менее кризис привел к тому, ского руководства. Если до 2007 года Кремль что изменилось общественное восприятие инвестировал ресурсы в организационное самой системы управления государством.

укрепление ЕР и в упрочение иерархии Если ранее ее считали пусть коррумпиро«вертикали власти», то позднее ЕР оконча- ванной, но в целом более или менее прительно приобрела черты электорального и емлемой, то после кризиса в общественном законодательного придатка государственного мнении наметился запрос на альтернативы аппарата, не обладавшего автономией от статус-кво 25.

Кремля 21, а «вертикаль власти» подверглась В то время как механизм управления c трувесьма серьезной кадровой чистке. Многие дом справлялся с перегрузками, а в период главы исполнительной власти регионов — после экономического кризиса 2008—политические «тяжеловесы» — лишились годов положение еще больше усугубилось, “Риторика властей стимулировала нарастание спроса на либерализацию и верховенство права, но сами власти не заботились о воплощении этих лозунгов в жизнь”.

своих постов, уступив место чиновникам, «виртуальная политика» перешла на новый зачастую не имевшим публичного политиче- уровень манипуляций. На смену виртуальского опыта и/или не пользовавшихся авто- ному «закручиванию гаек» при Медведеве ритетом у региональных элит и у жителей пришла столь же виртуальная «оттепель».

вверенных им территорий 22. «Cлабое звено» Публичные заявления о либерализации, «вертикали власти» — выборные мэры горо- модернизации и верховенстве права по дов — все чаще заменялись наемными управ- большей части носили характер маскировки, ляющими (сити-менеджерами), раздражавши- призванной скрыть такие шаги режима, как ми как местные элиты, так и горожан. В итоге внесение изменений в конституцию страны, проблемы принципал-агентских отношений продлевавших срок полномочий президента («хвост виляет собакой») усугублялись, а «вер- и Государственной думы до 6 и 5 лет соответтикаль власти» превратилась в инструмент, ственно. На деле либерализация оказалась который должен в дни голосования обеспечи- или косметической правкой существующих вать требуемые Кремлем показатели лояльно- «правил игры» (например, снижение барьера сти электората, но при этом не связан с реше- регистрации политических партий с 50 до нием проблем регионов и городов страны 23. 45 тыс. членов), или сменой вывесок (вроде Неудивительно, что масштаб злоупотребле- переименования милиции в полицию).



ний на региональных выборах существенно Тем не менее дискурсивная либерализация возрос и не раз вызывал громкие скандалы, в режима имела и ряд побочных эффекто время как внутри «Единой России» нарас- тов, которые вели к непреднамеренным тали конфликты, выплескивавшиеся в форме завышенным ожиданиям как у части элит конкуренции кандидатов от «партии власти» (заинтересованных в том, чтобы эти слова на муниципальном уровне 24. воплощались в дела) 26, так и у немалой части Наконец, хотя российские власти в целом общества, а также к расширению свободы смогли минимизировать негативные эффек- самовыражения, которая ранее во многом 100 Январь – апрель 2012 Pro et Contra Трещины в стене сдерживалась самоцензурой 27. Риторика нии правил дорожного движения высокими властей стимулировала нарастание спроса чиновниками («Синие ведерки»). При этом на либерализацию и верховенство права, но «новая общественность», хотя и избегала сами власти при этом не заботились о вопло- политизации требований (отдавая себе отчет щении соответствующих лозунгов в жизнь, в том, что политический конфликт с влатем самым превращая их в «потемкинскую стями не поможет ей добиться своих целей, деревню», в украшение фасада, призванное а лишь затруднит их достижение), тем не скрыть авторитаризм, произвол и корруп- менее становилась потенциальным резервом цию. В результате углублялся разрыв между мобилизации со стороны оппозиции 29.

