WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |

3. Совместное использование данных, полученных с использованием количественных и качественных методов по одной тематике, но на разных составах обследуемых, позволяет более «объемно» интерпретировать данные. В частности, определить социальную функцию группы челноков изнутри, а не со стороны той части общества, которая является потребителем результатов деятельности изучаемой группы.

4. Челноки использовали стратегию активного приспособления к ситуации, что и стало их ресурсом. Они не выбрали стратегию выживания путем депривации своих привычных потребностей, а проявили активную адаптацию. Это было обусловлено не только сложной материальной ситуацией и стремлением сохранить имеющееся, но и желанием испробовать что-то новое. Материальный уровень в начале 90х у челноков был разный. При анализе прямых высказываний респондентов выявилось, что стремление выжить не было единственным мотивом их жизненного выбора, многие говорили, что стремились реализовать открывшиеся социальные и правовые возможности, т.е. можно сделать вывод, что их деятельность была инновативной.

5. Переход в челночество в 90-г годы имел экстренный и временный характер, и являлся реакцией на ухудшение жизненных условий, причем челноки образовали три основных потока с разными последующими (послечелночными) траекториями профессиональной деятельности, а именно:

транзитивная биографической траектория – те, кто прошел этап челночества, чтобы впоследствии открыть свой собственный бизнес возвратная – те, кто обратился к торговле только в качестве временного занятия в сложный социальный период, а затем вернулся к наемному труду.

стабильная - люди, оставшихся челноками, самозанятыми легальными или нелегальными индивидуальными предпринимателями и по сей день.

Каждая из трех категорий преследовала особые, отличные от двух других цели: «транзитивные» использовали новые возможности для укрепления материального благосостояния и карьеры; «возвратные» ушли в торговлю только чтобы переждать трудности и реализоваться;

«стабильные» нашли себя в новой профессии.

6. Определяющим фактором формирования той или иной стратегии являлись предшествующий жизненный опыт, социальные и персональные ресурсы, имеющиеся в наличии на момент принятия решения заняться челночеством.

Представители транзитивной биографической траектории имели самые высокие стартовые ресурсы на момент вхождения в челночный бизнес: сильный или средний ресурс родительской семьи, социального окружения, материального положения, ресурс глубокого анализа социально-экономической ситуации, интернальность в принятии решений, интегрированность в социум.

У некоторых был мобилизующий фактор детской травмы, богатый опыт профессиональной и территориальной мобильности.

представители возвратной биографической траектории – авантюристы – стремились воспользоваться новыми возможностями и плохо представляли, на что идут ради сохранения и преумножения благосостояния.

Исходные ресурсы этой категории как ресурс родительской семьи, социального окружения, материального состояния, уровня самостоятельности в принятия решений были или низкими, или средними. Сильным ресурсом был только опыт территориальной и профессиональной мобильности.

представители стабильной биографической траектории входили в челночный бизнес вынужденно и со слабыми ресурсами родительской семьи, материального достатка, социального окружения, информированности и уровня анализа общей ситуации.

Отнесенные к этой категории чаще, чем отнесенные к двум другим, говорили о личных трагедиях и трудностях, которые, вероятно, и подтолкнули их к принятию решения, изменившего последующую жизнь.

7. Челноки, изначально являясь хаотической массой, со временем стали социальной группой, сформировали свою субкультуру и особые практики:

Они приобрели своеобразные атрибуты, «ярлыки», по которым их было легко распознать и которые позволяли другим челнокам идентифицировать «своих» (в частности, клетчатые сумки).

Образовалась система понятных челнокам коммуникативных кодов, упрощавших и укреплявших взаимодействие в своей среде. К этой системе можно отнести все термины предпринимательства, которые большинству были малопонятны; спрос, типы потребителей, «помогай», «кирпич» и пр.

Члены группы относили себя к челнокам, хотя некоторые и стеснялись этого, скрывали от своего круга общения. Но и отстранение от публичной идентификации с группой происходило на фоне самоидентификации.

Члены группы постепенно освоили общие стереотипы, поведенческие установки и практики. Например, установки конкурентной среды (утаивание важных деталей своей деятельности), стереотип взаимоотношений бизнес-власть (челнокичиновники), практики работы с постоянными поставщиками и пр.

Несомненная и крайне важная социальная функция группы - ликвидация дефицита товаров широкого потребления.

8. Социальные практики, сформировавшиеся в многочисленной группе челноков стали катализатором, если не детерминантой, установления новых социальных (трудовых) и правовых отношений.

Обнаружив наличие потребности в глубоком анализе спроса, челноки сформировали предпосылки для заимствования и самостоятельной разработки правил маркетинга.

Обнажившиеся негативные последствия и новые формы преступности (рэкет, коррупция) и сложные, неоднозначные отношения между челноками и представителями власти, стали стимулом для развития правовой и административной регуляции соответствующих отношений в сфере предпринимательства (налоги, таможня, правовое регулирование наемного труда на частных предприятиях).



Сам факт возникновения самозанятых и частных предпринимателей в сфере торговли подстегнул процесс государственного регулирования, т.е. институализации предпринимательства.

