WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |

Мой ответ инструментализму заключается в том, что я показываю существование глубоких различий между «чистыми» теориями и техническими правилами вычисления и что, хотя инструментализм может дать прекрасное описание этих правил, он совершенно неспособен понять различия между ними и научными теориями. Поэтому инструментализм терпит крах. <…> Мне кажется, что «третья точка зрения» не является ни неожиданной, ни удивительной. Она сохраняет галилеевское убеждение в том, что ученый стремиться к истинному описанию мира или отдельных его аспектов и к истинному объяснению наблюдаемых фактов. Это убеждение она соединяет с негалилеевским пониманием того, что, хотя истина и является целью ученого, он никогда с уверенностью не может знать, истинны ли его достижения, и он способен с достаточной определенностью обосновать иногда лишь ложность теории.

Это «третье истолкование» научных теорий можно кратко сформулировать в виде утверждения о том, что научные теории представляют собой подлинные предположения высокоинформативные догадки относительно мира, которые хотя и не верифицируемы (то есть нельзя показать, что они истинны), но могут быть подвергнуты строгим критическим проверкам. Они являются серьезными попытками обнаружить истину. В этом отношении научные гипотезы совершенно аналогичны знаменитой проблеме Гольдбаха в теории числа.

Гольдбах считал, что его предположение может оказаться истинным, и оно действительно может быть истинным, хотя мы не знаем и, может быть, никогда не узнаем, истинно оно или нет.

Я остановлюсь лишь на немногих аспектах моей «третьей точки зрения», причем только на тех из них, которые отличают ее от эссенциализма и инструментализма. Начнем с эссенциализма.

Эссенциализм считает наш обычный мир лишь видимостью, за которой он открывает реальный мир. Такое понимание должно быть отвергнуто сразу же, как только мы осознаем тот факт, что мир каждой из наших теорий в свою очередь может быть объяснен с помощью других дальнейших миров, описываемых последующими теориями – теориями более высокого уровня абстракции, универсальности и проверяемости. Концепция о сущностной, или окончательной реальности рушится вместе с учением об окончательном объяснении.

<…> Центральное ядро всех наших рассуждений составляет идея роста знания, или, иначе говоря, идея приближения к истине. Интуитивно эта идея так же проста и прозрачна, как и сама идея истины. Некоторое высказывание истинно, если оно соответствует фактам. Некоторое высказывание ближе к истине, чем другое высказывание, если оно полнее соответствует фактам, чем это второе высказывание.

Идея приближения к истине достаточно интуитивно ясна, и вряд ли ктолибо из причастных к науке людей или ученых сомневается в ее законности. И все же она, как и идея истины, была подвергнута критике некоторыми философами как незаконная.

Необходимо хорошо понять, что идея о том, что высказывание а может быть ближе к истине, чем некоторое другое высказывание б, ни в коем случае не противоречит идее, согласно которой каждое высказывание является либо истинным, либо ложным и третьей возможности не дано. Идея близости к истине отражает только тот факт, что в полном высказывании может заключаться значительная доля истины. <…> Главной темой настоящего доклада будет то, что я называю – за неимением лучшего термина – «третьим миром». Попытаюсь объяснить это выражение. Если использовать слово «мир» или «универсум» не в строгом смысле, то мы можем различать следующие три мира, или универсума: во-первых, мир физических объектов или физических состояний; во-вторых, мир состояний сознания, мыслительных (ментальных) состояний, и, возможно, диспозиций к действию; в-третьих, мир объективного содержания мышления, прежде всего содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства… Обитателями моего третьего мира являются прежде всего теоретические системы, другими важнейшими его жителями являются проблемы и проблемные ситуации. Однако его наиболее важными обитателями – это я буду специально доказывать, – являются критические рассуждения и то, что может быть названо – по аналогии с физическим состоянием или состоянием сознания – состоянием дискуссии или состоянием критических споров; конечно, сюда относится и содержание журналов, книг и библиотек… Я хочу в данной лекции обосновать три главных тезиса, которые относятся к эпистемологии, при этом эпистемологию я рассматриваю как теорию научного знания.

Мой первый тезис … содержит утверждение о наличии двух различных смыслов понятий знания или мышления: (1) знание или мышление в субъективном смысле, состоящее из состояний ума, сознания или диспозиций действовать определенным образом; (2) знание или мышление в объективном смысле, состоящее из проблем, теорий или рассуждений, аргументов как таковых. Знание в этом объективном смысле в целом не зависит от чьего-либо требования нечто знать; оно также не зависит от чьей-либо веры или диспозиции соглашаться, утверждать или действовать. Знание в объективном смысле есть знание без того, кто знает: оно есть знание без познающего субъекта. <…> Мой второй тезис состоит в том, что эпистемология должна заниматься исследованием научных проблем и проблемами ситуаций, научных предположений (которые я рассматриваю просто как другое название для научных гипотез или теорий), научных дискуссий, критических рассуждений, той роли, которую играют эмпирические свидетельства в аргументации, и поэтому исследованием научных журналов и книг, экспериментов и их значения для научных рассуждений. Короче, для эпистемологии решающее значение имеет исследование третьего мира объективного знания, являющегося в значительной степени автономным. <…> Вместе с тем я выдвигаю еще и третий тезис. Он состоит в следующем:



объективная эпистемология, исследующая третий мир, может в значительной степени пролить свет на второй мир субъективного сознания, особенно на субъективные процессы мышления ученых, но обратное неверно. <…> Автономия третьего мира и обратное воздействие третьего мира на второй и даже на первый миры представляют собой один из самых важных факторов роста знания.

