WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |
и действующий партийными фракциями, получившими губернатор проиграл во втором туре), а в представительство в Думе по результатам 2000 году — неконкурентными (действующий голосования, но в процессе закулисного губернатор получил в первом туре 72,торга стоящих за этими партиями элит, в проц. голосов). Характерно при этом, ходе которого результаты выборов хотя что на федеральных выборах 1999 года и учитывались, но «перевзвешивались» в ситуация в Петербурге была абсолютно “Рассматривая политический режим конца 1990-х как «приготовление» путинского режима, мы жертвуем исторической фактурой ради обаяния детерминизма”.

рамках непрозрачных процедур. Именно эти конкурентной, а результат — наиболее теневые элитные группы, спонсировавшие благоприятным для реформистских партий партийные кампании, а не сами партии во всей стране (17,9 проц. у «Единства», и отдавшие им свои голоса избиратели 17,6 проц. у СПС, 15,9 проц. у «Отечества», в результате оказывались главными 14,3 проц. у КПРФ и 11,3 проц. у «Яблока»).

бенефициарами итогов электоральной Аналогичная ситуация наблюдается и в конкуренции. Москве: на федеральных выборах москвичи Второй важной особенностью режима демонстрируют, как правило, большую, ограниченной конкуренции было то, что чем в среднем по стране, приверженность конкурентность выборов не являлась политическому плюрализму, в то время универсальной характеристикой как выборы мэра Москвы всегда носили политической системы. Если рассмотреть абсолютно неконкурентный характер корпус данных по губернаторским выборам, (действующий мэр неизменно получал 70—прошедшим с 1993 по 2000 год, то мы увидим, проц. голосов в первом туре).

что чуть больше трети из них могут быть по Как уже отмечалось исследователями формальным критериям охарактеризованы политических режимов российских регионов, как вполне конкурентные (разрыв между ключевым фактором, определявшим выбор основными кандидатами составил меньше 15 конкурентного/неконкурентного режима на проц. или инкумбент потерпел поражение), региональном уровне, являлось наличие или чуть больше трети — как совершенно отсутствие раскола элит 11. Идеологические неконкурентные и еще около 30 проц. и социальные противоречия оставались как отчасти конкурентные. При этом на периферии политической жизни в уровень конкуренции на региональных случае, если элиты были консолидированы выборах лишь частично может быть или способны найти баланс интересов, объяснен уровнем политической культуры и не вовлекая население в выяснение 18 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Демократия-2010: прошлое и будущее плюрализма в России своих отношений, и наоборот — наличие безусловно, обедняем наш анализ, жертвуем непреодолимых противоречий или исторической фактурой ради обаяния стремление одной из групп изменить баланс детерминизма.

