WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

Это – не просто экономические или политические неурядицы, кризис затрагивает одновременно почти всю западную культуру и общество, все их главные институты. Это – кризис искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни и нравов. Это – кризис форм социальной, политической и экономической организаций, включая формы брака и семьи. Короче говоря, это – кризис почти всей жизни, образа мыслей и поведения, присущих западному обществу. Если быть более точным, этот кризис заключается в распаде основополагающих форм западной культуры и общества последних четырех столетий.

Всякая великая культура есть не просто конгломерат разнообразных явлений, сосуществующих, но никак друг с другом не связанных, а есть единство, или индивидуальность, все составные части которого пронизаны одним основополагающим принципом и выражают одну, и главную, ценность. Доминирующие черты изящных искусств и науки такой единой культуры, ее философии и религии, этики и права, ее основных форм социальной, экономической и политической организации, большей части ее нравов и обычаев, ее образа жизни и мышления (менталитета) – все они по-своему выражают ее основополагающий принцип, ее главную ценность. Именно ценность служит основой и фундаментом всякой культуры. По этой причине важнейшие составные части такой интегрированной культуры также чаще всего взаимозависимы: в случае изменения одной из них остальные неизбежно подвергаются схожей трансформации. <…> Тщательное изучение ситуации показывает, что настоящий кризис представляет собой лишь разрушение чувственной формы западного общества и культуры, за которым последует новая интеграция… Точно так же как замена одного образа жизни у человека на другой вовсе не означает его смерти, так и замена одной фундаментальной формы культуры на другую не ведет к гибели того общества и его культуры, которые подвергаются трансформации… Более того, такое изменение, сколь бы болезненным оно не было, как бы является необходимым условием для любой культуры, чтобы быть творчески созидательной на всем протяжении ее исторического развития. Ни одна из форм культуры не беспредельна в своих созидательных возможностях, они всегда ограниченны. В противном случае было бы не несколько форм одной культуры, а единая, абсолютная, включающая в себя все формы. Когда созидательные силы исчерпаны и все их ограниченные возможности реализованы, соответствующая культура и общество или становятся мертвыми и несозидательными, или изменяются в новую форму, которая открывает новые созидательные возможности и ценности. Все великие культуры, сохранившие творческий потенциал, подвергались как раз таким изменениям. С другой стороны, культуры и общества, которые не изменяли форму и не смогли найти новые пути и средства передачи, стали инертными, мертвыми и непродуктивными. Немезида таких культур – стерильность, непродуктивность, прозябание. Таким образом, вопреки диагнозу шпенглерианцев, их мнимая смертная агония была не чем иным, как острой болью рождения новой формы культуры, родовыми муками, соответствующими высвобождению новых созидательных сил.

Полное разрушение нашей культуры и общества, провозглашенное пессимистами, невозможно также и по той причине, что общая сумма социальных и культурных феноменов западного общества и культуры никогда не были интегрированы в одну унифицированную систему. Очевидно, что никогда не было соединено, не может быть и разъединено.

Сорокин П. Социокультурная динамика // Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат, 1992. – С.

428-429, 433.

Манхейм К. …Если ученый в последнюю очередь открывает связи, соединяющие культурную и общественную жизнь, то объясняется это тем, что в спокойные времена на высоком уровне общественной дифференциации, на которой мы находимся, обе эти сферы развиваются как будто бы раздельно. В каждом сложном обществе культура всегда создавала … свой мир, во многом обладающий собственным континуумом.

…Жизнь общества всегда присутствует в культуре… Общество само входит в культуру и ежеминутно формирует ее. Поэтому неверно видеть в обществе лишь экономику и политику (базис) и говорить о социологии культуры только в тех случаях, когда эти сферы влияют на культуру <…>.

Каждое исследование социальных условий культуры должно исходить из двух видов вторжения социального фактора в сферу культуры.

А. В одном случае социальный фактор совершает это в качестве свободной нерегулируемой жизни общества, которая своими спонтанно образовавшимися соединениями участвует в формировании духовной жизни.

В. Затем это реализуется посредством регулирования и организаций, которые выступают в области культуры как институты. Мы имеем здесь в виду воздействие на духовную жизнь с помощью церкви, школ, университетов, исследовательских учреждений, прессы, радиовещания и всех видов пропагандистских организаций.

Культурная жизнь современного массового общества либерального толка подчинена главным образом тем закономерностям, которые свойственны нерегулируемым общественным структурам, тогда как в диктаторски управляемом массовом обществе на первый план выходят социологические воздействия институциональных элементов… Манхейм К. Человек и общество в эпоху преобразований // Манхейм К. Диагноз нашего времени. – М.: Юрист, 1994. – С. 311, 312.

Леви-Строс К. Сегодня более нет такого народа, каким бы далеким и отсталым он ни казался, который прямо или косвенно не был бы в контакте с другими народами и чувства, стремления и страхи которого не влияли бы на безопасность, благосостояние и даже само существование тех народов, чей материальный прогресс некогда породил у них чувство превосходства.