Поппер К. Логика и рост научного знания. – М.: Прогресс, 1983. – С. 299-301, 311, 317, 389-390, 439-443, 445, 446, 455.

Лакатос И. Картина научной игры, которую создает методология исследовательских программ, весьма отлична от подобной картины методологического фальсификационизма… Простые фальсификации (т.е. аномалии) должны быть зарегистрированы, но нет никакой необходимости реагировать на них.

Великие отрицательные решающие эксперименты Поппера исчезли; «решающий эксперимент» – только почетный статус, который может быть, конечно, пожалован определенной аномалии, но лишь долгое время спустя после того, как она возникла, лишь после того, как одна программа оказалась побежденной другой… Дисгармония может стать проблемой (более или менее важной), но ни при каких обстоятельствах она не может быть «победой». Природа может крикнуть: «Нет», но – в противоположность мнению Вейля и Поппера – человеческое мастерство всегда имеет возможность крикнуть еще громче. При достаточной изобретательности и некоторой удаче можно на протяжении долгого времени «прогрессивно» защищать любую теорию, даже если она ложна. Надо оставить Попперовскую модель «догадок и опровержений», т.е. модель гипотез-проб, за которыми следует эксперимент, обнаруживший ошибку: никакой эксперимент не является решающим в то время, когда он проводится (исключая, возможно, психологический эксперимент).

Следовало бы, однако, указать, что методология научноисследовательских программ – более зубастая методология, чем конвенциализм: не желая отдавать решение вопроса о том, когда нужно оставить «каркас» на суд дюгемовского невнятного смысла, я ввожу в оценку того, прогрессирует программа или регрессирует и одолевает ли одна программа другую, несколько жестоких попперовских элементов. Т.е. я даю критерий прогресса и регресса программ, а также правила для элиминации исследовательских программ в целом. Исследовательская программа прогрессирует, если ее теоретический рост приводит также и к эмпирическому росту, т.е. если она может с которым успехом предсказать новые факты («прогрессивный сдвиг проблемы»). Застой исследовательской программы происходит в том случае, если эмпирический рост предшествует ее теоретическому росту, т.е. если она дает только объяснения ad hoc для случайных открытий или для фактов, которые предвосхищаются и открываются конкурирующей программой («регрессивный сдвиг проблем»). Если исследовательская программа прогрессивно объясняет больше, чем конкурирующая, она «замещает» эту последнюю и конкурирующая программа может быть «исключена» (или, если угодно, «отложена»). <…> Каждая рациональная реконструкция производит некоторую характерную модель рационального роста научного знания. Но все эти нормативные реконструкции могут нуждаться в дополнительных эмпирических внешних теориях, чтобы объяснить оставшиеся нерациональные факторы. История науки всегда богаче, чем ее рациональная реконструкция. Но рациональная реконструкция или внутренняя история всегда первична, а внешняя история только вторична, поскольку внутренняя история определяет наиболее важные проблемы внешней истории. Внешняя история дает либо нерациональное объяснение темпа, географического распределения и отбора исторических событий, которые уже интерпретированы в рамках внешней истории, либо – в тех случаях, когда история отлична от ее рациональной реконструкции, – она дает эмпирическое объяснение причин такого отличия. Но полное объяснение рационального аспекта роста науки может дать только определенная логика научного открытия.

Какую бы проблему ни хотел решить историк науки, он должен сначала реконструировать нужный ему период роста объективного научного знания, т.е.

нужный период «внутренней истории». Как было показано, то, что конструирует для него внутреннюю историю, зависит от его философии, – безразлично, знает он об этом или нет. Большинство теорий роста знаний по сути теории безличностного знания: является ли эксперимент решающим или нет, обладают ли гипотезы высокой степенью вероятности в свете надежного подтверждения или нет, произошел ли прогрессивный или регрессивный сдвиг проблемы – все это ни в малейшей степени не зависит от мнения ученых, от личности или авторитета. Для внутренней истории эти субъективные факторы не имеют никакого интереса.

Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции // Методологические проблемы развития науки. Сборник переводов. – М.: ИНИОН, 1974. – С. 182-184, 191-192.

Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. В целях дальнейшего изложения удобно разделить все новации на два класса: новации преднамеренные и новации непреднамеренные. Первые возникают как результат целенаправленных акций, вторые – только побочным образом. Первые, согласно Куну, происходят в рамках парадигмы, вторые – ведут к ее изменению. Предложенное деление можно значительно уточнить, если противопоставить друг другу незнание и неведение.





