WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 54 |

Стойкая популярность феноменологической ориентации - один из указателей на пути возрождения духовно-культурологического познания.

Более того, фактически оно так или иначе пробивает себе дорогу в конкретных историко-культурных исследованиях, в частности, работах по реконструкции менталитета.

Представляется несомненным, что полноценную культурологию может представлять только единство социо-культурного и духовно-культурного познания. Сегодняшнее увлечение цивилизационными исследованиями, существенно усиливая культурологию в ее социальном плане, далеко не всегда выдерживает проверку на достаточное отражение сферы духа. Между тем, цивилизация, понятая в ключе "исторического материализма", есть уже не подлинная человеческая цивилизация, а "человечий муравейник". В сущности, это редуктивный подход, не только исключающий трансценденцию, но и сводящий самого человека до "человеческого фактора". С более универсальной точки зрения, в философии культуры, где человек рассматривается не просто как раб социальной системы, а как существо духовное (или духовноКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА ориентированное или реально, или виртуально), эпохи подобных "муравейников" представляют собой своего рода старческую деградацию общества. В этом смысл присутствующего в ряде культур-философских концепций принижения самого понятия цивилизации до категории деградированной культуры. Конечно, речь не идет о возвращении к подобной антитезе культуры и цивилизации, однако смысл ее в рамках современных исследований цивилизаций должен быть учтен.

Можно ли сегодня, не эксплицируя нуждающихся еще в созревании категорий новой феноменологии духа, представить ее ориентацию в становящейся парадигме современной культурологии - Как отмечалось выше, именно раскрытие духовных координат человеческого существования, дополнительных к социальным, единственно и позволяет культурологии отвечать своему предназначению - требующему ее сохранять не только объективность, но и субъективность. Парадоксальность этой задачи не исключает достаточно эффективного ее решения. Во многом та же задача стоит, скажем, перед лингвистикой и психологией, достигшими достаточной консолидированности и зрелости в качестве научных дисциплин (хотя не лишенных в этом качестве глубоких проблем и в силу этого, как и в силу значительной специфики каждой гуманитарной отрасли, не выступающих однозначно как методологический образец для культурологии).

Можно выявить по крайней мере одно направление, в котором естественным образом раскрывается культурологическая перспектива. Это рассмотрение закономерностей духовной эволюции. В какой-то степени они могут рассматриваться в рамках отдельных "локальных" цивилизаций, хотя в любом случае требуют их сравнения и в конечном счете анализа всей долгосрочной динамики исторической жизнедеятельности. В рамках философии культуры наиболее близким к подобному направлению является, пожалуй, концепция К. Ясперса. В рассмотрении духовного развития, в той степени, в которой оно может быть обнаружено в мировой истории, нет смысла делать акцент на "непрерывности прогресса" или вообще достижениях социально-экономикотехнологического комплекса. Сами эти достижения должны быть рассмотрены по отношению к неотъемлемому от них человеческому культурному (нравственно-духовному и интеллектуальному) потенциалу, которое единственно способно обеспечить их Юрий КУРИКАЛОВ развитие или по крайней мере поддержание на заданном качественном уровне. В этом значение получившего популярность "веберианского" направления социо-культурных исследований.

Тем не менее, сам по себе цивилизационный "прогресс" - увеличение производственной эффективности и связанные с этим "диверсификация" и "комплексирование" социальной жизни достаточно неоднозначно влияют на культурный потенциал. Как правило, в этом процессе нарастает отчуждение не только трансцендирующих, но и вполне имманентных человеку духовного и душевного начал, происходит последовательное изгнание развитой человеческой субъективности (личностной духовности, в широком смысле слова) и воцарение весьма специфических духов - машинообразия, меркантильности и потребительских игр. В этом смысле рост цивилизации, в сущности, непрерывно подкапывает собственные основы. Исторические примеры общественных катастроф на этой почве мы находим в каждой цивилизации, вплоть до самого момента их краха. Христианский, если не вполне по современному состоянию, то по происхождению своего "генотипа", эпицентр современной мировой цивилизации можно считать уникальным именно по степени устойчивости "искушению избытка" материальной и информационной стороны прогресса - видимо, это и есть в большой мере секрет самого этого прогресса. Однако, повидимому, и эта устойчивость не безгранична.

Катастрофы - главным образом, в форме сметающих цивилизационную систему "нашествий варваров" - войн и политических революций - являются преобладающим в истории, но не единственным исходом из "бедствий прогресса". Можно проследить и возможность иного пути, внутренней метаморфозы общества в сочетании социальных реформ и своего рода духовной революции (или "инволюции"). Тем не менее, остается в силе общий тезис, который можно считать основным законом исторической феноменологии культуры - "комплексирующий" цивилизационный рост должен получить "снятие". Экстенсивное развитие ограничено степенью отчуждения в нем человека, заявляющего в конечном счете свои права. Интенсификация духовных начал выступает как альтернатива разрушительным псевдоморфозам этих начал. Культурологическая перспектива заключается в ориентации на раскрытие человека как полноценного духовного существа, сколь сложны и опосредованы ни были бы условия этого раскрытия.



