WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 ||

шах занялся укреплением и модернизацией Для левых, включая коммунистов, нововведеармии и спецслужб, которые стали опорой ния препятствовали преобразованию Ирана трона и не знали отказа ни в чем. Он при- по советским лекалам. Выросший до 20 проц.

влек к решению экономических проблем от всего населения средний класс мечтал не технократов с западным образованием. В о братстве трудящихся, а о покупке нового 1963-м Мохаммед Реза торжественно про- дома или о поездке в Париж.

возгласил начало «Белой революции шаха и Наконец, и для левых, и для шиитского духонарода» — кампании по модернизации жизни венства тысячи западных, прежде всего амери118 Май—июнь 2010 Pro et Contra Рецензии канских, специалистов и советников в Иране и те, и другие, и третьи считали шаха врагом были символом зависимости от ненавистного Ирана.

и тем и другим Запада. Согласно отдельной Сам Мохаммед Реза искренне не понидоговоренности между Вашингтоном и мал, почему его начинания встречают все Тегераном американцы жили в особых райо- большее сопротивление. «Моя професнах и, не будучи дипломатами, фактически сия — король» — мог бы он повторить вслед пользовались полным иммунитетом. за ныне покойным иорданским монархом И если сначала «Белая революция», Хусейном, который так и назвал книгу своих казалось, нанесла по позициям оппонентов воспоминаний 6. Шах приходил на работу шаха серьезный удар, то со временем ситуа- рано, уходил поздно, читал лично все бумаги, ция стала меняться в их пользу. Во-первых, без конца принимал государственных деятебольшинство населения страны продолжа- лей, послов, журналистов, ездил по стране, ло жить в сельской местности, где успехи открывал верфи и плотины, школы и заводы, модернизации были намного скромнее, а памятники своему отцу и себе. Он исправно влияние духовенства — значительно сильнее. посещал мечеть, причем не по обязанноЗаданный шахом темп реформ для многих сти, а потому что был искренне верующим оказался слишком высоким. Во-вторых, эко- человеком. К насилию прибегал для борьбы номический бум сопровождалcя сильным с левыми и исламскими экстремистами, но всплеском коррупции, затронувшей высшие делал это неохотно.

эшелоны власти и шахскую семью. В-третьих, Бывший премьер-министр двора Асадолла возможность критиковать политику властей Алам подробно описывал в своих дневнибыла крайне ограниченна. Средства массо- ках, как шах отслеживал все отзывы о себе вой информации находились под полным в мировой печати, как обижался на критику контролем правительства. В парламенте засе- и нанимал консультантов по связям с общедали ручные политические партии, финанси- ственностью. Они возили журналистов (преровавшиеся и управлявшиеся двором. В 1975 жде всего западных) по «новому Ирану», году шах распустил их и создал единственную чтобы те описывали достижения страны на легальную в стране «Партию возрождения пути к прогрессу и процветанию. Многое народа Ирана». Членство в ней было обя- из того, что пропагандировало шахское зательным для всех взрослых граждан. Это правительство, было не «потемкинскими событие произошло одновременно со спа- деревнями», а реальными успехами той автодом на мировом нефтяном рынке, резким ритарной модернизации, которую начал, снижением темпов экономического роста и но так и не успел завершить Мохаммед Реза падением уровня жизни людей. Все это вкупе Пехлеви. Он искренне верил в то, что праподтолкнуло к быстрой политизации даже вильная постановка пропаганды внутри и тех иранцев, которые до того оставались вне Ирана поможет переломить ситуацию в аполитичными. Тысячи жителей страны, пользу династии. Но никакая демонстрация которые за государственный счет учились за достижений не могла заглушить нараставший рубежом, повидав мир, становились оппо- с середины шестидесятых годов поток критизиционерами. Кого-то привлекала западная ки, направленной против шаха и его методов демократия, кого-то — левые идеи, кто-то управления. Международные правозащитные увидел за границей лишь безбожие, материа- организации и западная пресса утверждали, лизм и разврат и жаждал припасть к чистому что САВАК пытает оппозиционеров, граждаисточнику исламской традиции. Важно, что не не имеют политических свобод, а в верхах Pro et Contra 2010 май—июнь КонсТанТин фон ЭггерТ процветает коррупция. И это было такой же то “мелочи” на самом деле оказались вовсе правдой, как и то, что реформы Мохаммеда не мелочами», — отвечает шаху журналист Резы сделали Иран одной из ведущих держав (с. 387).

