WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |
КонсТанТин фон ЭггерТ Gholam Reza Afkhami. The Life and Times of the Shah. Univ. of California Press, 2009. 740 p.

ранская революция — одно из главных Да и сам Мохаммед Реза Пехлеви надиктовал событий двадцатого века, которое в последний год жизни памфлет «Ответ истоИбросает свою мрачную тень на сегод- рии» 4. Однако такой обстоятельной биограняшний день. И вряд ли от этой тени удастся фии шах еще не удостаивался. Через тридизбавиться, даже если нынешний тегеран- цать лет после его кончины время пришло.

ский режим падет. Установление в Иране Голям Реза Афхами избрал эпиграфом исламистского теократического правитель- к своей книге строчку из средневекового ства с мессианскими претензиями, да еще персидского поэта Джалалуддина Руми:

стремящегося обладать оружием массового «Они видели во мне самих себя, но не уничтожения, вдохновляло, вдохновляет и меня». Афхами не скрывает, что пишет о еще долго будет вдохновлять мусульманских «Царе царей» и «Свете арийцев» (таковы экстремистов всех мастей. Тем интереснее были некоторые из официальных титулов попытаться понять, что, собственно, при- иранского монарха) с симпатией, точнее, с вело к событиям 1978—1979 годов. Почему желанием понять и объяснить мотивы его казавшийся могущественным и неуязвимым действий. И пожалуй, у него это получилось.

шах Мохаммед Реза Пехлеви потерял кон- До революции автор был профессором троль над страной и был вынужден уехать в Тегеранского университета, возглавлял эмиграцию Как могло случиться, что образо- патронировавшийся шахской семьей ванные классы Ирана сначала игнорировали Национальный комитет Международной темную массу, которая тем временем оча- программы по борьбе с неграмотностью и ровывалась лозунгами аятоллы Хомейни, а даже успел побывать заместителем министра потом оказались бессильными перед ней внутренних дел. Поэтому пишет Афхами как Книга Голяма Резы Афхами «Жизнь шаха человек системы, знакомый с ней изнутри.

и его эпоха» — одна из немногих биогра- В книге собраны свидетельства огромного фий последнего иранского суверена и едва числа людей: шахской семьи, одобрившей ли не первая столь подробная и глубокая. идею написания биографии, представителей Существует довольно много воспомина- ближайшего окружения монарха, оппозиции ний его приближенных, родственников, и иностранных наблюдателей. Афхами — не дипломатов, журналистов и разведчиков. бездумный апологет, а умудренный жизнью Достаточно упомянуть изданные посмертно изгнанник, который пытается честно разодневники премьер-министра двора Асадоллы браться в прошлом. В основном ему это Алама «Шах и я: частные записки о жизни удается. «Жизнь шаха и его эпоха» — с одной иранского двора, 1969—1977» 1 или книгу стороны, академическая работа, автор котосестры-близнеца Мохаммеда Резы принцес- рой пытается проанализировать правление сы Ашраф «Лица в зеркале: воспоминания последнего иранского монарха с учетом в изгнании» 2. Вдова шаха, императрица политического, экономического, мирового Фарах, несколько лет назад выпустила мемуа- контекста. С другой стороны, книга написана ры «Любовь навсегда», посвященные мужу 3. так увлекательно, что забываешь — у тебя 114 Май—июнь 2010 Pro et Contra Рецензии в руках семьсот страниц довольно мелкого порядок, привнесенные в жизнь страны твертекста. дой рукой малограмотного казачьего генераАфхами, который сегодня живет в США ла после многолетнего хаоса и разрухи.

и работает в Фонде иранских исследований, Специально созванное Конституционное пишет во введении к своему труду: «История собрание предложило трон Резе. Он корожизни шаха балансирует на грани трагедии. новался 15 декабря 1925 года. Реза основал Он <...> роковым образом шел от решения к новую династию под именем «Пехлеви».

решению, которые постепенно приближали Пехлеви — язык, на котором в Иране говоего к краху. С другой стороны, каждое из рили до арабского завоевания страны в этих решений само по себе необязательно VII веке. Стремление путем авторитарных вело к катастрофе, пока ситуация не вышла реформ вернуть современному Ирану из-под контроля. А она, казалось, из-под имперскую славу эпохи легендарных Дария контроля не выходила до самого последнего и Ксеркса было доминирующей идеей для момента» (с. ХI «Вступления»). Собственно, отца, а затем и для сына.

