WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |

Горбачёв попытался нащупать хотя и Протопарламент, в котором нарастали паллиативный, но верный путь, начав пере- антигорбачёвские и даже антиперестроечносить центр тяжести власти из партийных ные настроения, не прижился как действив государственные органы. Однако на этом тельно властный орган. Этого следовало пути он также допустил ряд серьезных оши- ожидать: российская история не знала влиябок. Важнейшим политическим событием тельных представительных учреждений.

перестройки стали выборы, а затем созыв В начале 1990 года Горбачёв стал президенI Съезда народных депутатов (СНД) СССР. том СССР: его не могли теперь отстранить Первые за годы советской власти относи- от власти ни решением партийных органов, тельно свободные и местами альтернативные ни простым большинством на СНД. Но вслед выборы серьезно продвинули политизацию за тем им были приняты труднообъяснимые общества. Критические выступления демо- кадровые решения: в реорганизованном кратических депутатов, которым внимала правительстве ключевые посты заняли или вся страна, расшатывали представления о сохранили «государственники», противнеизменности режима. Но парламентом ники демократической перестройки. А на ни СНД, ни Верховный Совет (ВС) не пост вице-президента вразрез с рекоменстали. Сама двухэтажная конструкция этого дациями трех влиятельных лидеров общеучреждения — шедевр аппаратной фанта- ственного мнения (Юрия Рыжова, Дмитрия зии — была абсурдной. А поскольку выборы Волкогонова и Марка Захарова), предложивна большей части страны управлялись все ших Григория Явлинского, Горбачёв не без тем же аппаратом, скамьи возбудившего труда продавил через съезд опереточного было надежды страны собрания заполнили Янаева. Команду заговорщиков-гэкачепистов те люди, что доминировали и на партий- президент расставил на ключевые посты ных съездах и пленумах. С тем лишь, пожа- в исполнительной власти собственными луй, отличием, что градус демагогии здесь руками, а роспуском Президентского совета был выше и нарастал от съезда к съезду. и рядом опрометчивых поступков отдалил «Депутаты, — записывает Черняев, — вопят от себя наиболее близких ему политиков, перед телекамерами “о защите интересов выдвинутых перестройкой. К этому же вренарода” и требуют, чтобы “царь” все этому мени относится полоса отчуждения между народу “дал”» (с. 886). Единственное живое ним и Черняевым, который с горечью пишет и перспективное (хотя и довольно неодно- об этом в дневнике (с. 892, 903—906).

родное, а потому непрочное) образование на Один из главных уроков перестройки съезде — Межрегиональная депутатская груп- Черняеву видится так: «Беда М.С., что он не 148 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Летопись времени: Анатолий Черняев и его дневник создал аппарат взамен политбюровскому... заявить о себе. А пришли они из небытия в Он все думал приспособить партаппарат для политику лишь благодаря тому, что был остановой своей власти. Но есть законы рево- новлен механизм политических репрессий, люций!» (с. 1016). В том, конечно, не только отменена цензура, сорвана завеса изоляции беда, но и вина реформатора, в известной и в ранг официальной доктрины возведено мере по собственной воле оказавшегося в «новое мышление для нашей страны и для разреженном политическом и кадровом всего мира».

пространстве. Но не только по собственной Политика в чем-то сродни шахматной воле. Революция проходила в стране, где игре, в которой право на существование десятки лет целенаправленно вытаптыва- имеют два стиля: позиционный, осторожлись общественная инициатива, ростки ный и комбинационный, смелый, рискосамоорганизации. Ее не предваряла, как во ванный. В первые годы перестройки в Франции XVIII века, работа просветителей, распоряжении Горбачёва были только уна“Начавшийся ремонт здания быстро обнажил все язвы советского строя и обострил действительно трудные, в принципе нерешаемые в короткий срок проблемы”.