Азии. Голям Реза Афхами делает трудный для В какой-то степени шаху не повезло: монархиста, но неизбежный для честного последние пятнадцать лет его правления историка вывод: никакие ссылки на ненасовпали со взлетом популярности левых висть к оппонентам и на их, мягко говоря, идей и антиимпериалистической риторики далекие от идеалов Ганди методы «не оправпо всему миру, а также с последней попыткой дывают ни отдельных сотрудников САВАК, СССР закрепиться на позиции сверхдержавы ни организацию в целом, ни самого шаха».

путем активного финансирования агентуры Афхами резюмирует: «Шах был раздражен и и насаждения клиентских режимов в Азии и растерян: он не мог защищать пытки, однако Африке. при этом пытки имели место. Он не мог свяТем ценнее то, что Афхами посвящает зать руки своим людям и при этом ожидать, теме САВАК и оппозиции объемистую главу. что они будут бороться с теми, кто в слепой Он берется разобраться в одном из самых ярости хотел уничтожить и его, и то, что неприятных и болезненных для иранских он создал, и то, что он еще мог бы создать...

монархистов вопросе: знал ли Мохаммед В конце концов, шах решил просто не задаРеза о пытках, которые сотрудники САВАК вать лишних вопросов» (с. 400—401).

применяли к оппонентам режима Очень Однако, не желая задавать «лишние» интересно читать приведенную в книге сте- вопросы, Мохаммед Реза не получил очень нограмму интервью, которое, уже будучи в нужные ответы — и именно тогда, когда они изгнании, шах дал знаменитому британскому могли спасти трон. «Бльшая часть политижурналисту Дэвиду Фросту. ческих убийств и покушений на убийство Мохаммед Реза говорит, что «отдельные в Иране была делом рук исламских фундаагенты САВАК» могли принять борьбу с под- менталистов... Однако работа САВАК была рывными элементами так близко к сердцу, направлена прежде всего против левых, что «в порыве гнева способны были ударить потому что левые были связаны с Западом», — допрашиваемого... Но такого рода вещи пишет Голям Реза Афхами (с. 396). По мненевозможно предсказать». — «Однако, при- нию автора, шах придавал слишком большое няв титул “Царя царей”, вы должны нести значение своей репутации на Западе. Он до ответственность за все происходящее в конца не мог поверить, что выпестованное стране, не так ли» — возражает Фрост, им «поколение реформ» повернется против известный своим умением вежливо загонять шахской власти именно потому, что в глазах собеседника в угол. «Я получал от САВАК этого поколения она перестает быть властью только доклады по самым важным вопро- иранской, существующей во имя и для ирансам внутренней и внешней политики, они цев. Стараниями мулл, левых радикалов и не разменивались на мелочи, ее сотрудники Москвы она стала выглядеть как компрадорникогда не докладывали мне: “Мы пытали ский, неоколониальный режим. Этот образ такого-то или такого-то человека», — пытает- был во многом лживым и преувеличенным.

ся объясниться шах. «Может, это и мелочи с Но в политике мифы очень часто оказываглобальной точки зрения, но если учесть, что ются сильнее реальности. Более того, они ее они нанесли большой моральный урон вашей подменяют. И Мохаммед Реза, и правящий стране и что оправдания пыткам просто нет, класс Ирана, и многие искренние представи120 Май—июнь 2010 Pro et Contra Рецензии тели антишахской оппозиции осознали свои предотвратить приход исламистов к власти.

заблуждения слишком поздно, чтобы остано- Ответ на вопрос «Что было бы, если...», как вить неумолимый ход истории. обычно в таких случаях, останется без ответа 16 января 1979 года шах, его жена и ближай- навсегда.

шее окружение поднялись на борт правитель- Ответственность за иранскую трагедию ственного «Боинга-707» в тегеранском аэро- несут и США, слишком долго слепо доверявпорту Мехрабад. Незадолго до этого монарх шие шаху, а потом бросившие его на произутвердил кандидатуру премьер-министра вол судьбы; и СССР, надеявшийся в разгар Шахпура Бахтияра, конституционного монар- холодной войны с помощью своих агентов хиста и одновременно либерала-западника, превратить Иран в еще одно государствокоторый упразднил политическую полицию, клиент; и иранская элита, поглощенная восстановил свободу слова и собраний и наде- дележкой денег и борьбой за доступ ко двору.

ялся укротить бушевавший почти год шквал Отдельная ответственность лежит и на народных демонстраций. Миллионы выхо- самом шахе. Начав масштабную модернизадили на улицы, требуя смерти шаха, и шли цию, он надеялся облагодетельствовать народ под пули с криком: «Аллах Акбар! Хомейни с вершин власти. Мохаммед Реза не учел, Рахбар!» — «Аллах велик! Хомейни — наш что такая политика порождает не только вождь!». Бахтияр еще надеялся, что офици- благодарность, которая у любого народа преальный повод для отъезда шаха — «лечение ходяща, но прежде всего безответственность, и отдых» — оправдает себя и, как и в 1953-м, грозящую обернуться ненавистью, стоит Мохаммед Реза вернется домой править в источнику благоденствия слегка обмелеть.