в этом парадоксе замкнутого круга и таится Кстати, династическое имя Пехлеви стало загадка падения персидской монархии, кото- первой символической «инновацией» новорую автор пытается разгадать. го монарха: до этого иранцы фамилий не Жизнь Мохаммеда Резы Пехлеви — еще имели. Теперь всем приказали завести фамиодно доказательство той банальной истины, лию и носить европейское платье. Молодежь что семейное воспитание (или его отсут- тысячами стали отправлять учиться за рубеж, ствие) — решающий фактор в становлении женщинам предоставили гражданские права человека. Неслучайно первая глава книги и заставили их снять паранджу. Евреи также называется «Отец». Именно под его влияни- обрели равные со всеми права. Все это вызваем прежде всего сформировался последний ло недовольство шиитского духовенства, шах. Реза был офицером так называемой которое традиционно пользовалось гигантКазачьей бригады — личной гвардии шахов ским влиянием на народ и, соответственно, предыдущей династии Каджаров. Выходец кормилось благодаря этому влиянию. То разиз низов, пробившийся наверх благодаря горавшийся, то затухавший конфликт между практическому уму, хитрости, воле и бес- троном и Кумом (священным для иранских пощадности к врагам и конкурентам, Реза шиитов городом, средоточием духовных стал в середине двадцатых годов фактически авторитетов) во многом определил трагедию диктатором Ирана при формально правив- иранской истории в прошлом веке.



шем, но ничего не решавшем каджарском Недовольства новый шах не терпел: его шахе Ахмаде. В 1925 году Каджары были низ- войска беспощадно расстреливали учениложены решением иранского меджлиса (пар- ков медресе или не желавших становиться ламента). Реза задумался было об установ- оседлыми кочевников. Эпоха первого шаха лении республики, но прислушался к совету династии Пехлеви была полна противоречий.

мусульманских религиозных авторитетов и Жесткая цензура и строительство железных части правящего класса, которые выдвигали дорог; казни впавших в немилость приблизнакомый многим в России аргумент: «Народ женных и введение школьного образования не поймет, ему нужен царь!» Хотя в тот пери- для девочек; безудержное личное обогащение од неграмотная масса иранцев готова была, (Реза стал крупнейшим землевладельцем странаверное, принять любой режим, лишь бы ны) и создание современной армии, полиции, сохранить относительные стабильность и судов; эмансипация евреев и культ личности.

Pro et Contra 2010 май—июнь КонсТанТин фон ЭггерТ В общем, отец родившегося в 1919 году Вступивший на престол после высылМохаммеда Резы был типичным автори- ки отца Мохаммед Реза вплоть до тарным националистом-модернизатором, года оставался почти незаметной и малокоторых в избытке знает мировая история влиятельной фигурой, на которую Сталин, последних двух-трех столетий. Он верил в Рузвельт и Черчилль не обращали вниматехнический прогресс и образование как в ния. Во время Тегеранской конференции универсальные методы, которые приведут осенью 1943-го, Сталин вызывал его к себе Иран («земля арийцев» — это название, вза- на переговоры в советское посольство.

мен привычного для Запада «Персия», тоже Этот факт хорошо запомнился юному ввел шах Реза) к процветанию и величию. В монарху. Собственно, в первый раз шах понятие «величие» Реза вкладывал приблизи- заставил о себе говорить, когда не дал тельно то же, что и многие российские поли- Москве отторгнуть северо-западные протики сегодня — «чтобы боялись и уважали». винции Ирана, населенные преимущеЛюди интересовали Резу только как исполни- ственно этническими азербайджанцами.

тели его грандиозного плана. Иран — многонациональная страна, в котоПринц Мохаммед Реза, отучившийся рой племенные восстания и этнический пять лет в частной школе в Швейцарии, был сепаратизм были неотъемлемой частью более мягким и гибким по натуре, чем отец, политического ландшафта и в определенкоторого он очень любил и уважал, но, оче- ной степени остаются до сих пор. Сталин видно, и побаивался. Реза хотел сделать сына поддерживал азербайджанцев и туркменов, подобным себе, и молодой наследник очень а Саддам Хусейн спустя пару десятков лет — старался угодить отцу. Книга Афхами в этом арабов юго-западной провинции Хузестан.