Будем называть незнанием то, что может быть выражено в виде вопроса или эквивалентного утверждения типа: «Я не знаю того-то». «Что-то» в данном случае – это какие-то вполне определенные объекты и их характеристики.

Нас в данном контексте интересуют не границы эрудиции отдельного человека, а границы познания, заданные определенным уровнем развития науки и культуры. На этом уровне мы способны сформулировать некоторое множество вопросов, задач, проблем, что образует сферу незнания. Все, что в принципе не может быть выражено подобным образом, для нас просто не существует как нечто определенное. Это сфера неведения. Образно выражаясь, неведение – это то, что определено для Бога, но не для нас.

Иными словами, невозможен целенаправленный поиск неизвестных или, точнее, неведомых явлений. Мы должны просто продолжать делать то, что делали до сих пор, ибо неведение открывается только побочным образом… Поэтому задачи или вопросы, направленные на фиксацию неведения, мы будем называть праздными в отличие от деловых вопросов или задач, фиксирующих незнание. Праздные задачи не детерминируют никакой научной программы, не задают никакой конкретной исследовательской деятельности. <…> Только на ранних стадиях научного исследования, когда осуществляется переход от преимущественно эмпирического изучения объектов к их теоретическому освоению, конструкты теоретических моделей создаются путем непосредственной схематизации опыта. Но затем они используются в функции средства для достижения новых теоретических моделей, и этот способ начинает доминировать в науке. Прежний же метод сохраняется только в рудиментарной форме, а его сфера деятельности оказывается резко суженой. Он используется главным образом в тех случаях, когда наука сталкивается с объектами, для теоретического освоения которых еще не выработано достаточных средств… Большинство теоретических схем науки конструируется не за счет схематизации опыта, а методом трансляции абстрактных объектов, которые заимствуются из ранее сложившихся областей знаний и соединяются с новой «сеткой связи»… В этой связи возникает вопрос об исходных предпосылках, которые ориентируют исследователя в выборе и синтезе основных компонентов создаваемой гипотезы. Хотя такой выбор и представляет собой творческий акт, он имеет определенные основания. Такие основания создает принятая исследователем картина мира. Вводимые в ней представления о структуре природных взаимодействий позволяют обнаружить общие черты у различных предметных областей, изучаемых наукой.

Тем самым картина мира «подсказывает», откуда можно заимствовать абстрактные объекты и структуры, соединение которых приводит к построению гипотетической модели новой области взаимодействий.

Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. – М.: Гардарика, 1998. – С.123-125, 249-250.

РАЗДЕЛ 5. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ Вебер М. …Совершенное произведение искусства никогда не будет превзойдено и никогда не устареет; отдельный индивид лично для себя может поразному оценивать его значение, но никто никогда не сможет сказать о художественно совершенном произведении, что его «превзошло» другое произведение, в равной степени совершенное.

Напротив, каждый из нас знает, что сделанное им в области науки устареет через 10, 20, 40 лет. Такова судьба, более того, таков смысл научной работы, которому она подчинена и которому она служит, и это как раз составляет ее специфическое отличие от всех остальных элементов культуры; всякое совершенное исполнение замысла в науке означает новые «вопросы», оно по своему существу желает быть превзойденным. С этим должен смириться каждый, кто хочет служить науке. Научные работы могут, конечно, долго сохранять свое значение, доставляя «наслаждение» своими художественными качествами или оставаясь средством обучения научной работе. Но быть превзойденным в научном отношении – не только наша общая судьба, но и наша общая цель. Мы не можем работать, не питая надежды на то, что другие пойдет дальше нас. В принципе этот прогресс уходит в бесконечность.

Вебер М. Наука как призвание и профессия //Вебер М. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – С.712.

Бердяев Н.А. Не будет преувеличением сказать, что вопрос о технике стал вопросом о судьбе человека и судьбе культуры. В век маловерия, в век ослабления не только старой религиозной веры, но и гуманистической веры XIX века единственной сильной верой современного цивилизованного человека остается вера в технику, в ее мощь и ее бесконечное развитие… Технику можно понимать в более широком и в более узком смысле.

Techne значит и индустрия, и искусство. Technaxa означает фабриковать, создавать с искусством. Мы говорим не только о технике экономической, промышленной, военной, технике, связанной с передвижением и комфортом жизни, но и о технике мышления, стихосложения, живописи, танца, даже о технике духовной жизни, мистического пути. Так, напр., йога есть своеобразная духовная техника. Техника повсюду учит достигать наибольшего результата при наименьшей трате сил. И такова особенно техника нашего технического, экономического века… Мы стоим перед основным парадоксом: без техники невозможна культура, а с нею связано самое возникновение культуры, и окончательная победа техники в культуре, вступление в техническую эпоху влечет культуру к гибели.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.