Если бы мы даже хотели этого, мы не можем оставаться безразличными к судьбам, скажем, последних охотников за скальпами Новой Гвинеи – по той простой причине, что теперь и они проявляют интерес к нам! Как бы это ни казалось удивительным, но результат наших контактов с ними означает, что мы являемся теперь частью одного мира и в недалеком будущем станем частью одной цивилизации.

Ведь даже общества с самой различной идеологией, обычаи и нравы которых в течение тысячелетий развивались различными путями, неизменно оказывают взаимное влияние, вступая в контакт друг с другом. Это влияние может осуществляться по-разному, иногда мы ясно осознаем его, а часто даже не замечаем.

Все цивилизации, считающиеся (справедливо или ошибочно) высокоразвитыми – христианство, ислам, буддизм и, в несколько ином плане, цивилизация технического прогресса, ныне сближающая их, – по мере своего распространения вбирали в себя элементы «первобытного» образа жизни, «примитивного» мышления, «примитивного» поведения, которые всегда были объектом антропологических исследований. Незаметно для нас такие «примитивные» элементы видоизменяют эти цивилизации изнутри.

Так называемые «примитивные», или «архаические», народы не исчезают, не превращаются в ничто. Напротив, они более или менее быстро ассимилируются окружающей их цивилизацией; последняя, в свою очередь, приобретает универсальный характер.

Леви-Строс К. Пути развития этнографии // Леви-Строс К. Первобытное мышление. – М.: Республика, 1994. – С. 3031.

Каган М.С....Между тем применительно ко всем организациям, институционализирующим совместную деятельность людей, неправомерна альтернативная постановка вопроса – являются ли они формами общества или культуры, ибо тут общество и культура объединяют свои усилия, образуя культурные способы опредмечивания общественных отношений... Отсюда становится понятным получившее в последние годы широкое распространение понятие «социокультурное» обозначающее связь и различие этих двух сторон человеческого бытия.

Отношения общества и культуры являются их взаимной потребностью друг в друге, их всесторонним взаимодействием. Культура необходима человеческому обществу с первых шагов его существования, и чем дальше, тем во все большей степени. <…> История взаимодействия общества и культуры имеет, конечно, не только количественный (так сказать, силовой), но и качественный аспект. В этом процессе различается несколько фаз:

а) Первобытность, в которой социокультурная реальность только формируется, вырывая человека из природно-животного состояния, и в которой нет еще поэтому сколь-нибудь отчетливого разделения общественных отношений и культурных действий, – всесторонний синкретизм первобытности сказался и здесь… А это значит, что структура человеческого общества еще не сложилась с той степенью определенности, которая выразится позднее в формировании государства, правовой системы, регламентированных экономических отношений – все это принесет лишь рабовладельческий строй…, и потому только там возникнет сама проблема взаимоотношений общества и культуры как двух относительно самостоятельных подсистем бытия человечества.

б) С тех пор как проблема эта возникла, она могла получить – и действительно получила – разные решения. Одно из них – безусловное, безоговорочное, жесткое подчинение культуры обществом, характерное для раннеклассовых социокультурных систем. В рабовладельческой, феодальной и смешанной восточной … системах диктат общественных отношений над культурой проявлялся по-разному, он имел и свои этнические и исторические модификации, но во всех случаях оставался лишь самый узкий зазор для проявления культурой ее самостоятельности, для ее самодвижения и самоуправления.

в) Ситуация стала решительно меняться в ходе формирования буржуазного общества: уже в средневековых, а затем ренессансных городах складывался новый тип отношений между культурой и обществом, который раскрылся в полной мере в XIX-XX вв. Суть этого процесса – развитие автономии культуры и по отношению к экономической, и по отношению к политически-правовой структуре общества. Исходным импульсом тут стал принцип свободы человеческой деятельности, сбрасывавший с себя все социальные оковы и провозглашавшей одну только свою зависимость – от воли, желания, устремлений, сознания и даже подсознания... личности.