соответствии с конституцией и мнением Построенная шахом авторитарная система, народных представителей. Однако сам монарх с одной стороны, не учитывала неготовность понял, что запас легитимности режима исчер- значительной части традиционно настроенпан и в этот раз он уезжает навсегда. ного иранского общества к резким изменеЭто был, возможно, самый благородный ниям, а с другой — изолировала ту умеренную поступок шаха. Он принципиально отказался оппозицию и интеллектуалов, которые в отдавать армии приказ утопить народное обмен на участие в политике готовы были бы восстание в крови и надеялся, что его отъезд помочь шаху добиться большей поддержки успокоит страсти. Шах не был ангелом, но тех, кто действительно от его преобразоваон, несомненно, был патриотом и по-своему ний выиграл. Окружавшие монарха технокралюбил свой народ. Он так и не понял, почему ты с прекрасным западным образованием не иранцы отказали ему во взаимности. спасли его режим, потому что не были в полСпустя две недели, 1 февраля, другой ном смысле этого слова политиками и цели«боинг» приземлился на ту же самую полосу ком зависели от благорасположения шаха.

Мехрабада. На трапе показался бородатый В прошлом году императрица старик в черной чалме — аятолла Рухолла (по-персидски «шахбану») Фарах Пехлеви Хомейни. Так началась новая эпоха в исто- принимала меня у себя дома в Париже. Ее рии Ирана, Ближнего Востока, да и всего Величество — вдумчивый и откровенный мира. Парадоксально, но сегодня не толь- человек. Она не считает зазорным признако монархисты, но и многие левые винят вать ошибки и просчеты династии. Вдова Мохаммеда Резу за то, что он оставил своих Мохаммеда Резы Пехлеви охотно общается сторонников на произвол судьбы, вместо с самым широким кругом иранской оппозитого чтобы, пусть и ценой больших жертв, ции — от монархистов, которых возглавляет ее Pro et Contra 2010 май—июнь КонсТанТин фон ЭггерТ сын, наследный принц и глава шахского дома Вдова последнего шаха и принц Реза, с Реза, до коммунистов из партии «Туде», кото- которым я встречался в Америке, утверждарые долгое время считались главными врагами ют, что борются за свободный выбор ираншахского трона. Я спросил императрицу, поче- ского народа, который должен сам решить, му шах, обладавший разветвленным аппаратом какую форму правления избрать. «Прежде политического сыска и немалыми средствами, всего, я хочу вернуться к себе на родину. А так и не сумел разглядеть опасность, исходив- буду ли я там жить как монарх или как прошую от аятоллы Хомейни и его сторонников. стой гражданин — решать иранскому наро«Мы упустили из виду необходимость поли- ду. Я заранее принимаю любой его выбор», тических преобразований и свобод. Думали, — сказал мне принц Реза. Семья последнего что главное — экономика, социальная сфера. шаха на собственном трагическом опыте Это было главной ошибкой», — ответила Ее выучила урок истории: легитимность влаВеличество. Впрочем, иранские коммунисты сти лучше всего обеспечивают институты и левые либералы — из числа тех, кого не политической свободы, они же помогают и расстреляли исламские «революционеры» и властителям, и гражданам нести общую кто успел сбежать из Ирана — пишут сегодня ответственность за жизнь страны. Книга письма императрице Фарах. Их смысл — также Голяма Резы Афхами «Жизнь Шаха и его в осознании собственных просчетов: «Если бы эпоха» — полный драматизма конспект мы только знали, что последует за свержением этого урока, который для Ирана пока еще монархии, мы бы попытались найти компро- не завершен.

мисс с ней». КонсТанТИн фон ЭггерТ ПрИмечанИя 1 Asadollah Alam. The Shah and I: The Mohammad Reza Pahlavi. Answer to History. Stein Confidential Diary of Iran’s Royal Court, 1969—1977. & Day Pub., 1980.

I. B. Tauris, 2008. Mackey S. The Iranians: Persia, Islam and the Ashraf Pahlavi. Faces in a Mirror: Memoirs from Soul of a Nation. Penguin Group, 1996.

Exile. Prentice-Hall, 1980. Hussein de Jordanie. Mon Mtier de Roi. Paris:

Farah Pahlavi. An Enduring Love: My Life with R. Laffont, 1975. Русский перевод: Хусейн бен Талал.

the Shah: A Memoir. Miramax, 2004. Моя профессия — король. М., 1995.

122 Май—июнь 2010 Pro et Contra

Pages:     | 1 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.