WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

следующим образом излагает основные Не подлежит сомнению скорее то, что постулаты книги Гросса: «Поляки — это гит- представленная выше общая картина, котолеровские коллаборанты, которые подписы- рая, по словам Гонтарчика, вырисовывается вают соглашение с немцами в деле убийства в «Соседях», является — мягко говоря — евреев. Немцы хотят кого-то там спасти, но результатом крайне недоброжелательного поляки на это не соглашаются и жестоко чтения книги, чтения, нацеленного скорее убивают почти всех евреев — своих соседей. на выискивание промахов, чем на понимание <…> Единственным местом, которое гаран- идеи и хода аргументации читаемой работы.

тировало евреям относительную безопас- У многих авторов обнаруживаются признаки ность перед лицом кровожадной польской аналогичной стратегии чтения, согласно орды, был пост гитлеровской жандармерии. которой любой фрагмент книги Гросса преВ целом трудно удивляться преступной нату- подносится так, чтобы он звучал по возможре поляков, ведь их духовными наставниками ности лишенным смысла, что облегчает его были служители католического костела. сокрушительную критику.

Гросс упоминает только двоих, и оба предста- Несомненно, тексты Мусяла, Гонтарчика, ют обычными преступниками…» Ходакевича и других оппонентов Гросса, После этого пассажа следует научный поднимающих проблемы методологии, вывод: «Проблема состоит не в том, нравится во многих случаях действительно помогакому-то такой образ прошлого или нет, а в ют исправить ошибки автора «Соседей», том, насколько такой образ соответствует привлекают внимание к противоречиям действительности, а следовательно — пере- в источниках и тем самым способствуют ходя на язык науки, — был ли он создан в углублению наших познаний на тему пресоответствии с требованиями исторического ступления в Едвабне. Однако здесь не нужны Pro et Contra 2011 Май—август Мачей Яновский особенно глубокие герменевтические иссле- действительно имело место!» 32. Стжембош дования, чтобы заметить идеологическую в течение многих лет собирал материалы ангажированность их авторов, вступающую в для своей книги о польской антисоветской противоречие с приверженностью объекти- конспирации в 1939—1941 годах в окрествистской модели чистой науки, которую они ностях Едвабне, и можно понять (хотя и не декларируют. (В скобках заметим, что они обязательно принять) его реакцию на книгу придерживаются крайне редуцированной Гросса, воспринятую им как несправедливое версии этой модели, сводя профессию исто- обвинение в адрес его героев.

рика до своеобразного «ремесла»: мало кто В рассмотренных выше текстах эмоциоразделял такой взгляд на историю даже во нальная позиция авторов не перечеркивала времена господства позитивизма в XIX веке, их научной аргументации. Однако существует а начиная с антипозитивистского переворота особая группа текстов, в которых радикаль“Принципиальной является проблема того, как мы — польские интеллигенты должны воспринимать преступление, совершенное в Едвабне полвека назад”.

1890-х годов, данная модель повсеместно под- ное неприятие постулатов Гросса выражавергается сомнению.) лось в крайне эмоциональной агрессии; это В отличие от процитированных выше тексты, в которых любая информативность исследователей, Томаш Стжембош открыто играет подчиненную роль, а главное — это подчеркивает роль эмоционального фактора агрессивная экспрессия. Их «аргументация» в своем подходе к интересующей нас про- (если уж мы делаем авторам честь, употреблеме. «Этим делом, — сказал он в одном бляя это слово) утомительно однообразна.

