WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 ||

центром, то есть установить вечную моно- и сколь бы формальной и медленной ни была 166 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Рецензии казахизация делопроизводства, она создает уступала доле казахов: 37,8 и 39,7 проц. соотвокруг стержня — символической функции — ветственно 8. Через десять лет первая нациопостепенно разрастающуюся коммуникатив- нальная перепись показала, что удельный вес ную оболочку. казахов поднялся до 53,4, а русских — упал до Анализ, проделанный Даве в шестой главе, 29,9 процента. Но даже после такого падепозволяет выделить следующие основные ния их численности русские остаются столь составляющие национальной политики в крупной этнической группой, что называть современном Казахстане. Это их меньшинством язык не поворачивается.

• допущение субъектного самопроявления Однако уже в середине 1990-х, когда они еще этнических меньшинств исключительно в доминировали в культурном отношении, а рамках отношений с государством, под его тем более сейчас, когда это доминирование жестким контролем по модели «клиент — ими утрачено, они были и остаются политипатрон»; чески маргинальной группой. Другими сло• деполитизация меньшинств, выражаю- вами, их пример, казалось бы, особенно ярко щаяся в их категорическом исключении из показывает, как эффективно сработали пересферы политического действия; численные выше компоненты национальной • узкое понимание их культур как совокуп- политики Назарбаева. Немалую роль в прености элементов фольклора, что фактиче- вентивном пресечении активности русских ски отрицает современное культуротвор- сыграли также репрессии властей против чество, а значит, избавляет государство от отдельных лидеров. Кроме того, режиму уданеобходимости оказывать ему поддержку; лось решить задачу снижения в обществен• постоянное «снятие» лидеров мень- ном сознании «веса» русских посредством шинств — либо путем их кооптации в административной реформы, в результате структуры власти, либо посредством которой те утратили статус абсолютного вытеснения на обочину политической большинства на пограничных с Россией жизни, а то и за пределы страны; территориях Северного и Восточного Казахстана. Тем не менее быстрое политиче• примордиализация меньшинств через их обязательное соотнесение с «кровью и ское «обессиливание» русских оказалось возпочвой» — с четко раз и навсегда опреде- можным в первую очередь потому, что было ленными территориями этногенеза и язы- во многом предопределено их собственными ками — при одновременной жесткой фик- субъектными характеристиками. Они не слосации того и другого как «объективных» жились в целостную общность с развитыми границ между национальностями; горизонтальными связями солидарности, • поддержка и даже инициирование про- соответственно их отличает отсутствие единцессов «национального возрождения» в ства. Вдобавок у многих из них надэтничесреде русифицированных меньшинств; ская советская идентичность в первые годы • PR национальной политики за преде- независимости Казахстана была сильнее руслами Казахстана, в особенности вполне ской. Они постоянно рассчитывали на вмеуспешные усилия по получению одобре- шательство в их пользу России вместо того, ния этой политики от ОБСЕ. чтобы действовать самостоятельно. Однако По приводимым Даве в таблице 3.2 дан- Россия проявила равнодушие к их судьбе, не ным последней всесоюзной переписи насе- оказывала им реальной политической и кульления, в 1989 году доля этнических русских турной поддержки. Лидеры русских часто во всем населении Казахской ССР почти не менялись и ссорились друг с другом, а часть Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь СЕРГЕЙ ПАНАРИН из них была кооптирована режимом в его это принцип социальных и культурных преклиентуру. К тому же интенсивная эмиграция ференций для меньшинств (причина отказа постоянно вымывала из их рядов наиболее от него та же). Тем более нет желания брать энергичных и активных людей. Их наиболее в арсенал нациестроительства что-то из конкрупная и влиятельная организация «Лад», ституционного опыта многонациональных опасаясь обвинений в национализме, черес- демократических государств; даже сам терчур напирала на свой интернационалистский мин «меньшинства» оказывается не ко двору, характер и из-за того не выглядела в глазах словно отмеченный печатью тлетворного многих русских «своей». Даве приходит к либерализма.

