WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 29 |

Все челноки, так или иначе, сталкивались с сопутствующими бизнесу проблемами: недобросовестностью поставщиков, вымогательством и коррупцией, преступностью: «…были такие случаи, когда в том же самом Стамбуле, люди при покупке товара отдавали деньги, но товар не получали» (жен. 39 лет, домохозяйка, челнок, Москва). «На территории той же Турции, конкретно в Стамбуле, хотя не только там, - и в Польше, везде, куда ездили так называемые челноки, уже были организованы банды выходцев из Советского Союза, с Украины, из России, Из Молдавии и так далее… из Грузии, которые пытались каким-то образом, как они сами говорили, «наехать» на этих людей, вплоть до того, что просто, грубо говоря, дать по голове и отнять деньги. Это было кстати не редким явлением. У меня масса знакомых, которые попали в это дело» (жен. года, медсестра, челнок, Москва). «С таможней, конечно, всегда проблема. Большие проблемы. Там деньги любят. Это все у нас органы, начиная с милиции, все любят деньги» (муж., 44 года, грузчик, челнок, Нижний Новгород).

Мало кто мог сказать, что избежали прямого столкновения с подобными трудностями «никаких суперпроисшествий не было. Всегда была наслышана, что там рэкет отнимает деньги. Так издалека я видела, как на самом деле отнимают деньги». (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва) Борьба с внешними сложностями к самом начале, времени кооперации с коллегами еще предполагала совместную борьбу, противостояние сообща. Но с развитием конкуренции совместное преодоление практически исчезло: каждый сам за себя273.

Климова С.Г. Концептуализации роли «челнока» ее исполнителями // «Социс», №4, «Нам не встретилось ни одного рассказа, в которых упоминались бы попытки «челноков» дать отпор грабителям, а тем более,- дать организованный отпор». Климова С.Г. Концептуализации роли «челнока» ее исполнителями // «Социс», №4, Зарождение и разгул преступности среди внешних агентов в конечном счете включили в процесс регуляции государство: стали ужесточаться законы, появляться проверяющие инстанции, менялась налоговая система и пр.

Важно, что при сходности практик, были существенные отличия в стратегии развития деятельности челноков. В частности, изначально настроенные на большие приобретения, будущие крупные предприниматели (транзитивная биографическая модель) с самого начала ориентировались на прямую работу с производителями, предпочтение посредникам в общении с клиентом (крупные магазины, наемные сотрудники и пр.), поиск и сохранение постоянных партнеров среди поставщиков и реализаторов, крупные партии товара, вложение полученных прибылей в развитие бизнеса. «Были в салоне по покраске машин, и как-то случайно зашел разговор, и они (мастера) попросили привезти им из Польши малярный скотч. Привезли им скотч, на следующий раз они попросили привезти грунтовку и что-то такое, и муж, поговорив с компаньонами, они решили завезти партию этой грунтовки.

И завезли первую пробную партию. Сначала пошло очень плохо, даже както вот, расстроились, а потом, стали возить в Саратов, вот куда, в Волгоград, Ростов, и там пользовалось это просто бешенным спросом, и все. Мы с мужем не ездили по этим рынкам, по продажам, мы стали заниматься, вот этой оптовой доставкой. Т.е. у нас были клиенты в Саратовской области, в Волгоградской области, в Ростовской области» (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород). «Мой партнер …не пошел в подворотню где-то торговать, а официально его сдавал по каким-то ценам в крупные универмаги. начал сдавать в большие универмаги, что бы продавали они, потому что он брал хорошие качественные вещи» (муж., 39 лет, офицер, челнок, Москва).

Все это стало интуитивным прорывом к современным формам построения формальнорегулируемого бизнеса и его признаков, например, принятые сейчас повсеместно скидки для оптовых поставщиков и посредников, провозящих товар. Это еще одно подтверждение, что на практике неформально закладывались формы работы, которые уже были приняты в капиталистических странах. Практики обретали все более и более систематизированный вид.