из интервью, — я занялся исключительно Они подчеркивают, что книга Гросса, а также потому, что чувствовал себя обязанным по высказывания его сторонников являются отношению к жителям Едвабне и окрестно- результатом международного заговора, в стей. Именно потому, что именно эти люди в основе которого лежит еврейская «полоэпоху коммунизма, когда я занимался совет- нофобия», а также желание стребовать с ской оккупацией северо-восточных земель Польши как можно больше денег в качестве Польши, проявили огромную смелость и компенсации за имущество, принадлежавшее доброжелательность. Они принимали меня в евреям. Работы, поддерживающие позисвоих домах и говорили о вещах и событиях, цию Гросса, определяются как «польскоза разглашение которых им грозили страш- язычные» (не «истинно» польские, а лишь ные репрессии. Я не мог промолчать… <…> использующие польский язык). Полемика Как же я мог отвернуться от этих людей! Я в целом рассматривается в контексте столходил, разговаривал с ними, расспрашивал. кновения «польской» и «еврейской» или А теперь я должен был сказать, что мне на «космополитической» (что по сути одно них наплевать Я решил установить, как все и то же) точек зрения. Помимо польских было на самом деле, поскольку я был готов историков, полемизирующих с Гроссом, и сейчас готов принять [правду о] любом в качестве авторитета приводится также зле, которое имело место и было совершено автор книги «Индустрия Холокоста» Норман руками поляков, при одном условии, что оно Финкельштейн 33 — его взгляды сопровожда154 Май—август 2011 Pro et Contra Едвабне, 10 июля 1941 года: дискуссия о событиях страшного дня ются комментариями типа «даже сами евреи Ежи Едлицкого, «как нам с этим справитьутверждают, что…». Что особенно существен- ся» 35. Ответ тех авторов, которые стараются но, Польша и польскость, как это принято рассматривать проблему Едвабне, прежде при таком ходе рассуждений, предстают как всего, с моральной точки зрения, выливался объект массированной атаки, направленной в различные формы и может быть обобщен одновременно против Польши и против таким образом: принять к сведению, не католического Костела, которые при такой пытаться отрицать и жить дальше с сознаниоптике едва ли не отождествляются. Авторы ем того, что у твоего собственного народа, некоторых текстов пишут о космополитизме как и у других, есть в истории страницы хорои либерализме как о своих врагах; многие, шие и плохие, прекрасные и отвратительные.



однако, обращаются к классической анти- Рассматривая отношение различных автосемитской аргументации, которая в принци- ров к моральному аспекту проблемы Едвабне, пе не слишком отличается от той, которая рискнем высказать мнение, что принципибыла создана европейскими правыми во альные разногласия во всей полемике, расвторой половине XIX века. В целом можно сматриваемой в нашем обзоре, касаются не констатировать, что большинство текстов на только и не столько фактов или критериев их тему Едвабне, доступных в Интернете, пред- значимости. Одной из заметных реакций на ставляют именно эту крайне правую пози- выход книги Гросса стала беседа известного цию. Как это обычно бывает в публичном журналиста Яцека Жаковского с Томашем пространстве, границы стираются: иногда Шаротой на страницах «Газеты Выборчей».

трудно определить, является ли данный текст Шарота в принципе не отрицал картины «еще» рациональной полемикой с тезисами событий, обрисованной Гроссом, говоря о Яна Томаша Гросса или «уже» идейной декла- необходимости принять тот факт, что мы рацией крайне правых позиций. Наиболее имеем дело с убийством, частью Холокоста, ярким представителем рассматриваемого причем в данном случае виновниками являздесь направления, работы которого не ются поляки. В то же время он подчеркивал, оставляют никаких сомнений относительно что книга Гросса недостоверна в деталях, что их идейной принадлежности, является Ежи потребуются новые конкретные исследоваРоберт Новак, публикующийся в основном в ния. «Для того, чтобы пробудить угрызения националистическо-католическом еженедель- совести, достаточно того, что написал Гросс нике «Наш дженник» (Nasz Dziennik), близком в “Соседях”. Однако для понимания всей этой к «Радио Мария» 34. Мы не видим оснований ситуации необходимо знать детали. Каждый для более подробного анализа подобных историк знает, что дьявол часто кроется в высказываний. деталях» 36. Ежи Едлицкий в ходе дискуссии по книге Гросса в Институте истории ПАН «Как нам с этим справиться» полемически отнесся к этой беседе, заявив:

Моральная проблематика, связанная с обсуж- «Дьявол в Едвабне и Радзилуве не в деталях, дением преступления в Едвабне, затрагивает а в принципе» 37. Представляется, что для один принципиальный вопрос и несколько Едлицкого, Ханны Сьвиды-Зембы 38 и мновторостепенных. Принципиальной является гих других (вероятно, и для самого Гросса) проблема того, как мы — поляки, или, скорее, в конечном счете не важно, сколько было мы — польские интеллигенты, должны реа- убито евреев — 1 600, половина или треть гировать на известие об этом преступлении этого числа, было ли в тот трагический день полувековой давности, или, говоря словами в Едвабне около двадцати или несколько Pro et Contra 2011 Май—август Мачей Яновский десятков немцев, а среди нееврейского насе- рассуждающих так, как он сам, Мусял видит ления половина взрослых мужчин или только в центре: «Существует и разумная позиция, каждый пятый или каждый шестой вытаски- говорящая о необходимости дискуссии на вали евреев из домов, грабили их, тащили к эту тему». Трудно объяснить, почему «разум» месту казни и, наконец, принимали участие должен исключать рефлексию над этичев убийстве. Существенной является мораль- ским измерением исторических событий.

ная проблема, которая не зависит от цифр. В определенной мере ответом могут стать Чрезмерная концентрация на специальных слова, которые Мусял говорит ниже в том технических вопросах грозит отодвинуть на же тексте: «Не думаю, что Польше нужно задний план по-настоящему важные пробле- преодоление истории по немецкому образмы. Едлицкий писал: «Можно, разумеется, цу. <…> Польше сегодня необходимо вери дальше делать вид, что ничего не произо- нуть себе память. Историческое сознание шло. Можно писать, что слишком рано, что послевоенных поколений поляков было в в воспоминаниях не установлено место, что значительной степени извращено коммунине посчитано точно, сколько было убийц и стическим государством. Нужны тщательные убитых. Что нужно еще изучить те или другие научные исследования» 41. Мусял, как нам архивы. Изучать всегда нужно, надо было кажется, чуть что не отождествляет критику сделать это много лет назад, но это ничего постулатов Гросса с тщательными научными не меняет. Правда не станет приятнее, чем исследованиями. У читателя не возникает есть, и рано или поздно придется с ней спра- сомнений, что в этом и подобных текстах мы виться» 39. Насколько нам известно, на этот сталкиваемся, вопреки декларируемому позивопрос критики и оппоненты Гросса не дали тивистскому минимализму, с оценочной позиответа, не пояснили, каким образом эти уточ- цией той же силы, что и в случае с Гроссом нения фактографии могут повлиять на этиче- и его сторонниками, только с обратным знаскую оценку дела Едвабне. ком. Сама попытка «моральной оценки» дела Крайне трудно обнаружить открытую Едвабне получает критическую оценку не полемику с авторами, поднимающими только — как считают оппоненты Гросса — в моральные проблемы в контексте престу- силу отсутствия фактов, которые требовали пления в Едвабне. Противники Гросса, апел- бы некоего «покаянного» поведения, но и по лирующие к методологическим проблемам, причине нежелания любых попыток рефлекнередко представляют «моралистов» как сии над недостойными страницами истории маргинальную группу, симметричную ради- Польши. Такие попытки воспринимаются кальным правым. «Во-первых, они отрицают. противниками Гросса как поверхностные <…> Во-вторых, они морализируют. <…> Они и неискренние, не получившие научного так же иррациональны, как и их партнеры обоснования, и при этом наносящие вред справа» 40, — писал в своей английской работе собственному народу. Можно полагать, что с Марек Ян Ходакевич. Подобным образом их точки зрения собственно нет и повода для рассуждает и Богдан Мусял: «Одни отрица- рефлексии: дело Едвабне не имеет моральноют обвинения как безосновательные <…>. го измерения, преступление, совершенное Другие горячо поддерживают постулаты при подстрекательстве и соучастии немцев Гросса, выдвигая крайне эмоциональные небольшой маргинальной группой в каком-то обвинения, рассуждая в философско- местечке, разумеется, достойно осуждения, морализаторском ключе <…>. Призывают но существенно не влияет на общую картину посыпать голову пеплом». Исследователей, поведения поляков в годы оккупации.





156 Май—август 2011 Pro et Contra Едвабне, 10 июля 1941 года: дискуссия о событиях страшного дня Краковский историк Анджей Новак эпохи. Как таковая данная статья в опредевыразил опасение, что любые призывы воз- ленном смысле подготовила почву для дискусложить ответственность на польский народ сии об этической проблематике Едвабне.