Свобода – едва ли не коренной принцип культуры буржуазного общества, отражавший новую ситуацию, в которую человек был поставлен в реальном жизненном процессе: оторванный от фатальной прикрепленности к своему сословию и тем самым обретший возможность самому творить свою судьбу, вырвавшийся из тенет религиозного и политического сознания, которыми индивид был опутан в феодальном обществе, он получил практически и духовно безграничный простор для проявления собственной активности, права выбора своего места в общественном бытии. В философской и художественной мысли это сознание свободы личности стало получать гипертрофированные формы, выражаясь в иллюзорном представлении об «абсолютной свободе» индивида, в индивидуалистическом своеволии, произволе, распаде социальных связей, но само это гипостазирование свободы, культ свободы, метафизическое противопоставление свободы и необходимости, социальной ответственности, всечеловеческой связи отражало новую, неизвестную всей истории культуры ситуацию, новый тип отношений культуры и общества. Показательно, что это сказывалось и на организационном уровне культуры, выражаясь в возникновении разнообразных культурных объединений, творческих союзов, художественных обществ, даже партий, которые утверждали свои чисто-культурные функции и свою независимость от общества (партия «зеленых», например); более того, нередко именно культурные факторы теперь признаются решающими в истории человечества сравнительно с факторами социально-экономическими и социально-политическими – таковы сциентистско-техницистская концепция научнотехнического прогресса, или мак-люэнова теория зависимости общества от характера массовых коммуникаций… Как бы не преувеличивали подчас социологи и культурологи значение научного и технического факторов и средств массовой коммуникации при переходе от промышленной цивилизации XIX в. к «индустриальному обществу» XX в., от него – к «постиндустриальному обществу», нельзя не видеть заключенных в этих концепциях рациональных зерен – уровень развития материальной и духовной культуры стал действительно оказывать существеннейшее влияние на характер общества, на его экономический базис и политическую надстройку… г) Четвертый, абстрактно возможный и вместе с тем исторически необходимый тип взаимодействия общества и культуры должен сложиться в будущем.





Его суть – преодоление векового рассогласования общества и культуры, которые в разумно устроенной социокультурной системе должны стать разными сторонами единого, целостного и гармоничного бытия человечества. Но это не приведет к исчезновению их различий, ибо культура и общество – разные внебиологические «механизмы» организации совместной жизни людей, взаимно дополнительные в решении этой общей задачи.

Каган М.С. Философия культуры. – Санкт-Петербург:

ТОО ТК «Петрополис», 1996. – С.96, 107-109.

Фарре Л. Современный человек должен создавать продукты и институты культуры. Как не существует субъекта без объекта, так нет и духа, который не выражался бы через культуру. Человек определяет характер политики, нравов, религии, искусства и науки своего общества. Общество как совокупность людей выступает производителем и хранителем культуры. Человеческий коллектив, вследствие его тенденции к устойчивости, служит передаточной силой, он создает то, что носит название традиции… …Подлинная культура обнимает человека во всей широте его творений – физических, духовных и моральных. Каждой из этих областей культура дает должную оценку и соответственно их связывает друг с другом. Культурна та личность, которая гармонично сочетает в себе физические, духовные и моральные свойства. <…> Истинно культурный человек не поддается повседневности, а, будучи свободным и бдительным, соглашается с ней, изменяет ее или же ее отвергает.

Исходя из поведения, избранного человеком, можно сказать, что культура гуманизирует или дегуманизирует. Кто фанатически выполняет обычаи или слепо воспринимает нововведения, являет собой пример поклонения моде или приверженности прошлому. Культура подчиняет этих людей и господствует над ними. В этом случае социальный фактор, представленный культурой, разрушает подлинные достоинства личности. <…> Почти все, что наследует человек, и что он встречает в своей жизни есть продукт культуры. Об этом свидетельствует все, и особенно в больших городах, от самого простого предмета домашнего обихода до транспорта. При введении нового люди руководствуются уже принятыми культурными образцами.

Через привычки культура проникает в поведение человека и руководит им: это проявляет в том, что он ест, в одежде, в отношении к близким и даже в заботе о своем здоровье. Культура причастна даже к формированию души, потому что она создает человека посредством языка, искусства, политики, религии и морали.

…Выводы, к которым приходят исследователи культуры, таковы.

1. Культуре обучаются. Процесс окультуривания ориентирует человека на определенные формы. Ничто не избегает этого процесса.

2. Окультуривание зависит от биологических и исторических компонентов человеческой экзистенции.

3. Культура представляет собой структуру. Она подразделяется на взаимосвязанные и организованные секторы. Эта структурность дает возможность теоретически выделить один сектор, рассмотреть законы, управляющие им, рассмотреть его различные формы.

4. Культура имеет несколько аспектов: материальный, технический и экономический; науки и искусство; общественный, политический и семейный;

духовный, моральный и религиозный. Философия ценностей показывает, как делятся аспекты культуры и как они связаны.

5. Культура есть динамика, так как она является самым прямым выражением человеческого; связанная с ценностями, она динамична благодаря исторической обусловленности человека.

6. Чем культурнее человек, тем глубже его неудовлетворенность достигнутым… 7. Несмотря на динамизм и разнообразие, в культуре присутствуют определенные нормы… 8. Культура – это способ адаптации индивида к его окружению или необходимое для человека средство коммуникации и проявления себя.

Культура – это продукт одновременно индивидуальный и коллективный.

Индивидуальный фактор мешает застою в культуре, к которому ее принуждает социальный фактор... Исследования культуры, особенно связанные с ее историческим развитием, демонстрируют процесс эволюции человека… Культура подтверждает, что человек еще не завершен, что он – существо, открытое бесконечности возможностей… Фарре Луис. Философская антропология // Это человек:

Антология. – М.: Высшая школа, 1995. – С.194-197.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.