Ю. Курикалов, ВОЗМОЖНА ЛИ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА Эльмар СОКОЛОВ 1. Культурология – продукт современной культуры Было бы странно считать, что проблемы культуры не исследовались наукой, пока не было произнесено слово «культурология». Шаманизм в этнографии, рыцарство в истории, влияние Байрона и Пушкина в литературоведении, конфликт «жизни» и «культуры» в социологии Зиммеля – что это все, как не проблемы культуры Но кажется, что объединение подобных тем в рамках единой науки – едва ли возможно и целесообразно. Что же в таком случае является «оправданием» культурологии, богато представленной сегодня в виде образовательных программ, учебников, лекционных курсов, журнальных публикаций Оправдание находится довольно простое. После крушения советского марксизма образовался «идейный вакуум» и именно культурология в силу своей всеохватности и расплывчатости является наиболее подходящим кандидатом на замещение «вакантного места». Но не только Россия – все мировое сообщество, которое, хочет оно того или нет, двигается по пути глобализации, нуждается сегодня в общеобразовательной дисциплине, которая давала бы представление о множественности культур и создавала бы основу для широкого гуманитарного общения людей различных рас, сословий и конфессий. Эта дисциплина должна формировать у молодежи образ общечеловеческой культуры, который затем конкретизируется в соответствии с национальной системой ценностей. Эта дисциплина, очевидно, не может иметь четко очерченного «корпуса знаний», ей должны быть свойственны либеральность, плюрализм оценок и мнений, этико-педагогическая ориентация и вместе с тем – связность, образность, опора на яркие факты мировой культуры. Этим требованиям удовлетворяет культурология.

Тенденция к формированию культурологии как особой отрасли в гуманистике имеет место и на Западе. По-видимому, сами новые условия выработки и синтеза знаний с помощью «Интернет», возникновение мирового сообщества ученых приводят к стиранию дисциплинарных границ в социогуманитарной сфере, к выработке широкого взгляда на культуру, компенсаторного по отношению к процессу дробления и специализации наук.

Мы не «строим» культурологию, а просто фиксируем факты «социологизации» и «психологизации» истории, популяризации «комплексного подхода», при котором театр, скажем, изучается не только в искусствоведческом плане, но и в планах национального менталитета, групповой психолоЭльмар СОКОЛОВ гии, развития массовых коммуникаций, форм общественного диалога с политической, этической, педагогической точками зрения. Такой подход удобно назвать «культурологическим». Его бросающаяся в глаза особенность – осознание «контекстуальности» научных и философских теорий, всякого знания. Если в недавнем прошлом философию, как и химию, изучали независимо от того, где, в какой стране они развивались, то сегодня мы все яснее осознаем, что философия и наука, равно как и другие формы сознания, не являются продуктами «голого», «неукорененного» интеллекта.

Они суть одушевленные «голоса» – страны, эпохи, мыслящие элиты. Философия Канта – это не очередной продукт «философского производства», а симптом трансформаций коллективного разума, обусловленных его внутренними интенциями и социо-культурным контекстом. Как ни парадоксально, но именно глобализация науки, выработка единых мировых стандартов исследования приводит к «культурологизации» – не только социогуманитарных, но и естественных наук. Физика, астрономия, химия приобретают культурологическую направленность, когда их рассматривают в качестве элементов «национального образа мира».

Проблемы культуры изучались во всех странах в соответствии с их научными традициями, особыми проблемами и идеологиями.

В Германии они ставились в широком философском контексте. Больше всего немецких философов интересовал человеческий разум и то, как он проявляется в природе, истории, науке, искусстве, религии. Немцы хотели, можно сказать, «понять разум – разумом», но не преуспели в этом. Ведь именно в Германии Кантом были впервые провозглашены «границы чистого разума». Немецкие философы особенно резко возражали против использования естественно-научной методологии в исторических науках, именно они провели четкую грань между науками о природе и науками о культуре – на том основании, что понимание природы связано с познанием законов, а понимание культуры – с отнесением культурных явлений к ценностям.

В Англии «чистый разум» никогда не имел столь высоких притязаний, как в Германии, привычно отступая перед обычаем, «политическим разумом» и здравым смыслом. Эмпирическая, практическая направленность ума характерна для британских ученых. Задачи управления колониями, народами, душу которых англичане никогда не стремились глубоко понять, («Запад есть Запад – Восток есть Восток»), направляли внимание английских обществоведов на изучение регулятивных принципов, институтов, служащих основой социального порядка и управления.

В США с их пестрым национальным составом, обострившейся классовой проблемой, а также в связи с их усилившейся мировой эмансипацией многие исследования приобрели этнопсихологическую направленность.





