WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |
И живучесть ее проАлександр Проханов, пожалуй, самый явлений, несомненно, заслуживает дальнейизвестный идеолог нынешних российских шего изучения.

правых, назвал свою новую книгу, напи- Уолтер лакёр Pro et Contra 2011 Май—август Виктор Шнирельман Идеология «особого пути» в России и Германии: Истоки, содержание, последствия / Под ред. Э.А. Паина. Институт Кеннана. М.: Три квадрата, 2010. 320 с.

опрос о «самобытности» возникает в легитимация политической системы требоваРоссии далеко не впервые. Вот уже две- ла апелляции к «особому пути», хотя консерваВсти лет он не сходит с повестки дня — с тивная риторика взывала к «спасению культуртех пор, как в стране возникла современная ного лица» и «сохранению традиции».

интеллектуальная мысль, стремящаяся осо- В этом Россия была далеко не одинока, знать место России в мире и определить такой нелегкий путь пришлось пройти путь ее исторического развития. Эта мысль многим странам, причем не только в Азии, никогда не отличалась единством: в ней Африке и Латинской Америке, но и в самой доминировали два влиятельных течения, Европе. Обычно техническая революция так каждое из которых обладало кардинально или иначе опережала кардинальную смену разной оптикой. Либералы, как правило, политической системы, а прежняя элита (или объясняли специфику России политической номенклатура) всеми силами пыталась сохраи культурной отсталостью, а консерваторы — нить власть. Так происходило и в Японии особым путем развития. Что касается левых (после революции Мэйцзи), и в Германии (социалистов и коммунистов), то и среди (после революции 1848 года и особенно них не было единодушия: их ответы на этот после франко-прусской войны и возникнофундаментальный вопрос различались в зави- вения империи). Однако в конечном счете симости от их политической ориентации и политическая система все-таки вынужденно от исторического периода. Власть, несмотря менялась, чтобы соответствовать экономичена ее очевидный авторитарный характер, ской структуре. Где-то (в Англии и Франции) тоже колебалась: в эпохи бурного рефор- нация совершала это собственными силами, мирования и стремления к модернизации а где-то (в Германии и Японии) изменения она склонялась к либеральному решению, а происходили в результате катастрофическокогда реформы выдыхались, уступая место го военного поражения. Оба пути становиконтрреформам или стагнации, власти пере- лись тяжелым испытанием для населения, ходили на консервативные позиции. И хотя но особенно трудным был второй. Как бы то интеллектуалы доказывали правильность ни было, в результате тектонических измесвоего видения ссылками на науку, очевидно, нений, произошедших в течение последних что в данном случае наука служила лишь шир- 100—150 лет, ни Германия, ни Япония не мой для идеологической установки. потеряли своего культурного лица, чего все Примечательно, что споры об «особом эти годы страшились и до сих пор страшатся пути» возникли в России после того, как она консерваторы. Тем самым «особый путь» вступила на путь модернизации и стала актив- вполне сочетается с либерализацией и демоно заимствовать из Европы как технический кратизацией. Не мешают этому и «чужакиопыт, так и научные технологии, — при этом, инородцы». Достаточно вспомнить страхи что очень важно, сохраняя в неизменности перед «демографическим натиском славян», политическую систему (или ограничиваясь охватившие Австрию и отчасти Германию лишь косметическими изменениями). Именно ровно сто лет назад: сегодня эти «славяне», 170 Май—август 2011 Pro et Contra Рецензии хотя иной раз и вспоминают о своем «славян- вот уже лет двадцать активно обсуждается в ском происхождении», тем не менее с пол- гуманитарном академическом сообществе.