выводу, что в основе всех этих субъектных В последней, седьмой, главе Бхавна слабостей русских Казахстана лежит опять- Даве рассматривает ряд вопросов, обътаки советское прошлое: «…В распоряжении единяемых ею под броским заголовком казахстанских русских нет необходимых «Национализирующее государство: символы институтов, с помощью которых они могли и трофеи». (В скобках замечу, что Даве, слебы извлечь из своей культурно-языковой дуя геллнеровской традиции, в целом удачно гегемонии и исторического влияния поли- использует метафоры для краткой образной тические преимущества. В этом — парадок- передачи смыслов.) Конкретно речь в главе сальное подтверждение того факта, что, идет о том, как казахская политическая элита сохраняя стратегически важное присутствие установила контроль над регионами и над этнических русских в республиках, советское ресурсами, о формировании замыкающихся государство одновременно зашло гораздо на власть клиентельных сетей и финансовых дальше по пути институционализации пре- групп, но более всего — о национализируюференций для тамошних титульных групп, щей политике в Казахстане. По идее эта чем любые другие колониальные правители» политика должна была защищать казахов (с. 125—126). как «молодую» и «слабую» нацию. Чтобы Завершая главу о национальной поли- определить, была ли эта цель достигнута, тике, автор показывает, что пресловутая Даве сравнивает казахстанский опыт с опыстабильность межэтнических отношений в том Малайзии, где были законодательно Казахстане во многом является следствием обеспечены обширные преференции для воспроизводства в нем советской модели титульной нации, малайцев, и с опытом «империи наций». Только место старшего Индии, применившей принцип позитиврусского брата занял старший казахский ной дискриминации в интересах адиваси и брат, а взамен новой исторической общно- хариджан — отсталых племен и низших каст.



сти — советского народа предполагается соз- Малайзийский вариант национализирующей дать народ Казахстана. Правда, при этом из политики обеспечил реальное подтягивание оказавшегося под рукой так кстати советско- малайцев к уровню жизни, образования, го наследия изъяты неудобные для казахской квалификации, доступному прежде только политической элиты и потому совершенно китайской и индийским общинам, причем нежелательные другие его компоненты. Это, достигнуто это было без заметных межобпрежде всего, федеративное государствен- щинных конфликтов. Результат, полученный ное устройство; правители Казахстана, не в Индии, оказался двусмысленным: с одной забывшие, что власть они получили в том стороны, «субалтерны», фактически внеся числе и благодаря этому устройству, не хотят в политическую жизнь страны собственную повторять ошибки большевиков. Кроме того, «контрполитику», превратились не просто 168 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Рецензии в активных, но и признанных субъектов няет ни одного из выделенных Даве типов и политического целеполагания и действия. не добавляет к ним нового. Вырисовывается С другой — произошло разбавление светской следующая картина. Режимный, или официлиберальной демократии западного образца альный, национализм явно воздерживается «популистскими, клиентельными и сектант- от ксенофобских выпадов в чей-либо адрес, скими формами политического участия, хотя неявно может поощрять их ad hoc и даже замкнутыми на кастовые, религиозные и скрыто инициировать. Бытовой, или уличрегиональные лояльности» (с. 157). Однако в ный, национализм, напротив, реализуется обоих случаях общности, ради которых вво- почти исключительно в русофобии и юдодилась целостная национализирующая поли- фобии. Что роднит обе эти разновидности — тика, как то было в Малайзии, или ее отдель- так это фактическое отсутствие какой-либо ные адресные компоненты, как в Индии, активности, способствующей казахскому действительно повысили свою историческую национальному возрождению. В этом относубъектность в качестве именно общностей. шении независимый Казахстан не слишком В Казахстане ничего подобного не случи- отличается от российских автономий, перелось. Реальные трофеи от национализирова- живших в первой половине 1990-х бурный ния (= казахизации) Казахстана достались в всплеск возрожденческих благопожеланий, основном стоящей у власти фракции казах- мало что, однако, давших с практической ской политической элиты и ее клиентуре, точки зрения 9. Лишь оппозиционный нациотогда как основная масса казахов получила нализм, позволяя себе по случаю антируслишь утешительный приз в виде символов. ские выпады, сосредоточен в первую очередь В «Заключении» Даве обращается к на проблемах казахов, точнее, их фракций, характеристике казахского национализма, наиболее обездоленных в социальном и представленного, как она полагает, тремя культурном плане (например, на проблемах разновидностями. Первая — это показной, сквоттеров в пригородах Алматы).