ВОЗМОЖНА ЛИ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА Американские этнологи и антропологи выступали против расизма, в защиту свобод личности и прав малых народов. Их интересовали своеобразие этнических культур, контакты между ними, положение человека «на рубеже культур». В центре внимания оказывались, с одной стороны, устойчивое бессознательное «ядро» культуры, укорененное в личности, а с другой – технологичность и адаптивность культуры, как социальной системы, ее связь с природной средой, хозяйством и витальными потребностями человека.

Об осмыслении проблем культуры в России следует говорить особо. В конце прошлого века у нас появилось немало философских и социологических работ, посвященных специально этим проблемам. Для русской социологии особенно характерно этико-субъективное, культурологическое направление, в котором анализ социальных отношений сочетаются с литературной критикой, эзоповским толкованием отечественной злобы дня, острыми выпадами против политиков и писателей, непринужденной беседой с читателем. Изучать историю социологии и культурологии в России вряд ли можно, игнорируя работы Чернышевского, Лаврова, Михайловского, Плеханова, Ленина. Но кто они такие Ученые, морализирующие публицисты или философствующие политики Русским людям свойственны синкретизм, конкретность, образность, диалогичность мышления, а также «всеотзывчивость», любопытство, любовь к тайнам и запретным знаниям. Поэтому русские хотели понять жизнь, да и самих себя – не разумом, а сердцем.

(«Умом Россию не понять...») Да и вообще, ничего нельзя понять только умом. Вопросы культуры обсуждались в России не столько учеными – специалистами, сколько поэтами, писателями и литературными критиками.

Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Толстой, Салтыков-Щедрин, Белинский, Герцен, Блок, Бунин, Булгаков, Платонов – вот наши лучшие культурологи, философы, социологи, психологи. Уже многими на Западе признано, что глубина проникновения русских писателей в душевные порывы, в суть человеческих отношений, в смысл истории, в феномен всечеловеческого единства – ничуть не меньше, чем профессиональных ученых – социологов и гуманитариев. Литература в России никогда не была просто беллетристикой, она постоянно оперировала политико-религиозными, этикофилософскими идеями и, если уж говорить о воздействии на социальные процессы, то русская классическая литература была во много раз более действенна, чем социология и философия. Достаточно вспомнить В.И. Ленина:

«Чернышевский всего меня “перепахал”». Он имел в виду роман «Что делать» Да и в наши дни написанный в художественно-публицистической манере «Архипелаг ГУЛАГ» сделал больше для крушения коммунистической системы, чем сотни книг западных ученых-советологов. Впрочем, в Эльмар СОКОЛОВ России были специализированные, выдержанные в научном жанре размышления о культуре. Можно упомянуть здесь Страхова, Леонтьева, но на первое место нужно поставить Н.Я. Данилевского, его фундаментальный труд – «Россия и Европа». Несмотря на отсутствие методологической строгости, эта работа отличается огромным богатством идей, многие из которых впервые высказаны. Именно Данилевского и Шпенглера следует считать классиками, зачинателями культурологии, разработчиками «культурологического дискурса», несмотря на многочисленные справедливые замечания по поводу логической невыдержанности и фактической необоснованности многих их суждений.

Человек, мало знакомый с науковедением, может считать, что некая концепция или идея являются либо научными, либо ненаучными, и что сама культурология, если она хочет иметь хоть какую-то ценность, должна обязательно быть наукой. Такому человеку наука представляется в виде законченной идеальной схемы, в которой нет никаких противоречий: объективно-беспристрастное исследование мира, универсальный для всех ученых чисто познавательский мотив деятельности, четкая договоренность о значении всех терминов и понятий, фактическая обоснованность и логическая строгость суждений, признание единой для всех истины и т.п. При таком видении науки упускают из виду, что она является культурно-историческим, коммуникативным феноменом, творится в процессе диалога, подвержена воздействию многих «вненаучных» субъективных и объективных факторов.

Представление о «чистой» науке, развивающейся вне политики, этики, экономики – является мифом.

Поучительно проследить судьбы науки в тоталитарных, политизированных и идеологизированных обществах, где обостряется противоречие между познавательным интересом и социальным заказом, стремлением к истине – и идеологическим императивом, коммуникацией по поводу истины – и той, которая имеет целью доказать правоту партии или доктрины. В таком обществе ученый находится в трудном положении. Он разрывается между желанием продолжить свободное движение своей мысли и необходимостью считаться с «правилами игры», принятыми в его стране. Ученый хочет выжить как человек и гражданин, сохранить право работать в науке, не оттолкнуть учеников, не способных еще воспринимать научные идеи иначе, чем в идеологическом обрамлении. Но при этом он хочет сохранить разум свободным, оставаться ученым, искателем истины. Стремясь разрешить подобные противоречия, мысль выбирает иногда запутанные, компромиссные пути, а нередко вырывается за рамки науки – в искусство, публицистику. В Советском Союзе идеология господствовала в гуманитарных науках и подбиралась даже к тому, чтобы «подмять» под себя физику, биологию, химию.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.