Наиболее явно прообраз современного предпринимательства прослеживается на примере группы транзитивной биографии – крупных предпринимателях. Возможно, именно из-за того, что интуитивно или аналитично выбрали те особенности работы, которые выбрали, они и добились больших успехов, чем другие подгруппы.

Товар стремились закупать у производителей, причем желательно постоянных, а не у мелкооптовых торговцев, что обеспечивало некоторые гарантии и чуть более низкую стоимость, хотя и при больших организационных сложностях. Появилась возможность больше контролировать качество и быть уверенным в совершении сделки: «Со временем мы познакомились, и уже не ходили на рынок, а ездили прямо в дома к этим пани, которые они отстроили на наши деньги. Они уже нам откладывали под заказ» (жен. 44 года, учитель, челнок, Хабаровск). «Я понял, что сразу надо искать друзей, на мой взгляд, честных, среди турок, продавцов турецких, и в общем-то я не ошибался. Меня никто по товару никогда не обманывал, потому, что я с людьми как-то уже давно работал до этого» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва).

Представители группы транзитивной биографии – будущие крупные предприниматели – на практике заложили основы риск-менеджмента. С самого начала они «не складывали яйца в одну корзину», диверсифицировали бизнес, получали доход с двух и более направлений деятельности. Челночный бизнес не был единственным источником прибыли. Такая стратегия вела к снижению рисков и реализация социальной активности: «… занялся двумя видами бизнеса… челночество и …возил книги, когда бывал за границей, чемоданами» (муж., 44 года, офицер, челнок, Москва);



Еще одна важная особенность этой подгруппы – в работе со спросом.

Респонденты были изначально нацелены на большие объемы продаж. И сами товары нынешние крупные предприниматели выбирали эксклюзивные или хотя бы качественные, а не просто дешевый ширпотреб, т.е. интуитивно выбрали наименее занятый, низкоконкурентный сегмент рынка сбыта «Если ты не гонишься за дешевизной и понимаешь, на какой класс ты рассчитываешь, привезя сюда товар, т.е. можно привести типа китайских тапочек, например из той же Турции, и можно привести вещи близкие к Кардэну. И то и другое возможно в Турции» (жен. 44 года, учитель, челнок, Москва). «Он (партнер по челночному бизнесу) говорил, что ему надо и поставки его соответственно росли, потому что он ориентировался на публику с деньгами, а не на пенсионеров, которые могут китайские тапочки брать. Его бизнес рос. Он очень хорошо поднялся, когда лосины у нас были модны, он брал хорошие, красивые расцветки качественных лосин, тогда его оборот, как сейчас он был ну не долларовый миллионер, но рублевый это точно» (жен. 44 года, учитель, челнок, Хабаровск). «Сначала стали возить в основном, пилки, уровни, единственное, что стали возить этот товар из Польши. Вот, ну а в Польше где-то был товар из Китая, какой-то польский, вот. Но у них было очень красивое оформление, они были все аккуратные – не в пример нашим хозтоварам, и народ стал покупать» (муж., 44 года, офицер, челнок, Москва).

Кто-то сразу выбирал дорогие товары, кто-то постепенно, но со временем челноки разделились на сегменты по категориям товара, что всегда происходит при освоении нового рынка или его сегмента. «Я начинала с блузок. Ездили мы каждые десять дней. Все, что я привозила, у меня раскупали. Потом вроде решила торговать более дорогими вещами.

Стала торговать костюмами. Там разница в цене была незначительной, а здесь можно было продавать костюмы существенно дороже» (жен. года, медсестра, челнок, Москва). «Первая поездка была оправдана.

Конечно, пришлось долго реализовывать, но в конечном итоге все сложилось и стало развиваться дальше. Потом я стала возить мебель, потом – оборудование. Потом я стала принимать заказы на оборудование, Реализовывала. Ездила по магазинами, договаривалась.

Потом даже стала под заказ привозить оборудование для магазинов:

шкафы, холодильники. Раньше же магазины были не такие шикарные как сейчас супермаркеты. Раньше не было ни дренажа, ни холодильного оборудования – ничего такого не было, все привозилось из-за границы. И я мебель привозила из Турции» (жен. 44 года, медсестра, челнок, Москва).