ным основанием считают себя австрийцами. Книга отличается большим разнообразием Все это надо учитывать, оценивая совре- сюжетов, при этом половину объема занимает менную идеологию «особого пути», популяр- анализ идеи «особого пути» в исторической ную в России в последнее десятилетие. Ее перспективе и на сравнительном материале своеобразие в нашей стране особенно ярко двух стран. Правда, история дана пунктирно, высвечивается в сравнении с соответствующи- а набор сюжетов определялся тем, кто именми зарубежными идеологическими конструк- но вошел в авторский коллектив. Главный циями. В этом отношении особый интерес упор здесь сделан на сравнении почвенничедля нас представляет Германия, где сходная ских идеологий в СССР, Германии и в среде идеология была детально разработана местны- русских эмигрантов межвоенного периода.

ми интеллектуалами в русле концепции «кон- Более раннее время представлено лишь обсужсервативной революции». Поэтому сравнение дением консервативной позиции Русской российского опыта с германским является православной церкви, которая страшилась правильным и плодотворным. Это тем более рационального знания и тем самым тормозила целесообразно, что нынешних русских нацио- развитие страны (см. главу Сергея Магарила), налистов более всего привлекает именно гер- а также анализом карьеры графа Сергея манский опыт. Действительно, Россию роднят Семёновича Уварова и обстоятельств, приведс Германией традиции «верхушечного рефор- ших его к известной формуле «Православие, мирования» в сочетании с особой верой наро- Самодержавие и Народность» (см. главу да в авторитет правителя, а также стремление Марии Майофис). Деятельность адмирала компенсировать экономическое и социальное Александра Семёновича Шишкова, славяотставание ссылкой на необычайную «духов- нофилов, создателей «славянской школы» в ность» (об этом сходстве правильно пишут историографии, а также Аполлона Григорьева, авторы рецензируемой книги, с. 10). Правда, Николая Данилевского и Константина если за последние полвека Германия сумела Леонтьева осталась за рамками сборника, все это преодолеть, то для России проблема равно как и влияние германского романтизма сохраняется в полном объеме. на становление самой идеи «особого пути».



Вот почему в рецензируемой книге впол- Гораздо больше внимания уделяется не справедливо делается акцент на срав- 1920—1940-м годам, когда идея «особого пути» нительном анализе России и Германии *. по совершенно разным причинам завладела Примечательно, что авторами книги высту- умами огромной массы интеллектуалов как пают историки, политологи и социологи, в Германии, так и в СССР. При этом если в причем не только российские, но и немецкие. Германии она фактически ограничивалась Все это имеет особую актуальность в свете концепцией «консервативной революции» с ее идеологемы «Веймарской России», которая ярким «расово-этническим» окрасом, то в СССР и среди русских эмигрантов (сменовеховцев, * Книга была создана по результатам одноименевразийцев, младороссов) она была представной конференции, проведенной московским лена целой палитрой разнообразных взглядов.

отделением Института Кеннана совместно с В то же время в условиях тоталитаризма и московским бюро Фонда им. Фридриха Науманна, господства «идеократии» (термин «евразийВсероссийской государственной библиотекой иностранной литературы и Благотворительным фон- цев») идея «особого пути» не ограничивалась дом «Институт толерантности». политической демагогией и романтическими Pro et Contra 2011 Май—август Виктор Шнирельман рассуждениями отдельных писателей — на нее Еще один сюжет — это идеология «консербыла обязана работать вся научная индустрия, в вативной революции», которая давно забыта частности профессиональные историки. Мало в Германии, но продолжает вдохновлять того, как показывает один из авторов (Юрген некоторых российских мыслителей. Важно, Царуски), оказалась затронута даже область что автор этого экскурса Леонид Люкс права. Все это ставит перед нами вопрос о выявляет не только сходства, но и различия конформизме интеллектуалов и о сотрудниче- между «консервативной революцией» и еврастве многих из них с преступной властью (см., зийством, которые не замечают российские например, аргументы Владимира Тан-Богораза приверженцы соответствующих подходов.

