WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
СТАТЬИ Летопись времени:

Анатолий Черняев и его дневник* С дистанции в двадцать с лишним лет отчетливее видно не только в чем преуспела перестройка и чего добиться она не сумела, но и что из произошедшего в те годы было действительно неизбежно Виктор Шейнис оследним десятилетиям суще- информации, иногда занятной, подчас сенствования Советского Союза и сационной и всегда раздвигающей границы завершившей их перестройке наших представлений о прошлом. Автор Ппосвящена обширная литература — рекомендует себя как «нормального московмемуарная, биографическая, аналитическая. ского интеллигента». Это не совсем так: он Приоткрылись — прежде чем их опять стали умнее, наблюдательнее, много образованнее, прятать — архивы. Казалось бы, стране более склонен к саморефлексии, чем среднеи миру явлены скрытые прежде завесой статистический советский интеллигент.

строжайшей секретности «кремлевские Но он также и жертва раздвоенности, кототайны». Пусть не все — всего, как вырвалось рой страдала значительная часть мыслящих однажды у Михаила Горбачёва, мы никогда людей, пошедших на службу к государству.

не узнаем, — но многие. И все же публикация «Образ жизни этого человека, воспитание дневников, которые Анатолий Черняев вел которого с детства, как и его индивидуальная два десятка лет, — событие незаурядное. День культура (и, я бы добавил, представления о за днем встречаясь с людьми, вознесенными должном и сущем, а также круг дружеских на вершину власти и в меру своего опыта связей. — В. Ш.), совсем не соответствовали и понимания принимавшими решения, от тому, что ему приходилось делать по служкоторых зависели судьбы грозного госу- бе...» (с. 3). Совсем Нет, все же не так: в дарства да и каждого из нас, автор «много меру, пусть и ограниченных, возможностей, слышал, много читал из недоступного посто- проистекавших из его служебного положеронним, кое в чем участвовал. И заносил на ния, он пытался, преодолевая чувство безысбумагу... и такое, чего нигде в другом месте не ходности, защитить преследуемых друзей и найдешь» (с. 3). знакомых и чуть-чуть сдвинуть, хотя бы на Но книга Черняева примечательна не словесном уровне, стрелку идеологическотолько крупицами не всплывавшей прежде го компаса, когда она не была закреплена намертво. Стоила ли игра свеч Каждый, * А. Черняев. СовмеСТный ИСход: дневнИк двух эпох: 1972—вероятно, вправе судить об этом, исходя из годы. м.: РоССпэн, 2008, 1047 С. кнИгА оТмеченА пРемИей нАцИонАлЬного конкуРСА «лучшИе кнИгИ И ИздАТелЬСТвА годА— собственного опыта и предпочтений. Мне 2008», учРежденного РуССкИм бИогРАфИчеСкИм ИнСТИТуТом, РоССИйСкой гоСудАРСТвенной бИблИоТекой И «лИТеРАТуРной же кажется, что, как бы ни оценивать резульгАзеТой». в 1972—1986 годАх АнАТолИй СеРгеевИч чеРняев был зАмеСТИТелем зАведующего междунАРодным оТделом цк тат усилий «прогрессистов» в ЦК партии, кпСС, в 1986—1991-м — помощнИком генеРАлЬного СекРеТАРя дневник, переданный для публикации, предцк кпСС, в 1991-м — помощнИком пРезИденТА СССР.

Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь Виктор Шейнис ставляет собой не только рассказ о том, как «трапезниковщина» — по фамилии убогого и кем делалась политика, но и культурный партийного чиновника, подобранного памятник своего времени. Перефразируя Брежневым в провинции и поставленПушкина, я бы сказал: счастлив тот, кто с ного заведовать наукой. «Встретил этого умом, талантом и вкусом к политике пришел Трапезникова на дороге в Успенке, — отводит в мир в иное, не столь растленное время. душу автор в своем дневнике, — захотелось Но времена, как известно, не выбирают... выйти из машины, сковырнуть этого гнома в канаву» (с. 91). За Трапезниковым и секретаДеградация коммунистического рем ЦК по идеологии Демичевым, которые режима. Взгляд изнутри ходят в Вольтерах, с горечью констатирует Значительная, хотя и постепенно убываю- Черняев, миллионы их единомышленников в щая часть наших сограждан пребывает в КПСС, а корни их возвышения и влияния — в убеждении, что было бы лучше, если бы все в сталинизме. Малограмотные идеологи, агресстране оставалось таким, как до начала пере- сивно отбрасывающие все, что находилось за стройки. Работает на такие представления пределами их куриного кругозора, — явление не только известный феномен идеализации типическое и исключительно опасное: миропрошлого, но и расхожее объяснение, будто вая война, убежден автор, может разразитьбы крушение СССР и коммунистического ся, лишь если возобладают идеологические режима было предопределено не объектив- мифы и на авансцену выйдут вселенские ными, а субъективными обстоятельствами: «Трапезниковы» (с. 98, 141). Чуть лучше ошибками или преступлениями вождей либо «понимает положение» Шауро, более двадцазлокозненностью врагов. Чего читатель не ти лет, до самой перестройки, заправлявший найдет в дневниковых записях Черняева, так отделом культуры, но у него «ни мысли, ни это иллюзий относительно приходившего собственного убеждения, ни тем более поливсе в больший упадок режима, его перспек- тики ни на грош» (с. 35).

тив, равно как и интеллектуального уровня Аппарат ЦК воздвигал мощные заслоны на и нравственных качеств его лидеров. Сквозь пути даже той информации, которая доводисдержанное повествование подчас прорыва- лась до членов политбюро. Лишь некоторые ется сарказм. Но автор столь же критичен и работники и консультанты международного по отношению к себе, ближайшим сотрудни- отдела, на которых лежала подготовка доклакам и друзьям. дов для высших руководителей, периодичеПро советскую систему говорили, что она ски допускались к общению с ними. Но они хотя и однопартийная, но многоподъездная: убеждались: не в коня корм. «Нужны лишь комплекс зданий ЦК имел разные подъез- красивые слова, а не новые идеи, которых ды, и атмосфера, дух в размещавшихся там “никто не позволит”»: в высочайших выстуотделах были неодинаковы. Международные плениях для них места нет; «истина, включая отделы имели дело с неподвластной совет- марксистскую, имеет значение только для скому руководству реальностью, поэтому “пропаганды успехов” или “разоблачения здесь допускалось известное разномыслие империализма”, но отнюдь не для реальной и дозволялось адресовать «наверх» инфор- политики» (с. 296, 527). Доминировала же мацию о реальном положении дел, хотя и «атмосфера какой-то большой коллективной упакованную в жесткие обертки обветшав- безнравственности. Так называемые “интеших идеологических стереотипов. В идеоло- ресы дела” не имеют к этой жизни никакого гических же отделах правила бал погромная отношения» (с. 43).



138 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Летопись времени: Анатолий Черняев и его дневник Существовала, однако, сфера, где про- лионов советских людей, а “массовые” достивалы были слишком очевидны, а результаты жения затрагивают лишь очень небольшой убийственны. Это экономика. Иллюзий слой» (с. 296). Понимают или не понимают, не оставалось ни у кого. Меж собой гово- но изменить экономическую систему в идеорили в открытую: «От раза к разу речи все кратическом государстве невозможно, не красивее, а дела все хуже и хуже» (с. 31). посягая на идеологическую и политическую Реалистические оценки положения дел зву- монополию партийной верхушки. Система чали иногда на совещаниях и пленумах ЦК, отторгала и косыгинскую реформу, и эконоподчас даже прорывались в печать. К приме- мические эксперименты, запущенные в перру, на Секретариате ЦК обсуждается вопрос вые годы перестройки.

о хищениях на транспорте. За сухими цифра- Черняев еще в молодости перечитал ми — фантасмагория повального воровства мировую классику в редких тогда дорево“Изменить экономическую систему в идеократическом государстве невозможно, не посягая на идеологическую и политическую монополию партийной верхушки”.