Для сравнения покажем, что среди временных челноков было гораздо больше тех, кто выбрал и придерживался сегмента недорогих, особенно сезонных вещей, которые поначалу пользовались спросом, но требовали бльших усилий для извлечения прибыли (партии больше, тяжелее, больше мелких клиентов, больше времени на сбыт и пр.) «В Турции покупали ширпотреб дешевый, который легче было продать. Здесь легче было продать. И, в общем-то, мы его продавали. Продавали, мы зарабатывали деньги и ехали снова» (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО).

Представители транзитивной биографической траектории, ставшие мелкими и средними предпринимателями, в отличие от нынешних крупных, действовали мягче и медленнее, дольше анализировали и присматривались, стоимости ошибки считали выше. «В торговле попробовала себя, наверное, в 90-ом или 91-ом году и, в общем, то поначалу это было как-то от нечего делать. Было много свободного времени, а у мужа на работе появилось какой-то товар и я сказала, что я попробую как-то его реализовать вот он у вас лежит. Какая-то галантерея, даже сейчас не помню, ремни какие-то, и я с ними отправилась на ярмарку в Лужники. Она тогда ещ только-только появлялась, там было вс тихо. И как-то так начала я потихонечку выходить с этим товаром ну и почувствовали, что в семье появился какой-то прибыток лишний и деньги, ну и так постепенно-постепенно как-то вот вс это закручивалось» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва).

Сначала они либо становились реализаторами товара, чтобы попробовать на собственном опыта работу в новом бизнесе и получить средства для первой поездки, либо снижали психологическое и финансовое бремя первой поездки, выехав с друзьями/знакомыми. «Когда знакомые стали торговать, я вначале не полетела никуда, а просто мои знакомые мне дали товар, и я попробовала продать. Получилось неплохо.

Потом появились новые знакомые...» (жен, 44 года, медсестра, челнок, Москва).

Стартовый капитал челноков-средних предпринимателей на первую поездку был небольшим составлял от 300-2000 долл, реже до 5000 долл.

Вели бизнес челноки-средние предприниматели, в основном, полагаясь не на расчет, а на интуицию. «Интуиция. Исключительно. У меня есть художественный вкус, может быть, я за счет этого удачно попадала» (жен. 39 лет, домохозяйка, челнок, Москва).

Но они также стремились найти постоянных поставщиков, постоянных партнеров по бизнесу и другими средствами снизить издержки и риски работы. «Мы просто вместе ездили. Одной тяжело. У нас были колеса, и эти клетчатые огромные сумки. Но одной очень неудобно. Ни оставить вещи, ни подсказать, номера на двоих. В чужой стане сложно одному» (жен, 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар).





В конечном итоге ориентация на крупные партии и постоянные деловые отношения привела к монополизации рынка и дальше, к снижению доходов мелких и средних акторов рынка. Монополисты уже на другом, не микро-, а как минимум мезо-, а то и макроуровне, продолжатели трасформировать социальную среду, формализую предпринимательскую деятельность: «Наступило время монополий.

Прибыль была минимальной: снимали в Черкизово контейнер, все деньги уходили на жизнь. Решили с этим бизнесом закончить» (муж, 55 лет, администратор, челнок, Москва). «Ездят либо люди с большими деньгами, либо те, кто кооперируется, чтобы купить много товара. Либо не ездят вовсе. Для тех, у кого мало денег, выгоднее покупать здесь на оптовых базах и продавать» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва).

В дополнении в 1998 году произошла очередная буря в море социальной трансформации. Почти для всех респондентов переломным моментом стал дефолт 1998 года, когда все нужно было начинать «с нуля».