общественным спросом и государственным С другой стороны, с течением времени предложением: общество предъявляло все в лагере противников режима начался пробольший спрос на качество управления (good цесс смены поколений. На смену лидерам, governance), а власти предлагали сохранение пришедшим в политику в эпоху перестройки, политического статус-кво. Этот разрыв повы- выдвигались те, кто сформировались как шал риски нелояльности, которые в полной личности и как публичные деятели в 2000-е мере проявились в ходе думского голосова- годы. Если первые воспринимали текущую ния в декабре 2011 года. ситуацию по большей части как продолВиртуальная «оттепель» сопровождалась жение прежних политических баталий, а и другими непредвиденными последствия- общество ассоциировало их (справедливо ми. Прежде всего, власти, добившись поли- или нет) с периодом «лихих 90-х», то втотической монополии и более или менее рые не без основания претендовали на то, успешно кооптировав «системные» партии чтобы сделать политическую карьеру уже в в качестве попутчиков режима, предоста- новых условиях. По сравнению с их предвили «несистемную» оппозицию самой шественниками молодые оппозиционеры себе, по-видимому полагая, что она уже не (от Сергея Удальцова до Ильи Яшина и выйдет за пределы отведенного ей «гетто». Владимира Милова) проявляют большую Действительно, попытки создания новых склонность к риску и готовность к объедипартий успешно пресекались на стадии нению различных сегментов оппозиции по регистрации, полиция без труда разгоняла принципу «негативного консенсуса» против малочисленные акции политического проте- статус-кво. Самым ярким проявлением обеих ста (такие как «Стратегия-31»), а отдельные указанных тенденций стал феномен Алексея оппозиционные деятели подвергались дис- Навального, который успешно «раскрутил» кредитации (а порой дискредитировали себя громкую антикоррупционную кампанию в сами). Однако по ходу виртуальной «оттепе- Интернете, стал заметной публичной фигули» ситуация стала меняться одновременно рой и позиционирует себя одновременно по нескольким направлениям. С одной сторо- как либерал и националист — немыслимое ны, спонтанно возникали новые обществен- сочетание для прежнего поколения оппозиные движения, выступавшие с требованиями ционеров.

защиты прав граждан от произвола со сто- Нельзя сказать, чтобы Кремль не замечал роны чиновников 28, шла ли речь об охране эти тенденции в стане противников, но проприроды (движение в защиту Химкинского тиводействие новым явления было ориенлеса), защите исторического и культурного тировано на прежние реалии и велось прежнаследия (борьба против башни «Газпром- ними методами. Главным ограничением для сити» в Санкт-Петербурге) или же о наруше- властей здесь был курс на виртуальную «оттеPro et Contra 2012 Январь – апрель Владимир Гельман пель»: по мере расширения разнообразных имуществу заботились об украшении виртудвижений и групп властям становилось все ального фасада «потемкинской деревни», труднее перейти от «виртуальной политики» не придавая достаточного значения тому, к реальному насилию; иными словами «отте- что в скрывавшейся за ним железобетонной пель» увеличивала издержки, связанные с серой стене образуются все новые трещины.





подавлением противников режима 30. Хотя Видимо, расчет строился на том, что в ходе в 2008—2011 годах власти по-прежнему неу- «обратной замены» в правящем «тандеме» коснительно пресекали протестные акции демонтаж «потемкинской деревни» прополитического характера, но к публичной изойдет сам собой. Однако этот расчет не критике режима относились более терпимо, учитывал, что «потемкинская деревня» была вероятно рассчитывая на эффект «выпуска- населена гражданами страны, демонтировать ния пара». Молодежные движения, такие как которых вместе с «фасадом» (например, «Наши» и др., призванные противостоять посредством массовых репрессий) было «цветным революциям», со временем превра- слишком рискованно, а убедить их доброщались во все более бесполезных и алчных вольно переселиться за глухую серую стену соискателей политической ренты и станови- (например, посредством покупки лояльнолись объектом насмешек со стороны оппози- сти) — слишком дорого. В итоге сочетание ции. Когда в некоторых случаях власть шла позитивных и негативных стимулов к массона уступки по частным вопросам (например, вому участию оказалось очевидно не сбаланотмена решения о строительстве башни сировано: кнут применялся властями слиш«Газпром-сити»), это повышало ставки для ком селективно и слишком неэффективно, в активистов общественных движений, побуж- то время как сладкие пряники, которых (на дая их выйти за рамки локального протеста. фоне запредельной коррупции) и без того Но и жесткий отказ властей удовлетворить не хватало на всех, оставались по большей требования «новой общественности» лишь части виртуальными. Эти латентные фактоспособствовал ее политизации, подталкивая ры проявили себя в ходе и по итогам думскоактивистов в объятия оппозиции. Попытки го голосования.