смысле приоткрывает завесу над историей Противостояние с просоветскими сепарапатриархальной семьи, глава которой не осо- тистами в Западном Азербайджане стало бенно задумывался о том, что не все его дети своего рода прелюдией к сталинской блоспособны и хотят действовать так же, как он. каде Западного Берлина 1948—1949 годов По-настоящему взрослая жизнь для и оказалось едва ли не первым серьезным принца началась в 1941-м, когда СССР конфликтом холодной войны. Молодой шах и Великобритания оккупировали Иран. его выиграл, и это позволило ему впервые Официальным предлогом стали прогерман- почувствовать некоторую уверенность в ские симпатии шаха Резы, который вынужден собственных силах. Однако эта уверенность был отречься от престола и отправиться в так и не стала абсолютной.

ссылку в Южную Африку. В «Жизни шаха и «Мохаммед Реза унаследовал многие из его эпохе» приводится масса довольно убеди- привычек отца, однако по темпераменту он тельных свидетельств того, что немецкое вли- был его полной противоположностью, — яние на Иран было преувеличено союзника- пишет Афхами. — Шах Реза был по характеру ми и Сталиным, которым на самом деле Иран агрессивным, Мохаммед Реза… даже на пике нужен был в качестве перевалочной базы своего правления оставался застенчивым и и транспортного коридора. Нейтралитет, сдержанным» (с. 42). На протяжении всей официально провозглашенный шахом Резой, своей жизни он был заложником двух фактолишал всего этого Лондон и Москву. Для ров: стремления сохранить власть и держать Резы, в свою очередь, это конечно же была ситуацию под контролем, с одной стороны, попытка отсидеться в стороне и посмотреть, и нежелания прибегать к насилию для достикто возьмет верх в мировом конфликте. жения этих целей — с другой. И хотя шах 116 Май—июнь 2010 Pro et Contra Рецензии использовал репрессии в борьбе со своими беспокойства. Коммунисты из «Туде» активно противниками, а политический департамент поддерживали Моссадыка и при этом постеего спецслужбы САВАК обходился с оппо- пенно проникали в госаппарат, армию, полинентами режима весьма жестоко, на фоне цию. А ведь именно такими методами СССР большинства диктатур «третьего мира» Иран сумел насадить в Центральной и Восточной выглядел далеко не худшим образом. Европе просоветские режимы. Со временем С первого дня правления шаху Мохаммеду Мосаддык стал уделять все меньше внимания Резе противостояли две силы: левые, пользо- конституционным нормам и все чаще испольвавшиеся поддержкой СССР, и значительная зовать чрезвычайные полномочия. Он начал часть шиитского духовенства, которая была демонстрировать замашки авторитарного принципиально против любой модерниза- лидера типа египетского диктатора Гамаля ции, видя в ней угрозу своему положению Абдель Насера и фактически стал вести дело в обществе. Шахский двор, спецслужбы и к ликвидации монархии. Он также рассорилправящий класс сосредоточились в первую ся с шиитским духовенством — не первый и очередь на подавлении угрозы со стороны не последний в истории Ирана конфликт компартии «Туде», напрямую финансировав- между леволиберальной и клерикальной шейся из Москвы, и со стороны организаций оппозицией. В августе 1953-го Мосаддыка «моджахедов» и «федайинов». Последние свергли иранские военные при помощи сочетали в своей идеологии как исламские, ЦРУ и при согласии шаха, который тогда так и левые лозунги и активно использовали допустил свою первую серьезную ошибку.