и Исая Лежнева на с. 79—81), о чем, в частно- Правда, Люкс недооценивает склонность и сти, писали Ханна Арендт и Зигмунт Бауман. евразийцев, и сторонников «консервативной Этот вопрос, сохраняющий актуальность революции» к политическому тоталитаризму:

и сегодня, затрагивается во второй части, ведь все они мечтали о едином национальном посвященной идеологии «особого пути» в вожде и однопартийной системе, причем современной России. Здесь эта идеология евразийцы даже выстроили сложную систерассматривается как стержень современно- му культурологических аргументов в пользу го российского национализма, обсуждается такого устройства. И неслучайно члены этих ее инструментализация властной элитой, а движений, за редким исключением, позитивтакже особенности ее проявления в обще- но восприняли одни — сталинскую диктатуру, ственном мнении. Говорится также о влия- другие — нацизм. Прозрение пришло тогда, нии «оранжевой революции» на властную когда ничего изменить уже было нельзя.

элиту и общественное мнение в России, а Вторая часть книги открывается обсуждетакже о причинах роста мистических и кон- нием роли евразийской концепции в выстраспирологических настроений. ивании внешней политики постсоветской В первой части читатель узнает о роли России (см. главу Александра Кубышкина и эмоций в политике и науке, об устойчивости Александра Сергунина). Хотя оценка геопонятийного аппарата и его влиянии на идео- политики как устаревшей парадигмы предлогические и научные построения, о много- ставляется бесспорной, трудно согласиться значности трактовок одних и тех же полити- с отождествлением почвеннического неоевческих и военных действий противополож- разийства со славянофильством, поскольными сторонами («привнесение демократии» ку они находились в постоянной вражде;

одной стороной и «посягательство на куль- столь же спорным является утверждение об туру и традицию» другой), о выстраивании «исчезновении неоевразийства с политикообраза «чужака» и «восхитительного врага», о интеллектуального горизонта России».

социально-политической роли государствен- Стержнем второй части, безусловно, ных юбилеев (см. главу Александра Хрякова). является статья Александра Верховского и Там же он познакомится с дискуссией об Эмиля Паина, выделяющая в составе русского истоках российского изоляционизма, а также национализма его особую версию — «цивинайдет интересные материалы об обстоя- лизационный национализм». Последний тельствах перерождения либерала в консер- понимает нацию не столько в гражданском, ватора (на примере Уварова) и о куда более сколько в историко-культурном смысле и оторедком случае перерождения изоляциониста- ждествляет Россию с отдельной уникальной романтика в либерала (на примере Томаса цивилизацией, которая в силу культурной Манна) (см. главы Майофис и Хрякова). специфики развивается по особым законам и 172 Май—август 2011 Pro et Contra Рецензии имеет особый менталитет. Такое представле- мизацией жизни и поведения современных ние о «российской цивилизации» настолько российских горожан, в частности, находит понравилось власти, что в последние годы выражение в «безответственности», о которой оно неоднократно звучало в выступлениях пишет Дубин, и в разрыве социальных связей, руководства страны. Авторы справедливо о чем ниже сокрушается Паин Как соотноситполагают, что эта идея служит легитимации ся пресловутая «соборность» с противореча«чрезмерно персонализированного характера щей ей реальностью («режимом разобщения», системы политической власти» и одновремен- по Дубину) Как люди, еще вчера исповедовавно является симптомом застоя (с. 175—176). К шие марксизм с его представлением об общих этому следовало бы добавить идею «культур- закономерностях общественного развития, ного расизма», находящуюся в столь близком сегодня становятся рьяными сторонниками родстве с «цивилизационным подходом», что иррациональной идеи «особого пути» и присегодня последний сплошь и рядом служит верженцами тесно связанной с ней теории для псевдонаучного обоснования бушующей заговоров Объяснение, которое предлагает в России ксенофобии. Неслучайно авторы Дубин: идеология «особого пути» должна распредупреждают о возможности роста этноксе- сматриваться как «символический механизм нофобии по мере укрепления цивилизацион- социальной адаптации».