В зависимости от накопленного опыта, финансового положения и устремлений на дальнейшее достижение наши челноки снова выбирали поведенческую стратегию адаптации. Для многих дефолт стал одной из причин отказа от челночной деятельности и возврату к наемному труду (возвратная модель), многие «пошли дальше», перешли в разряд малого, среднего и крупного предпринимательства (транзитивная модель), а кто-то сохранил прежнюю модель, остался челноком. «Я сделала предоплату за дубленки, они мне пришли уже после дубленки. А по каким ценам их продавать – непонятно. Никто по новым ценам еще не покупал. Ну вот так. Убытки были, конечно. У кого оставались деньги в долларах, те не так пострадали. А я-то проплатила уже туда. Сделали предоплату.

Пришлось начинать, можно сказать с нуля» (жен, 44 года, медсестра, челнок, Москва). «После 98-го года, небезызвестный дефолт. Многие и я в том числе потеряли денег и стало не выгодно просто ездить» (муж., года, грузчик, челнок, Нижний Новгород). «Наступил дефолт в 98 году.

Сучилось, что подкосился наш бизнес во второй раз. В моральном плане дефолт на меня подействовал гораздо хуже, чем тот, мой личный крах года, потому что тогда был запас оптимизма. Я думала: "Ничего, я смогу, у меня получится". И оно действительно получилось. Я не буду сумму называть, но я действительно, очень большую сумму долгов отдала» (жен. 44 года, медсестра, челнок, Москва).

Все практики челночной деятельности, описанные челноками, особенно представителями транзитивной биографической траектории, ставшими впоследствии крупными предпринимателями, крайне напоминают особенности ведения бизнеса в современном обществе. Уже в 90х они проводили диагностику рынка, протомаркетинговые исследования, были ориентированы на длительные деловые отношения с постоянными партнерами, на минимизацию издержек, в т.ч. через крупные партии товаров, на неформальные, но сформировавшиеся в обществе юридические практики в отношениях с чиновниками, представителями власти и пр.

Массовость социальной группы челноков (1-10 млн. человек274) придавала практикам, проявленным по большей части интуитивно (т.к.

нам не встретилось ни одного упоминания об использовании профильной литературы по ведению бизнеса), большую значимость. А отсутствие опыта официальной предпринимательской деятельности в стране до начала 90х говорит в пользу того, что формирование современных социальных, трудовых и правовых отношений в описываемой сфере, происходило на основе, или, по крайней мере, с учетом, проявленных группой челноков практик.

Спонтанное зарождение преступности стимулировало создание правовых регуляторов: законов и практик работы правоохранительных органов. Движение от кооперации к конкуренции среди челноков определяло дифференциацию социальных отношений между профессионалами рынка, прото-предпринимателями в 90х и предпринимателями в настоящее время. Отношения с партнерами по бизнесу, поставщиками, и особенно реализаторами товара закладывали основу трудовых отношений в среде предпринимательства.

2.5. Выводы: челночество как социальный ресурс трансформационных процессов Исходя из активно-деятельностного подхода, на основе анализе имеющихся данных о челночестве и интерпретации биографических интервью с челноками мы делаем следующие выводы.

1. Совмещение деятельностного подхода с ресурсным позволяет анализировать детерминацию стратегий индивидуальных и групповых акторов и выявлять общие ресурсные характеристики отдельных социальных субъектов. Для челноков, в целом, такими общими ресурсными характеристиками стали опыт территориальной и профессиональной мобильности, неудовлетворенность материальным Неймышева Н., Гришин А.. Добить челнока! – Так правительство поможет легпрому. Ведомости, 19.12.2001. Иванов Д. Челноки вымирают. Кто придет им на смену РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 25(60), июля 2004 г., полоса положением и/или профессией.

2. Качественные данные, как центральный элемент методической базы исследования, позволяет выявить мотивацию стратегий поведения. В частности, в отличие от первоначального представления о вынужденном характере перехода советских граждан в челночество, был выявлен и достижительный мотив: стремление реализовать свои возможности в открывшихся условиях и укрепить свое благосостояние.

Анализ качественных – биографических данных, в отличие от количественных, позволяет детально и содержательно описать неформальные практики. В частности, становление рыночных отношений как формирование отношений между бизнес-партнерами, посредниками, поставщиками и пр.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.