загодя объяснивших обществу, что с ним про- следованный от прежнего режима партийноисходит и что ему требуется, — и все равно государственный аппарат, послушный, но страна сорвалась в кровавые бесчинства приспособленный лишь к защите и консертеррора. Само советское общество оказалось вации на диво сколоченного тоталитарного неспособным выдвинуть критическую массу режима, и — проснувшиеся ожидания народа.

здравых — назовем их так — эволюционистов, Осторожные подвижки с оглядкой на соратподпирающих державного реформатора и ников в политбюро дали для продвижения способных ориентироваться в стихии револю- вперед если и не максимум, то очень многое ционных событий. из возможного при заданных обстоятельВ 1989—1991 годах перестроечный про- ствах. Но начавшийся ремонт здания, котоцесс прошел роковую, на мой взгляд, раз- рый нигде и никогда нельзя осуществить вилку. И в том, что он был развернут на путь, безболезненно, быстро обнажил все язвы чреватый трагическими последствиями, советского строя и обострил действительно которые с годами вырисовываются все отчет- трудные, в принципе нерешаемые в коротливее, свою долю вины несут обе стороны кий срок проблемы. На политическую арену вредоносного конфликта: реформаторы во вышли новые самостоятельные игроки:

главе с Горбачёвым и лидеры демократиче- демократическая оппозиция, консервативского движения. Не берусь определить меру ная бюрократия, национальные движения.



ответственности каждой из этих сторон. Центровое положение в политике, как и на Важнее понять, как был упущен вроде бы шахматной доске, дает некоторые преимущевозникший шанс на демократические пре- ства. Но застолбить его, стремясь сохранить образования нашей страны, как и почему положение всех фигур в неизменном и конпроизошел разрыв между нежданно явив- тролируемом виде, невозможно.

шимся реформатором и общественными Горбачёв не решился пойти на раскол силами, которые смогли сорганизоваться и партии, когда откладывать его было уже Pro et Contra 2009 сентябрь — декабрь ВИКТОР ШЕЙНИС нельзя. Вместо того он затрачивал колос- было делом безнадежным. Оптимальным сальные усилия на кадровые перестановки. вариантом мог стать лишь цивилизованный Они ничего не давали, кроме перемещения развод.

в первый ряд бюрократов второго и третье- Уже в 1988—1989 годах всполохи нациого ранга, со свежими силами вставлявших нальных конфликтов — сумгаитский погром, палки в колеса агрегата, неспособного к армяно-азербайджанская война, кровавые перемещению в заданном направлении. события в Тбилиси, резня в Фергане и др. — И сверх того, занимался «ностальгической возвестили о нарастании неконтролируемых партийной ерундой», сочиняя никому не процессов распада. Горбачёвское руководнужную «почти социал-демократическую ство недооценило эти сигналы. Недооценило программу» (с. 962). Поскольку это касалось оно и движение, которое стало разворачипартии, Горбачёва сдерживали тактические ваться к западу от советской границы соображения, хотя он постепенно подходил года. На фоне ликвидации коммунистиче“В условиях крушения тоталитарного режима плавно перейти от унитарного государственного устройства к федеративному было делом безнадежным”.

к решительному шагу — «валить партию» ских режимов в Восточной Европе — «тоталь(с. 961, 968). Но много тяжелее над его ного демонтажа социализма как явления сознанием и поведением тяготела другая мирового» — наивно было рассчитывать удер«священная корова». Как Черчиллю, не жать в составе СССР страны Прибалтики, желавшему председательствовать при рас- в памяти которых были запечатлены паде Британской империи, Горбачёву была лет независимости и трагедия ее утраты в невыносима перспектива крушения СССР. результате пакта Риббентропа — Молотова.