ного национализма (с. 205). Или, как выразил- К тому же выводу приходит и Паин, ся другой автор (Борис Фирсов), «акцент на говоря о связи идеологии «особого пути» с несхожести ведет к апологии “особого пути”» признаками «минимальной демократии» и (с. 235). А ведь это вызывает мессианские попятного движения к авторитаризму. Он настроения, пренебрежительное отношение скрупулезно анализирует поворот вспять, к «Другому» и, как следствие, ксенофобию. начавшийся в середине 1990-х годов, как Между тем идеология «особого пути» с ее следствие неоправдавшихся надежд на демовечным спутником в виде «образа врага» не кратические реформы и помощь Запада.

замыкается в элитарных кругах, а начиная с Этот поворот, в частности, манифестисередины 1990-х годов оказывает сильное влия- ровался возвращением старой символиние на общественные настроения. Среди авто- ки — царской при Ельцине и советской при стереотипов социологи отмечают представле- Путине, что само по себе может послужить ние о растворении индивида в коллективности, материалом для интересного культурологии это, безусловно, отсылает нас к ценностям ческого исследования. В любом случае такая традиционного общества, позволяя найти апелляция к прошлому вряд ли могла подкомпромисс между двумя полярностями — ведь держать становление демократии. Но стоит «особость», как отмечает Борис Дубин, оказы- ли винить в этом атомизацию (с. 282) вается возможным трактовать как «отсталость» Определенная атомизация как раз является или, мягче, как приверженность «традицион- следствием воплощения демократических ным устоям». Здесь обнаруживается картина, принципов, тогда как клановость («этнихорошо известная культурным антропологам ческая традиция») создает им очевидные (этнографам) и многократно ими описанная на препятствия. Дело не в атомизации самой материалах Азии, Африки и Океании. Но как по себе, а в том, что в России она развиваеттакое оказалось возможным в России после ся при отсутствии скрепляющих общество советского опыта революционного отказа от гражданских институтов. Но, как показывает «традиционности» и в особенности как такая Паин, патримониальная система не создает «традиционность» сочетается с крайней ато- стимулов для развития последних.

Pro et Contra 2011 Май—август Виктор Шнирельман Таким образом, по справедливому мнению фики и общих закономерностей или отдавать авторов сборника, само сравнение России предпочтение чему-то одному — дело самого с Германией демонстрирует, что духовные историка, хотя совершаемый им выбор и искания российских интеллектуалов были характер аргументов в известной мере также отнюдь не уникальны. Ту же модель можно определяются состоянием данного общества.

обнаружить в ряде других западных стран, Например, если в советское время обосновыв особенности в Германии. Совершенно вали «уникальность», ссылаясь на классовую правильно указывается на то, что образ парадигму, то в сегодняшней России сторон«Запада» в разных странах выстраивался ники такого взгляда опираются на «цивипо-своему (с. 10). Если Германия видела лизационный подход». Причем вчерашние себя в оппозиции к «романскому миру», то «философы-истматчики» сегодня с неменьв России подчеркивали противостояние шим энтузиазмом отстаивают «цивилиза«романо-германскому миру». В любом случае ционные ценности». Примечательно, что за этим стояло неприятие демократического основы этому были заложены еще в начале устройства, отражающее как позиции власт- 1920-х годов Лежневым, развивавшим идеи ной верхушки, так и инерционное массовое евразийца Николая Трубецкого и представсознание. Между тем определенному числу лявшим «новую Россию» «нацией-классом», ученых это казалось выражением «нацио- что и определяло особенности местного нального характера» или «этнопсихологии», патриотизма (с. 84—85). То есть идея, возчто позволяет рассматривать идеологию никшая во вненаучном контексте, отличалась «особого пути» как один из симптомов «науч- большой устойчивостью; менялись лишь ного расизма». Ведь этот подход этнизирует способы ее обоснования. Сегодня она воплои расиализирует социальные и политические щается в популярном «цивилизационном подтрансформации, объявляя их спецификой ходе», чья научная слабость компенсируется какого-то народа или отдельно взятого эмоциональным напором. Иными словами, региона («Запада»), якобы «чуждой местной идеология всемерно господствует над научтрадиции». Преодоленный западной научной ной методологией — вывод, неутешительный мыслью, такой подход, к сожалению, сегодня для современной российской научной мысли.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.