в борьбе с шахским правительством террор. Он покинул страну незадолго до свержения Их жертвами стали премьер-министры и Мосдыка и вернулся, только когда генералы генералы, члены кабинета и простые жан- уже сделали свое дело, а строптивый предармы. Сам шах несколько раз чудом избежал мьер был под арестом. Оставаясь в Тегеране, смерти. На протяжении всего правления шах физически рисковал собой и вынужден Мохаммеда Резы обе эти силы периодически был бы нести ответственность за все негативзаключали тактические союзы. Так было, ные последствия, включая возможный пронапример, в 1951—1953 годах. Тогда премьер- вал восстания против Моссадыка. Однако, националист Мохаммед Моссадык провел возглавив на месте борьбу со стремительно крайне популярную в народе национализа- терявшим популярность правительством, он цию Англо-иранской нефтяной компании получил бы максимум легитимности в глазах (АИНК), а затем разорвал дипломатические иранцев. Уехав сначала в Багдад, а затем в отношения с Великобританией. На короткий Рим, он, с одной стороны, свел к минимуму период он стал одним из самых известных физический риск, но с другой — всю жизнь политиков в мире. Моссадык был иранским вынужден был терпеть обвинения в том, что патриотом и демократом-идеалистом, однако сидит на троне «милостью американцев».

он совершенно не разбирался в экономике. Моссадыка судили открытым судом, дали Кроме того, премьер совсем не понимал три года, после чего он вплоть до кончины западных лидеров, для которых конфликт в 1967 году жил под надзором полиции в не сводился к противостоянию иранского собственном имении. Для многих иранских правительства с АИНК. Вашингтон и Лондон патриотов, да и вообще для левых интеллекрассматривали иранский кризис через при- туалов во всем мире он до сих пор остается зму холодной войны. И здесь у британцев и одним из символов антиимпериалистичеамериканцев были серьезные основания для ской борьбы, мучеником за интересы своего Pro et Contra 2010 май—июнь КонсТанТин фон ЭггерТ народа. Однако есть и другие мнения. По в стране через расширение системы образословам критически относящегося к шаху вания, массированную индустриализацию, американского историка Сандры Мэки, авто- внедрение новых технологий и земельную ра книги «Иранцы: Персия, ислам и душа реформу. Первые десять лет «Белой ревонарода» 5, многие из тех, кто пережил ужасы люции» превратили Иран в региональную исламской революции, косвенно винят в ней сверхдержаву. Уровень жизни, особенно в прежде всего Моссадыка. По их мнению, городах, рос невероятными темпами, тысязаключив союз с духовенством, он сделал чи иранских студентов учились в Европе и радикальный ислам фактором политической Соединенных Штатах, в Иране строились жизни страны, а умышленно унижая шаха, заводы и десятки тысяч квадратных метров превратил его из конституционного монарха нового жилья. Шах искусно поддерживал в подозрительного автократа. союз с США, умудряясь при этом не портить «Критический монархист» Голям Реза отношения с Советским Союзом. Когда Афхами, как и большинство историков, после арабо-израильской войны 1973 года считает лето 1953-го переломным в биогра- цены на «черное золото» взлетели в резульфии Мохаммеда Резы. «Жизнь шаха и его тате арабского нефтяного бойкота Запада, эпоха» так описывает душевное состояние нефтедобывающая промышленность Ирана Мохаммеда Резы после возвращения в Иран стала давать стране по 25 млрд дол. в год.

в августе 1953 года: «Он решил больше никог- В 1971-м Мохаммед Реза Пехлеви с помпой да не забывать совет отца: “Любой человек, отметил 2500 лет персидской монархии и достойный того, чтобы просить его о помо- государственности. Он стал задумываться щи в неблагодарном труде по строительству о строительстве атомных электростанций, государства, при первой же возможности чтобы сберечь надолго нефтегазовые богатпопытается занять твое место”. Он больше ства страны. Сторонним наблюдателям казане позволит событиям выйти из-под контро- лось, что в Иране наступает «золотой век», ля настолько, чтобы это могло угрожать ему. который будет длиться без конца.

Не заботясь о мнении элиты, он обратится Для шиитского духовенства реформы шаха напрямую к народу, который… помог ему виделись продолжением «безбожной» секулявернуть трон. И он сделает все, что сможет, ризации его отца Резы и реально угрожали со чтобы его подданные зажили лучше и обе- временем окончательно подорвать влияние спеченнее. Его страна снова будет сильной мулл. Стремление Мохаммеда Резы опереться под его водительством. Иран начнет жизнь с на доисламскую историю Персидской импеновой страницы» (с. 187). рии Кира и Дария как на одну из основных Заключив стратегический союз с пришед- составляющих нового иранского патриотизшей на смену Великобритании сверхдержа- ма, с точки зрения духовенства, было святовой номер один — Соединенными Штатами, татством, отказом от исламской традиции.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.