за ошибки, допущенные в прошлом, могут Наряду с этой главной проблемой попутно привести к ослаблению национальной иден- в ходе полемики о Едвабне возникли также тичности — ибо невозможно строить общ- сопутствующие сюжеты морального характеность на чувстве стыда. Свой текст Новак ра. Речь идет о рефлексии над определением озаглавил «Вестерплатте или Едвабне», польского народа (и преступники, и жертвы противопоставив друг другу два названия- были гражданами Польской Республики, символа: Вестерплатте, название польского означает ли это, что и первые, и вторые гарнизона в Гданьске, оказавшего героиче- были поляками), над проблемой коллективское сопротивление немцам в первые семь ного извинения за вину предков, над отнодней Второй мировой войны, является сим- шением современных поляков к еврейскому “Историк Анджей Новак выразил опасение, что призывы возложить ответственность на польский народ могут привести к ослаблению национальной идентичности”.

волом патриотического героизма, Едвабне прошлому и наследию в Польше и вообще о же — символом преступления и коллабора- роли коллективной памяти в общественной ционизма. Новак, разумеется, высказывается жизни. Все эти проблемы мы вынуждены в поддержку Вестерплатте как звена, необ- здесь опустить.

ходимого для создания социальных связей. Среди сюжетов, которые не получили Павел Махцевич, историк, связанный в то должного развития, хотя, безусловно, этого время с Институтом национальной памяти, заслуживали, была позиция католическоответил Новаку текстом, озаглавленным «И го духовенства в Едвабне и окрестностях Вестерплатте, и Едвабне», а свои аргументы в 1941 году, когда по этому региону произложил в вводной статье к двухтомному катилась волна погромов. Эта проблема сборнику на тему дела Едвабне, опубликован- непосредственно связана с другой, более ному ИНП, заявив, что «если закрыть глаза широкой, — отношением католического <…>, то ничего не изменится. <…> Народ, Костела в Польше к евреям и к антисемитизкоторый гордится своей историей, сможет му. Детально этим занялся Дариуш Либёнка, вынести даже самую нелицеприятную правду опубликовавший важные свидетельства радио собственной истории» 42. Махцевич отсыла- кальных антисемитских настроений, царивет в своем тексте к вышедшей больше десяти ших в среде польского духовенства в целом и лет назад статье Ежи Едлицкого «Наследие и в ломжинской епархии в частности в 1930-е коллективная ответственность», в которой годы 43. Следует также, пользуясь случаем, не затрагивался еврейский вопрос, но раз- упомянуть эмоциональную работу Томаша биралась проблема ответственности лиц, Шароты, представившего анализ польскоосознающих свою принадлежность к социуму еврейских отношений на основании секрет(народу, вероисповеданию, классу), за грехи, ного доклада польского подполья о положесовершенные другими членами того же сооб- нии Костела во время оккупации 1941 года.

щества, нередко в отдаленные исторические По мысли автора, его работа вносит вклад Pro et Contra 2011 Май—август Мачей Яновский в раскрытие правды о мрачных эпизодах в 27 мая 2001 года состоялось торжественистории польско-еврейских отношений, а ное покаянное богослужение в костеле Всех следовательно, продолжает дискуссию, нача- Святых в Варшаве. Ксёндз Адам Бонецкий, тую в 2000 году книгой Гросса 44. В рассматри- главный редактор еженедельника «Тыгодник ваемом Шаротой документе отношение в гит- Повшехны», писал: «То, что произошло в вослеровской Германии к евреям преподносится кресенье 27 мая 2001 года в крупнейшем из как идеал христианского поведения (разуме- варшавских костелов, недалеко от которого ется, речь идет о ситуации до лета 1941-го). шестьдесят лет назад проходила граница С историей связана также проблема отно- гетто, явилось важным религиозным собышения Костела к делу Едвабне сегодня. Эту тием, которое навсегда войдет в историю позицию можно, к сожалению, определить Польши. <…> Вел богослужение одетый в как пассивную и выжидательную, не направ- покаянное фиолетовое облачение примас “Отношение Костела к делу Едвабне сегодня, к сожалению, пассивное и выжидательное, не направленное на активные действия”.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.