публичной дискредитации отдельных оппозиционеров (вместо жесткого силового пода- Время «Ч», раунд 1: до и после вления и/или запугивания критиков режи- 4 декабря 2011 года ма, ряды которых расширялись) били «мимо Накануне парламентской кампании цели»: иными словами, власти по-прежнему года власти недооценивали риски «обратной пытались использовать против своих против- замены», ориентируясь на инерционный сцеников компромат 31 там, где, возможно, им нарий: сохранение политического статус-кво помог бы радиоактивный полоний. Немало «по умолчанию», в отсутствие каких бы то ни преуспев в превентивной борьбе с мифи- было реалистических альтернатив. Накануне ческой «оранжевой угрозой» в преддверии «обратной замены» политический фон как 2007—2008 годов, Кремль оказался не готов будто не таил в себе ничего неблагоприятподавить в зародыше потенциал будущей ного для Кремля. Все допущенные к думской протестной мобилизации накануне 2011 кампании «системные» партии сохраняли года, пока он еще не превратился в ключевой лояльность; хотя уровень массовой политифактор политического процесса. ческой поддержки режима плавно снижался, Образно говоря, накануне кампании этот процесс никак нельзя было назвать кри2011—2012 годов российские власти по пре- тическим спадом, а отдельные «тревожные 102 Январь – апрель 2012 Pro et Contra Трещины в стене звонки», свидетельствующие о недовольстве Прозвучавшее 24 сентября 2011 года имеющимся положением дел 32, не восприни- объявление об «обратной замене» (Путин — мались всерьез; наконец, экономика страны будущий президент, Медведев — будущий преесли не демонстрировала впечатляющего мьер-министр и лидер думского списка ЕР) роста, то, во всяком случае, до некоторой создало у властей и части их попутчиков ощустепени оправилась от кризиса 2008—2009 щение свершившегося факта. Если накануне годов. Неудивительно, что в этих условиях кампании в политическом классе ощущавласти делали ставку на: (1) администра- лась нервозность из-за неясности кадровых тивный ресурс во всех его проявлениях (от «раскладов» и скрытой конкуренции клик в принуждения к голосованию до «рисования» правящей группе, то разрешение этой неясфиктивных результатов); (2) поддержку ности успокоило почти всех представителей статус-кво периферийной частью электората элит 35. Если до объявления о «рокировке» (пенсионеры — бюджетники — жители инду- они активно делили будущую «добычу» по “Накануне парламентской кампании 2011 года власти недооценивали риски «обратной замены», ориентируясь на инерционный сценарий”.

стриальных центров, малых городов и сел); итогам электорального цикла (проявлением (3) апатию и пассивность «продвинутых» чего, в частности, служило формирование избирателей (образованные — молодые — параллельно «Единой России» аморфной успешные — жители крупных городов) 33. структуры Общероссийского народного Но из этих трех факторов в полной мере фронта), то, как только новая конфигурация сработал лишь второй, в то время как третий стала известна, они погрузились в инертобернулся своей противоположностью, а ность и апатию — как выяснилось, в самый первый дал лишь частичные эффекты. неподходящий момент. Такое развитие собыИсходя из таких ожиданий, кампания тий открывало оппозиции новое, пусть и разворачивалась вяло, и манипулятивная узкое, окно политических возможностей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.