сил способствовало переносу конфликта в политическую плоскость и вовлечению в него МЕЖЭЛИТНЫЕ КОНФЛИКТЫ И ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ населения. РЕНТЫ В целом политическую систему, слоТаким образом, режим ограниченной жившуюся к концу 1990-х годов, можно охаконкуренции, характеризовавший рактеризовать как своеобразную «демокраполитическую систему, которая сложилась тию элит», что в координатах Роберта Даля к концу 1990-х годов, существовал как на примерно соответствует режиму «соревфедеральном, так и на субфедеральном новательной олигархии» 12. Межэлитные уровне. При этом на федеральном конфликты играли ключевую роль в структууровне механизм ограничений был рировании политического процесса в эпоху преимущественно связан с возможностью «двойного перехода». Если основной сюжет манипуляций при интерпретации итогов выборного цикла 1993—1996 годов строился относительно свободного волеизъявления, вокруг идеологического конфликта сторончто открывало пространство для ников «нового» и «старого» режимов, подмежэлитного торга, в то время как на держанного острым конфликтом «новой» и региональном уровне само наличие/ «старой» элит по поводу правил приватизаотсутствие конкурентных выборов отражало ции и перераспределения финансовых ресурнеуспех или успех такого торга. сов, то в следующем цикле роль основных Подчеркнем, однако, еще раз, что, несмотря акторов смещается от традиционных партий на эти важные изъятия, режим ограниченной к коалициям элит, связанных с исполнительполитической конкуренции предопределял ной властью и бизнес-группами национальносуществование инфраструктуры, свойственной го и субнационального уровня. Именно эти плюралистической политической системе, коалиции формируют свои политические и тем самым обеспечивал фактическую представительства (ОВР и «Единство») и с их легитимность оппозиции, гарантии реальной помощью апеллируют к электорату с различсвободы мнения и политического активизма, ными программными позициями и установреальный плюрализм в сфере массмедиа и, ками, стремясь заручиться его поддержкой наконец, более высокий уровень публичности для укрепления своих позиций и дальнейшей принимаемых решений и обсуждения их экспансии 13. При этом элитные группы последствий. Эта инфраструктура не способна могут выступать как инициаторами публичбыла обеспечить сменяемость власти (в ной конкуренции, транслируя межэлитные этом смысле ее функциональность была конфликты в сферу политической борьбы, серьезно ограничена), но не являлась также так и ограничивать влияние конкурентной и имитационной, ибо была приспособлена борьбы на исход конфликта — либо испольдля решения определенных политических зуя итоги этой конкуренции в качестве своезадач в рамках «соревнования элит». образной «валюты» в рамках последующего Рассматривая политический режим конца торга, либо вообще блокируя политизацию 1990-х годов как неконсолидированный, межэлитных конфликтов.



«ослабленный» авторитаризм (подобно Уэю Рассматривая ситуацию под этим углом и Левитски; см. примечание 6), своего рода зрения, можно сказать, что ключевым «приготовление» путинского режима, мы, изменением, определившим эволюцию Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь КИРИЛЛ РОГОВ политического режима на протяжении рамках того явления, которое описано 2000-х годов, стало блокирование в сравнительной политологии как механизмов «национализации» «субнациональный авторитаризм». Эдвард (политизации) межэлитных конфликтов Гибсон, предложивший теоретическую на федеральном уровне. Если в прежней рамку для этого явления, специально системе наличие полномочий и ресурсов отмечал, что процессы демократизации позволяло элитным группам формировать на общенациональном уровне часто политические представительства, ведут к усилению «субнационального с помощью которых они вовлекали авторитаризма» 15. Однако, как правило, население в межэлитные противостояния, «субнациональный авторитаризм» встроен то в «путинской системе» сохранение за в систему отношений и конфликтов элитами полномочий и ресурсов имело на оси «центр — периферия», обладает своим условием их отказ от политического характеристиками определенной представительства («участия в политике»), обособленности, «анклавности» (в качестве то есть от прямого обращения к населению важнейшей его характеристики Гибсон за поддержкой. На смену режиму указывает функцию «контроля границ», ограниченной конкуренции (состязательной boundary control), а кроме того, опирается олигархии) пришла политическая на выстроенную систему клиентелистских монополия, которую в координатах Даля, связей и патримониальных образцов.

видимо, можно охарактеризовать как Очевидно, что эта рамка не вполне подходит «инклюзивную гегемонию», подразумевая для случая Москвы — не только юридической высокий уровень поддержки населением столицы страны, но и ее главного как олицетворяющего политический мегаполиса, являющегося в целом примером монополизм Владимира Путина, так и его наиболее «открытого» общества и задающего усилия по ограничению «демократии элит». культурные и политические образцы для Легко заметить, впрочем, что если остальной территории.