символический национализм режима и его Я постарался показать основную линию клиентов; для последних он есть не что рассуждений Даве, с моей точки зрения иное, как публичная демонстрация отказа настолько хорошо фундированную, что уже от русифицированности в обмен на доступ к по одной этой причине она должна предглобальным образцам потребления. Вторая — ставляться убедительной. А в моем случае национализм улицы, или бытовой национа- на нее работают еще накопившиеся личные лизм. Не столько спонтанный, сколько про- впечатления от поездок в Казахстан, препоизводный от национализирующей политики давания там на летних школах, от общения с государства, он тоже по преимуществу симво- молодыми университетскими преподавателический, не организованный политически, лями и известными исследователями, с члесравнительно легко контролируемый и кооп- нами пропрезидентских и оппозиционных тируемый. Третья разновидность — сугубо партий. То есть личный эмпирический опыт маргинальный, слабый и преследуемый оппо- рецензента, выступающего как бы в роли зиционный политический национализм. случайно выбранного респондента, тоже К сожалению, автор не использовал еще свидетельствует в пользу генеральной линии один, буквально напрашивающийся, крите- доводов и выводов Бхавны Даве.

рий типологизации — наличие / отсутствие Я уже отмечал, что в книге мало фактичексенофобских проявлений и их фокусировку. ских ошибок, но все же они есть. Некоторые, Самое интересное, что его введение не отме- как я подозреваю, возникли по невниманию Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь СЕРГЕЙ ПАНАРИН то ли редактора, то ли автора в процессе и при интерпретации имеющихся суждений, редактирования. Так, на с. 59 в перечень вспоминает о символе веры школы Subaltern депортированных в Казахстан народов попа- Studies, согласно которому подчиненные ли чуваши. Убежден, что подразумевались являются «творцами собственной истории и ингуши, но на каком-то этапе подготовки архитекторами своей судьбы» 10, чисто логирукописи к печати произошел сбой и выско- ческим путем приводя в соответствие с ним чил созвучный этноним. На с. 86 Михаил свои умозаключения. Тем самым нарушается Суслов назван секретарем по идеологии ЦК один из основных принципов указанной компартии Казахстана; думаю, что и здесь мы школы — наделение «субалтернов» голосом имеем дело не с незнанием, а с невниматель- в истории посредством изощренного «очиностью. Но есть и ошибки, проистекающие щающего» анализа текстов, оставленных от недостаточной осведомленности автора начальствующими.