и безнаказанности. «Я буквально содрогался люционных изданиях, в горьковской серии от стыда и ужаса», — записывает Черняев. «Всемирная литература». Не приходится «Обсуждение (ворчание Кириленко, морали удивляться, что человек с таким интеллекПономарёва в духе большевизма 20-х годов — туальным бэкграундом избежал обаяния “как, мол, возможно! Это же безобразие! Сталина: «Никогда не считал его великим, Где парторганизации, профсоюзы куда смо- потому что он не был в моих глазах “благотрят...”) поразило всех полной беспомощно- родным”, “аристократом”, интеллигентом, то стью» (с. 390). Все сводилось к констатации есть человеком культуры» (с. 803). Уже одно непорядков в экономике абсурда и к пред- это возвышало его над толпой аппаратчиков писаниям: поднять, улучшить, усовершен- и малограмотными «вождями», большинствовать, мобилизовать. Озабочены же были ство которых не то что труды Маркса, но и главным образом тем, как наладить пропа- Ленина в руках не держали («Кто поверит, ганду наших достижений. Девятая пятилетка что Лёня читал Маркса» — укорачивал (1971—1975) провалена И вот «лучшие умы, Брежнев своих спичрайтеров, вписавших в искуснейшие и опытнейшие писарчуки бро- его речь цитату из трудов основоположника) шены» на то, чтобы превратить «провалы и (с. 164). Черняев хорошо знал цену «пуглиотставания в новые исторические успехи» вому... творчески беспомощному, да к тому (с. 166). Понимали ли руководители партии же еще невежественному» официальному и государства, что «просто так, мановением марксизму, назначение которого — «клейкакого-нибудь приказа или решением ЦК» мить иноземных и вылавливать отечественразвал остановить нельзя «Ибо для этого ных ревизионистов, а не проникать в суть нужно сразу разоблачить кричащее несоот- вещей» (с. 45). Архаичная риторика, которую ветствие между тем, что делается и как дела- выдают за современную общественную науку, ется, например, как строится БАМ, с тем, что записывает он, не что иное, как болтливая показывают по ТV, признать, что “отдельные схоластика, обслуживающая идеологию, а недостатки” касаются жизни десятков мил- сама идеология оторвана от реальных жизPro et Contra 2009 сентябрь — декабрь Виктор Шейнис ненных проблем. Так, реалистический курс идеологической чистоты», настаивая на прина «мирное сосуществование» несовместим надлежности интеллигенции к «современс заострением «идеологической борьбы ному рабочему классу», который, по догме, против империализма» и поддержкой между- считался главной прогрессивной силой народного терроризма. Идеологические общества) — участием в «войне мышей и лягуслужбы партии занимаются оболванива- шек». Полагаю, что снобистское третированием народа и выполняют охранительные ние такого рода деятельности неисторично.

функции по защите режима (как это в своей Автор знает, что официальная доктрина «бессфере делает тайная полиция). Непрерывно смысленна и античеловечна». Но он знает и повторявшееся заклинание об обострении то, что «полное безразличие массы», презреидеологической борьбы, по сути, возрождало ние студентов, их отторжение от «теории, сталинский тезис об обострении классовой которая призвана объяснить все наперед», борьбы по мере продвижения к социализму. взращивают цинизм и пролагают путь к вла“Нам и сегодня приходится иметь дело с растлевающим влиянием чуть трансформировавшейся «трапезниковщины», заполонившей экраны ТВ и внедряемой в учебники”.

«”Идеологическая борьба”, для которой сти еще большим циникам и карьеристам.





характерны проработки, разоблачения, А потому его вывод: «Трапезниковщине пора клеймения, отлучения и т. п.,— констатиру- объявить войну — этого требует новая ситуает автор, — преображает и нравственную ция в мире. Колоссальная трудность такой природу людей, которые этим занимаются. войны в том, что речь идет не просто о проОни уже и сами перестают замечать, что фессорах и части аппарата, а об уже целом действуют непорядочно, постыдно», творят социальном слое, охватывающем несколько «интеллектуальные подлости» (с. 105, 168, поколений» (с. 59). К слову: нам и сегодня 581). Идеологические мифы превратились приходится иметь дело с растлевающим «в тормоз и опасность для нашего общества, влиянием чуть трансформировавшейся «трав источник его морального разложения» (с. пезниковщины», заполонившей экраны ТВ и 59). «Разложение же дикое, хуже, чем при внедряемой в школьные учебники.