9. Опыт социологического исследования челночества можно также рассматривать в качестве одного из методологических ресурсов в развитии биографического направления качественных методов.

Особенности этого опыта – введение в научный лексикон понятий транзитивности, возвратности или стабильности биографической траектории людей в условиях социетального кризиса.

Заключение Ретроспективный анализ эпохи распада СССР и последующих трансформационных процессов начала 90-х предоставили исследователям обширные возможности для анализа многих фундаментальных проблем.

Мы искали ответ на вопрос: Каким образом граждане смогли преодолеть травму кризисного периода, а главное – почему некоторые из них не приспособлялись к трудным условиям жизни, отказывая себе во всем, но деятельно использовали новые возможности, которые предоставляла зарождающаяся рыночная экономика Методологически ответы на этот вопрос лежат в сфере сочетания микро- и макроподходов к анализу:

глубокий анализ микроуровня – поведенческой реакции отдельных индивидов на трансформации в обществе, - в дополнение к научному осмыслению общественных макропроцессов. Анализ социальных и персональных ресурсов в сочетании с активно-деятельностным подходом, постлирующим влияние индивидуальных и групповых акторов на процессы в социуме – ключ к глубокому и непредопределенному пониманию ситуации.

Заметим, что, как пишут Т.И. Заславская и М.А. Шабанова, на работы которых мы ссылались, институциональная среда того времени далеко не сложилась, в массовом сознании оставались представления о преследуемых законом валютных спекулянтах. И в этих условиях наши респонденты отважились радикально изменить свою жизнь.

Биографический подход способствовал развитию дифференцированного внутригруппового анализа группы челноков и выявлению ресурсов каждого из сегментов. В ходе анализа группа челноков вполне отчетливо делится на 3 сегмента по критерию развития биографии: представители транзитивного биографического проекта, для кого челночество – проходной этап карьеры, условно говоря;

представители возвратной биографии, где челночество – временное пристанище в период социальных сложностей; стабильные – оставшиеся челноками по сей день.

Сочетание ресурсного анализа с активно-деятельностным подходов позволило определить, что каждая из подгрупп респондентов (транзитивная, возвратная и стабильная) реализовывая разные цели оказала прямое или косвенное влияние не развитие общества.

Транзитивные внести вклад в развитие предпринимательства, возвратные в очередной раз продемонстрировали успешность эмерджентной реакции на социально-экономическую нестабильность, а стабильные заложили основу сегмента самозанятых.

Исследование показало стимулы, воздействующие на социум и ведущие к его макро-трансформациям. Для описания этих изменений необходимо дополнительное исследование и совмещение данных с экономическими показателями, например, российского союза промышленников и предпринимателей.

Активно-деятельностный подход к процессам трансформации, разделенный на микро-, макро-, и, косвенно, мезо-уровни открывает возможность понимания полного процесса от катаклизма через индивидуальные стратегии к долгосрочным изменениям социального контекста, предоставляет более широкие возможности для прогноза социальной реальности, создает базу для комфортной адаптации социальных групп к инновациям, корректировки социологических теорий с учетом практик российской действительности.

В коллективном проекте и в моей работе, в частности, выдвигалась более общая проблема теоретического свойства. Эта проблема диктуется теоретиками активистского направления, которые подчеркивают роль обыкновенных людей в процессах социальных изменений. Поэтому мы посвятили рассмотрению теорий социальных изменений целый раздел диссертации.

В работе я стремилась показать как совмещение макро- и микроанализа помогает лучше понять социальные процессы.

Биографический метод позволил применить пролонгированный подход к индивидуальным данным, выстроить модели выбора адаптивных стратегий среди челноков, отследить мотивационную базу такого выбора и применить ресурсный подход. В дальнейшем мы рассчитываем, что в исследовании общественных процессов в состоянии аномии или трансформации социальных институтов именно такой подход может предоставить полезную информацию для масштабных и представительных обследований275 и может побудить к продолжению научной деятельности в этом направлении.

И, последнее, я хочу выразить свою признательность научному руководителю Виктории Владимировне Семеновой за глубокое содействие в творческо-научном процессе создания диссертации и коллегам по проекту: руководителю отдела исследований социальных трансформаций Елене Николаевне Даниловой, соруководителю проекта Светлане Гавриловне Климовой, соавтору Ирине Щербаковой, участникам проекта Карин Клеман, Татьяне Сергеевне Барановой, Ольге Николаевне Дудченко, Анне Николаевне Мытиль и главному идеологу проекта Владимиру Александровичу Ядову за творческое и глубоконаучное отношение к проблеме и благотворное влияние на мои представления о социологическом подходе в исследованиях и анализе.





Семенова В.В. Качественные методы в социологии // Стратегия социологического исследования.

В.А. Ядов, М., 2007.

Литература 1. Авраамова Е.М. Образование как адаптационный ресурс населения // Проблемы доступности высшего образования / Отв. ред. С.В. Шишкин. М. 2. Автономов В. Практики глазами теоретиков (феномен предпринимательства в экономической теории) // Предпринимательство в России. 1997. №4(11) 3. Агеев АИ. Предпринимательство: проблемы собственности и культуры. М., 4. Айзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. М., 5. Альмодавар Ж.-П. Рассказ о жизни и индивидуальная траектория // Вопросы социологии. 1992. Т. 1. № 2.