в частных вопросах. Так, на с. 121 утверж- Представляется, что получилось так предается, что в эпоху гласности в Украинской жде всего из-за выбора источников, какоССР и Молдавской ССР были национальные выми для Даве послужили в основном три автономии, тогда как на самом деле их там категории текстов: 1) историографические, тогда не было; а на с. 122 заявлено, что в 2) архивные, 3) интервью. Первая категория постсоветских государствах не было ни одно- была использована автором как материал го случая признания культурно-языковых для самостоятельной интерпретации имеюправ меньшинств, и это тоже неверно, так щегося исторического нарратива, что было как, даже если считать российский закон о вполне оправданно, так как вряд ли было национально-культурной автономии фор- бы корректно пытаться извлекать голоса мальным, есть прецедент обеспечения таких казахов-субалтернов из текстов, написанных прав за гагаузами в Молдове. профессиональными и зачастую неказахскиВсе эти мелочи не снижают хорошего ми исследователями. Куда больше для этой впечатления от книги, которую я не побоюсь цели подходят источники других взятых назвать лучшей из известных мне западных автором категорий, но это только на первый работ о Казахстане. Бхавна Даве с успехом взгляд. Ибо, как показывает мой собственосуществила свои замыслы. Пожалуй, толь- ный опыт работы в региональном архиве, ко в одном она потерпела неудачу. Я имею с началом коллективизации подчиненный в виду применение методологии Subaltern человек и его слова — даже в изложении Studies. В теоретическом плане автор оказал- вышестоящих — практически исчезают в ся куда более обязан концепциям affirmative груде обезличенных документов организаций action и nationalizing state, чем «субалтернской» и органов, и поиск их в архивах советской парадигме постколониальных исследований. эпохи — занятие куда более кропотливое, В результате налицо разрыв между заявлен- а значит, более длительное и неблагодарным дисциплинарным акцентом на методах ное, чем аналогичный поиск в документах, обновленной «субалтернами» исторической оставленных, скажем, независимой Индии антропологии и фактическим преоблада- британской колониальной администрацией.

нием в книге политического анализа, что Тем более что доступ даже к таким архивам особенно заметно в двух последних главах. был для Даве закрыт, и если ей и удалось В анализе фактов автор не так уж часто что-то все-таки выловить, то только в обход выходит за рамки political writings и только на препятствий, воздвигнутых постсоветской уровне выводов из этого анализа, равно как бюрократией. Что касается интервью, то 170 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Рецензии меня в них больше всего поразила некрити- власти, то есть опять-таки у Другого (к тому ческая вера в мифы, продуцируемые элитой, же Другого, выступающего по отношению к так, что собственно самостоятельным «субал- автору высказывания в роли начальства).

тернским» в них парадоксальным образом Выходит, что автор самим кругом избраноказывается отказ от самостоятельности. ных им источников был обречен на ограниВот яркий образчик: «Когда я настойчиво ченное и отчасти декларативное использоваспрашивала, почему они (казахские интелли- ние опыта Subaltern Studies. А вот если бы генты. — С.П.) не стремились организовать Даве обратилась к интернет-форумам, то по сопротивление (советскому режиму. — С.П.), крайней мере голос современных «субалтерне выражали несогласия, Жанна, физик, в нов» прозвучал бы в ее книге очень внятно, возрасте слегка за сорок, отвечала: «“Как мы и даже не потребовались бы для этого всемогли позволить себе диссидентствовать объемлющие деконструкции с последующей Ведь мы боролись за выживание, за сохра- сборкой выделенных крупинок субалтерннение нашего генофонда! У евреев-то всегда ской субъектности в целостность. Ибо форубыло безопасное убежище, куда они могли мы действительно служат местом самовырав случае чего уехать, а у нас — только то, жения многих из тех, кто в системе отношегде мы жили”» (c. 93). Безусловно, это тоже ний господства — подчинения может голос «субалтерна», но какой В чем смысл занимать место не то чтобы лейтенанта, а его речи Исключительно в оправдании соб- самого распоследнего рядового, однако при ственного конформизма. Во-первых, через этом в полной мере обладает собственным неявное принижение нонконформизма представлением об этничности, языке, влаДругого. Во-вторых, с помощью «убойно- сти и вполне осознанно (хотя и не всегда го» псевдонаучного аргумента la Гумилёв, связно и даже цензурно) это мнение артикузаимствованного из риторики перестро- лировать.

ечных московских обличителей советской СЕРГЕЙ ПАНАРИН ПРИМЕЧАНИЯ Н.Э. Масанов (1954—2006), доктор Clarendon Press, 1990. P. 1213). Как метафора, охваисторических наук, автор более 150 работ, глав- тывающая совокупность людей, не имеющих из-за ная из которых «Кочевая цивилизация казахов: подчиненности своего голоса в истории, была основы жизнедеятельности номадного общества» заимствована членами группы у Антонио Грамши.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.