«Союз можно было сохранить», — утверждает Между тем, вместо того чтобы выстраивать он поныне. Был ли Советский Союз послед- эффективную защиту своих граждан от ней империей или неким исключительным погромщиков, удовлетворить законные треобразованием В каких территориальных бования армянского народа Карабаха, котограницах можно было бы сохранить насле- рый был насильственно включен Сталиным дие Российской империи, если бы после 1917 и Наримановым в состав Азербайджана, усигода страна имела другую историю — без без- лия советского руководства сосредоточились умной централизации и унификации, сталин- на Прибалтике, где шаги к отделению предских депортаций и зачисток, искоренения принимались в мирной, цивилизованной «буржуазных националистов» в республиках, форме. «Нет у него политики в отношении предписанных клятв в верности и фальши- Литвы, а есть одна державная идеология», — вых объяснений в любви «старшему брату» записывает Черняев. Эмоции перехлестываи т. д., — отдельный вопрос. Но в условиях ют через край: «Я додавлю всех», — заявляет демонтажа, а тем более — крушения тотали- в порыве раздражения Горбачёв одному из тарного режима, хотя бы и несколько раз- своих помощников (с. 853, 855).

мягченного после 1953-го, плавно перейти от Для инициатора перестройки наступал унитарного государственного устройства к момент истины. Речи членов политбюро федеративному или даже конфедеративному выдержаны с позиций «единой и недели150 Cентябрь—декабрь 2009 Pro et Contra Летопись времени: Анатолий Черняев и его дневник мой», «происходит отрыв от реальности, фе. Не только к крушению СССР — это было который грозит тем, что останется один бы полбеды, — но и к трансформации начатоаргумент — танки». А что же Горбачёв го перестройкой процесса демократического «Полупризнания, полуосуждения, полу- преобразования страны в нечто противопоразрыв с прошлым. Полурешения. ложное.

Многословие, — отмечает Черняев. — И глав- Колебания, нерешительность, неверные ная тут причина — нежелание расставаться шаги Горбачёва выталкивают в оппозицию с империей». Руководителей республик демократическую интеллигенцию, «перевызывают в Москву, прорабатывают в ВС, стройщиков» из Межрегиональной группы, уговаривают, увещевают, грозят. И под организаторов многосоттысячных митинконец в ход действительно пускают танки. гов, проходивших в Москве и Ленинграде в События приобретают поистине макабриче- 1989-м, 1990-м, в январе и марте 1991 года.

ский вид. По призыву анонимных частных Натиск, непочтительное поведение демокраформирований, поименовавших себя коми- тов толкают Горбачёва к партаппаратчикам.

тетами национального спасения, — местных Ненадолго и ситуативно, но «вывод у всех квислингов и гусаков вооруженные силы на ПБ был общий: курс на размежевание в государства штурмуют государственные же самой партии (совсем не такое, какое требуучреждения, подвластные республиканским ется. — В.Ш.), на исключение Афанасьевых властям. Гибнут люди. Но шаблонно задуман- и т. п., на отторжение и изоляцию межрегионые, бездарно и трусливо осуществленные налов, на то, чтобы с помощью Верховного акции проваливаются. Перестроечная интел- Совета «призвать народных депутатов к лигенция протестует. В Москве — многолюд- порядку». Конфликт с демократами разгоные демонстрации протеста под лозунгом рается. «Подло, что они катят на Горбачёва, «Свободу Литве!». Горбачёва убеждают: надо глупо, что не видят шанса делать настояехать в Вильнюс, объясниться. Исправить щую демократическую власть именно при произошедшее нельзя, но жест — тоже посту- Горбачёве», — сокрушается Черняев (с. 844, пок. Кажется, он собрался в дорогу. Но визит 845). А где он, этот шанс, если автор сам вскоотменяется. Вместо того — «жалкая, косно- ре напишет в личном (хорошо, что неотправязычная, с бессмысленными отступлениями ленном) послании инициатору перестройки:





речь» в Верховном Совете. Так «фарисейское «Разрушается главное, что было достигнуто виляние» дискредитирует и подрывает пере- в ходе политики нового мышления, — довестройку (с. 801, 845, 902). рие. Вам уже теперь не поверят — как бы Вы То, что Прибалтика — отрезанный ломоть, отныне ни поступали. Торжествуют те, кто в конечном счете приходится признать. предупреждали: все это новое мышление — Но вслед за тем на первый план выдвигается лишь личина, которая в подходящий момент куда более мощный провоцирующий и рас- (или когда туго придется) будет сброшена» калывающий «перестройщиков» фактор — (с. 904). Пусть эти (да и другие разбросанУкраина. С принадлежностью ей Крыма и ные в дневнике) вырвавшиеся от отчаяния Севастополя не может примириться даже слова отразили настроение минуты и будут Черняев: нельзя их отдавать, «это позор перекрыты признанием исторической роли для национального самосознания России» Горбачёва. Более поздней взвешенной ито(с. 996, 1025). И наконец, в оппозицию к говой оценкой: «Горбачёв метался в поисках союзному руководству становится Россия. альтернатив, компромиссов, “оптимального” А это уже открывает прямой путь к катастро- сочетания прежних и новых методов рукоPro et Contra 2009 сентябрь — декабрь ВИКТОР ШЕЙНИС водства и управления. Были здесь промахи, Но он вынужден признать, что Ельцин ошибки, просчеты, запоздания, faux pas, про- нередко делает то, что должен был делать сто нелепости. Но не в них причина… разло- Горбачёв, что подчас «устами Ельцина глагожения общества и государства» (с. 895). лет истина», что выдвигаемая им программа Но как же следовало вести себя людям, «составлена хитро, основательно и впечатлякоторые стояли от Горбачёва дальше, чем ет» (с. 863—864, 904, 913, 933).

автор дневника, и которые стремились Роль Ельцина в демократической революускорить демократические преобразования, ции была действительно неоднозначна. Она сделать их необратимыми Я могу согласить- была выдающейся в сокрушении августовскося, что им (нам) не хватило терпения, про- го путча. Но за победой над реакционераминицательности и мудрости, а некоторым — и путчистами последовала бесславная «победа» элементарной честности. Но в оценках над президентом СССР. Она досталась тем российских демократов, которые по разным легче, что Ельцин, а не Горбачёв после путча поводам автор заносит в дневник (и которые стал лидером республиканских элит, рванувя не хочу здесь воспроизводить), — заострен- шихся к «суверенизации». Лояльными же к но враждебных, пренебрежительных, низвергнутому президенту СССР остались бьющих наотмашь, — ему, как мне кажется, как раз демократы из Межрегиональной изменяет объективный и взвешенный под- группы (с. 1037). Не партократы, а демоход. Конечно, дневник — не аналитическое краты, с которыми в те годы шли яростные исследование, и его автор имеет право на споры, входят в окружение Горбачёва и субъективные суждения. Меня, находившего- сегодня. Поведение победителя по относя тогда по другую сторону разделительной шению к утратившему власть сопернику не политической черты, тоже нередко коробил было ни разумным с государственной точки оголтелый антигорбачевизм Ельцина и мно- зрения, ни пристойным — с человеческой.

гих демократов. Но я и сейчас не знаю, как Однако еще важнее, что, сплотившись вокруг можно было выстроить мост между инициа- Ельцина, демократы, — сознавая это или тором перестройки и российскими демокра- нет, — сблокировались с антисоюзной, антитами в сложной обстановке 1989—1991 годов. горбачёвской, антидемократической российА ведь только такой блок, возможно, давал ской бюрократией, которая вскоре заняла шанс на то, что демократический процесс не ключевые позиции в государстве, оттеснила собьется с пути. своих демократических союзников и стала Не встречая понимания у Горбачёва, вместе с откровенными прохиндеями, аванроссийские демократы сделали ставку на тюристами и удачливыми бизнесменами своего харизматического избранника. Они главной социальной опорой режима «царя нужны были Ельцину как идеологи, ораторы Бориса». Но знамя будто бы победившей и эксперты, как эшелон поддержки на СНД демократии еще несколько лет осеняло побеРоссии и в стране. А они без Ельцина не дителей.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.