царе, потому что нет скрепа аристократизма, Но дело не только в том, что свежая, понятия “чести” (дворянской, офицерской), противостоявшая ортодоксии мысль, пробикоторые все-таки хотя бы частично держали вавшаяся из цитадели ЦК партии, помогала, властей предержащих в рамках» (с. 405). скажем, вузовским преподавателям, ученым, С высоты сегодняшнего плюрализма пропагандистам, мыслившим в унисон с сопротивление этому смрадному поветрию прогрессистами в ЦК, обходить господствопри соблюдении некоторых «правил игры», вавшую догматику, распространять в нашем продиктованных положением автора в обществе, в студенческой среде реальное официальных структурах, может показаться знание и сопротивляться мракобесам у себя:

делом сомнительным. А отстаивание элемен- сужу по собственному опыту. «Когда полититов здравого подхода в квазинаучных дискус- ка вырабатывалась и объявлялась главным сиях (например, Черняев противостоял хам- образом через подготовку речей главных скому антиинтеллектуализму «блюстителей начальников, не способных ни мыслить, ни 140 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Летопись времени: Анатолий Черняев и его дневник (как правило) грамотно писать... Эти “аппа- тогдашней безумной истории» — именно «с ратчики” вместе с некоторыми интеллиген- этих майских недель 1972 г. будут датиротами “со стороны”, сочиняя речи не для себя, вать эру конвергенции» (с. 20, 54, 58—59).

пытались вносить элементы здравого смысла Преувеличение значимости происшедшего, в политику» (с. 664). А когда обстоятельства равно как и заслуг Брежнева в деле мира, изменились — обеспечивали интеллектуаль- кажется очевидным (впрочем, это увлечение ную поддержку горбачёвской перестройке, автора продлится недолго), но едва ли прастав своего рода «группой влияния», масшта- вильно совсем сбрасывать со счета настойбы которого, однако, не следует ни переоце- чивую просветительскую работу неортодокнивать, ни недооценивать. сально мыслящих советников высшего рукоПо роду своих обязанностей Черняев водства и их роль в словесном оформлении занимался в ЦК внешней политикой, между- (отличном от примитивной пропаганды) народным коммунистическим движением позитивных сдвигов.

(МКД). Не то чтобы ему удавалось форми- Во-вторых, впечатляет зафиксированная ровать у своих работодателей адекватное автором убийственная картина повседневпонимание реалий мирового развития, необ- ной международной деятельности ЦК КПСС.

ратимых процессов распада МКД и тем более Перед глазами читателя разворачиваются корректировать официальный курс совет- как бы на совмещенной кинематографического руководства — во всяком случае, до ской ленте два насыщенных событиями сцеприхода Горбачёва. Он не раз сокрушается в нария: реальные, неподвластные московским дневнике, как отторгаются его инициативы, вождям процессы в зарубежном мире и упрякурочатся написанные им тексты, как часто мое стремление действовать так, как будто он оказывается не в силах вложить в созна- этих процессов не существует или, во всяком ние своих начальников, предельно ригидное случае, они обратимы. В странах социалиили даже помутненное, вещи, казалось бы, стического лагеря нарастают антисоветизм элементарные. Подчас он задумывается: не и национализм, «вся творческая интеллигенпора ли сменить место работы Но все же ция (кино, теле, писатели, театр) открыто его деятельность не хотелось бы уподобить игнорирует власть», а наша общая линия сизифову труду. «в отношении друзей — смесь шовинизма с Во-первых, потому, что на каком-то пере- бескультурьем и завистью». В информации, гоне в какой-то части его представления о которая поступает в Москву от ее послов, том, что следует делать, могли совпасть с неизменен «рефрен — в открытую, прямо, очередным поворотом внешнеполитическо- не пытаясь даже прикрыться принципами го курса государства, отразившим подвижку общности — “свободы, видишь ли, захотели! в политбюро и некоторое просветление в Самостоятельными хотят быть!”» (с. 66, мотивациях первого лица. На мой взгляд, 562). Все хуже после обманчивой разрядки записывая свои впечатления по свежим первой половины 1970-х годов складываютследам событий, он переоценивал значение ся отношения с Западом. «Наше упорство и советско-американских соглашений о предот- “жесткость” по ракетным делам начинают вращении ядерной войны, достигнутых в мае оборачиваться против нас. “Мирное” насту1972 года. Пройден, утверждает он, «Рубикон пление Рейгана дает результаты: все больше всемирной истории». «В разумной истории мы выглядим теперь как саботажники перечеловечества это, пожалуй, значит больше, говоров, диалога, разрядки и т. п.». А генечем акт о капитуляции Германии 1945 г.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.