на федеральном уровне эти режимы В отличие от большинства примеров предстают нам как сменяющие друг регионального авторитаризма в России друга, то на региональном обе модели второй половины 1990-х, московская сосуществовали уже в конце 1990-х. По сути неконкурентная система складывалась на дела, неконкурентные региональные фоне быстрого расширения регионального режимы предшествующей эпохи стали рынка, значительного притока капитала, своеобразными лабораториями демонтажа роста регионального валового продукта и политического плюрализма и строительства доходов населения. Это определяло не только рыночно-авторитарных моделей высокую лояльность москвичей к местной общественного устройства 14. Особый власти, но и специфику межэлитного интерес в этом контексте представляет для взаимодействия и механизмов блокирования нас московский случай неконкурентного межэлитных конфликтов. Исключительная регионального режима как образец «мягкого привлекательность московского рынка в доминирования» в условиях экономического сравнении с прочими позволяла мэрии роста и достаточно высокого уровня блокировать межэлитные конфликты, открытости общества. используя метод «кнута и пряника» и Действительно, московский случай минимизируя издержки на насилие. Перед выглядит не вполне типичным в участниками рынка стоял выбор: вступить в 20 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Демократия-2010: прошлое и будущее плюрализма в России открытый конфликт с мэрией с перспективой начала складываться в благоприятных потерять московский рынок или «играть по экономических условиях 2000-х на правилам», то есть вступать в договорные общенациональном уровне и которую отношения с местной властью по поводу можно назвать моделью «навязанного своего присутствия на рынке и своего места консенсуса» в условиях экономического на нем. Функции мэрии заключаются здесь роста, основанного на притоке капитала и не в тотальном контроле и распределении внутреннем спросе 16.

ограниченных ресурсов, как во многих С политэкономической точки зрения эту «анклавных» региональных авторитаризмах, модель можно рассматривать как механизм но в «распределении богатства», так сказать, перераспределения доходов, получаемых на в организации системы допуска к нему. внешних рынках в пользу внутреннего рынка.

Особенность этой модели определяется тем, Часть этих доходов, трансформируясь в что межэлитные конфликты не выглядят доходы населения, способствует расширению “Московская неконкурентная система складывалась на фоне быстрого расширения регионального рынка, роста регионального валового продукта и доходов населения”.

теперь как игра с фиксированной («нулевой») внутреннего рынка, а затем — в процессе суммой: согласившаяся с условиями потребления — трансформируется в доходы «держателя банка» сторона остается в работающих на внутреннем рынке компаний.

выигрыше, даже если определенный ей «куш» В свою очередь, специфика российской оказывается меньше, чем тот, на который административно-капиталистической она рассчитывала. Убытки же терпит лишь системы подразумевает высокий уровень тот, кто «нарушает правила»: лишившись монополизации внутренних рынков лояльности мэрии, он сталкивается с и аффилированности работающих на ростом издержек, административным нем компаний с административными давлением и агрессией конкурентов, элитами регионального и федерального стремящихся захватить его долю рынка. уровня. В результате наличие доступа Привлекательность московского рынка к административным рычагам рассматривается здесь как премия (рента), обеспечивает перераспределение монополией на распределение которой доходов на растущем внутреннем рынке обладает местное правительство; попытка в пользу привилегированных («своих») поставить его монополизм под сомнение компаний, связанных с административновызывает не только противодействие мэрии, бюрократической вертикалью.





но и неодобрение других рентополучателей, В самом общем виде можно выделить не заинтересованных в пересмотре три типа источников ренты, эксплуатация сложившегося status quo (пересмотр правил которых является организующим и несет для них угрозу аннулирования консолидирующим фактором для наиболее полученных ранее «ярлыков» на свою долю влиятельных «отрядов» российских элит:

ренты). 1) экспортно-сырьевая рента (доходы от В известном смысле здесь можно экспорта сырья на внешние рынки), 2) видеть прообраз той модели, которая бюджетная рента (доходы от контроля Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь КИРИЛЛ РОГОВ финансовых потоков бюджетных расходов Таким образом, главным условием на федеральном и региональном уровнях) и перехода от плюралистического режима 3) административная рента (возможности (режима ограниченной конкуренции) контроля «доступа» к внутренним рынкам к неконкурентному (режиму гегемонии) на федеральном и региональном уровнях). является способность «доминирующего В отличие от конкурентной ситуации игрока» блокировать механизмы политизации 1990-х годов, когда федеральная власть, межэлитных конфликтов. Функции арбитража региональные элиты и сырьевые олигархии в этих конфликтах, распределявшиеся боролись за свои экономические интересы ранее между исполнительной властью и в процессе перераспределения внешних населением, теперь сосредоточены в руках доходов, политическая монополия образца исполнительной власти («доминирующего 2000-х возникает, когда «доминирующий игрока»). А рост доходов населения игрок» не только контролирует поступление обеспечивает его лояльность новому порядку и экспортно-сырьевых доходов и правила низкое доверие к «проигравшим» элитам. Эта их перераспределения, но и доступ к ситуация и представляет собой «навязанный источникам ренты на внутреннем рынке консенсус» в условиях роста доходов, который (доступ к бюджетной и административной обеспечивает относительную стабильность ренте). Пресловутая «вертикаль власти», «распределительной» коалиции, в которую — по сути, и является здесь структурной на разных ролях — включены «доминирующий монополией на доступ к ренте. игрок», конкурирующие элиты и население Как и в случае с московским (см. схему).

неконкурентным режимом, эффективность блокирования межэлитных конфликтов Демократия-2010: что дальше в режиме «навязанного консенсуса» на Выше мы пытались обратить внимание на федеральном уровне связана, с одной некоторые аспекты эволюции политической стороны, с достаточно высоким уровнем системы России в 2000-е годы, которые, по лояльности населения к «власти» (в нашему мнению, требуют более детального условиях постоянного роста доходов), анализа и более тонких дефиниций, нежели снижающим эффективность попыток те, которые часто предлагаются. Вполне политизации межэлитных конфликтов, а очевидные на эмпирическом уровне отличия с другой — с тем, что на быстро растущем нынешнего, «путинского» политического рынке межэлитные конфликты перестают режима от прежнего («ельцинского») нередбыть игрой с фиксированной суммой. ко вызывают затруднение при попытке их Даже простое сохранение доли рынка теоретического осмысления. Обсуждению означает рост абсолютного размера вопроса о детерминированности (или дохода, а значит, число игроков, недетерминированности) авторитарной удовлетворенных своими результатами, консолидации в России в 2000-е мы хотели будет превышать число тех, кто вследствие противопоставить обсуждение конкретных локальных переделов остался в минусе механизмов этого процесса. Успех этой. Это позволяет доминирующему игроку авторитарной консолидации, пришедшей на формировать «распределительную смену режиму ограниченной конкуренции, коалицию» и минимизировать издержки опирается, по нашему мнению, на сочетана насилие, ограничиваясь выборочными ние двух основных факторов: 1) изменения репрессиями. в массовых настроениях, выразившиеся в 22 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Демократия-2010: прошлое и будущее плюрализма в России Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь («НАВЯЗАННЫЙ КОНСЕНСУС») В УСЛОВИЯХ РОСТА ДОХОДОВ МОДЕЛЬ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕНТЫ В ЦЕЛЯХ СОХРАНЕНИЯ НЕКОНКУРЕНТНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА Схема КИРИЛЛ РОГОВ девальвации таких принципов демократии, отнюдь не только для «склонного к патернакак конкуренция, и росте спроса на «альтер- лизму» (по мнению многих исследователей) нативные» модели демократии, 2) инсталля- «большинства», видевшего в демократических ция механизмов блокирования межэлитных процедурах скорее узурпацию власти, чем конфликтов на основе принудительного фор- продвижение к целям «общего блага», но и мирования иерархической «распределитель- реформаторского «меньшинства», видевшеной» коалиции («навязанный консенсус» по го в этих процедурах угрозу целям реформ.

поводу правил перераспределения ренты). При этом «меньшинство» не рассматривало В нашем представлении два этих фактора «редукцию» демократии как стратегическое тесно связаны между собой; более того, могут отступление, идейный отказ от демократии;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.