6. Американская социологическая мысль: Тексты. М, 1996.

7. Американская социология. М., 8. Андреева Г.М. В поисках новой парадигмы: традиции и старты ХХ1 в. // Социальная психология в современном мире. М., 9. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997.

10. Антипина Г.С. Теоретико-методологические проблемы исследования малых социальных групп. Л., 11. Афанасьев М. 1000 лет предпринимательства на Руси // Риск. 1991. № 2.

12. Ахиезер А.С. Россия – расколотое общество: некоторые проблемы социокультурной динамики // Мир России. 1995. № 13. Белинская Е.П. Идентичность личности в условиях социальных изменений / Дисс… док.психол. наук. М. 14. Березин Б.Б. Психическая и физиологическая адаптация человека. Л. 15. Берто Д. Полезность рассказов о жизни для реалистичной и значимой социологии // Биографический метод в изучении постсоциалистических обществ: Материалы международного семинара / Под. ред. В.Воронкова, Е.Здравомысловой. Труды ЦНСИ. Вып. 5. СПб. 16. Берто Д., Берто-Вьям И. Наследство и род: трансляция и социальная мобильность на протяжении пяти поколений // Вопросы социологии. 1992. Т.1-17. Биографический метод: история, методология, практика. / Под ред. Мещеркиной Е.Ю.,Семеновой В.В. - М. 18. Блинов А.О., Шапкин И.Н. Предпринимательство на пороге третьего тысячелетия.

М., 19. Бляхер Л.Е., Карпов А.Е, Панеях Э.Л. Изменение поведения экономически активного населения к условиях кризиса (на примере мелких предпринимателей и самозанятых) // Мониторинг общественного мнения: экономическое и социальные перемены. 2000. №3.

20. Большой экономический словарь. / Под ред. А.Н. Азрилияна. М.: Институт экономики РАН, 21. Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения/Пер. с фр.

М.М.Кириченко; Науч. Ред. М.Ф.Черныш.. - М.: Аспект Пресс, 22. Бургос М. История жизни. Рассказывание и поиск себя // Вопросы социологии.

1992. Т. 2. № 2.

23. Бурдье П. Начала, М, 24. Бурдье П. Социология политики. М. «Социо-Логос», 1993.

25. Бусыгин А.В. Предпринимательство. Основной курс: Учебник для вузов. М.:

ИНФРА-М., 1997.

26. Верховин В.И., Логинов С.Б. Феномен предпринимательского поведения / «Социологическое исследования. 1995. №27. Воронцова Т., Петренко Е. Смотрите, кто пришел (сегодняшний российский средний класс). 13.10.2004, http://bd.fom.ru/report/map/sk041001.

28. Гайдар Е. Государство и эволюция. М., 1995.

29. Ганжа А.О., Зотов А.А. «Гуманистическая социология Ф.Знанецкого» // «Социологические исследования». 2002. №3.

30. Гидденс Э. Десять тезисов о будущем социологии // Теория и история экономических и социальных институтов и систем М., 31. Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе / под ред. Вл.Иноземцева. М., 32. Голенкова З.Т. Россия: трансформирующееся общество. 2001.

33. Голофаст В. Три слоя биографического повествования // Биографический метод в изучении постсоциалистических обществ: Материалы междунар. семинара / Центр независимых социологических исследований. Труды. Вып.5. СПб. 1997.

34. Голофаст В.Б. Многообразие биографических повествований.// Социологический журнал. 1995. №1.

35. Гордон Л.А. Четыре рода бедности в современной России // Социологический журнал. 1994. №36. Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации. Мифы и реальность (социологический анализ) / Российская политическая энциклопедия, М.

37. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Национальный проект «Образование»: оценки экспертов и позиция населения. М., ЦСП, 38. Грушин Б.А. На перекрестке дорог, ведущих в будущие годы... // Куда пришла Россия.. Итоги социетальной трансформации / Под общ. Ред. Т.И. Заславской. М.:

МВШСЭН, 39. Гумплович Л. Основы социологии. СПб., 40. Давыдов А.Ю. Нелегальное снабжение российского населения и власть (1917-гг.): Мешочники. – СПб., 41. Давыдов Ю.Н. Российская ситуация в свете веберовского различения двух типов капитализма // Россия: трансформирующееся общество / под ред. В.А. Ядова М.:

Канон-пресс-Ц, 42. Данилова Е.Н. Изменения в социальных идентификациях россиян //Социологический журнал. 2000. № 43. Данилова Е.Н. Кто есть «Мы» в России и Польше // Россия: трансформирующееся общество / Ред. В.А. Ядова Вып. 1 М., 1993; вып. 2 М., 44. Данилова Е.Н. Социальные идентификации в трансформирующемся обществе // Социальные трансформации в России: теории, практики, сравнительный анализ /под ред. В.А.Ядова. М., 2005.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.