WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |

Никаких моментов, что бы так менять жизнь… даже в мыслях не было» (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва); «в обычной, советской. Папа что-то на заводе работал, я уж не знаю там. Мама… ну что-то в лаборатории там… сначала ткачиха, потом лаборантка. Обычно нас воспитывали… Родители работали» (жен., 48 лет, учитель, челнок, МО);

«…Мои родители работали в воинской части, то есть это вот такая советская биография. Да, отец был участником войны и военнослужащим. Мать была просто рабочая. Образование было незаконченное какое-то педагогическое у нее, тогда еще, наверно, были педагогические училища, но она не закончила, поскольку… Я младшая в семье, и нас было, детей, четверо» (жен., 45 лет, сотрудник агентства занятости, челнок, Москва); «мама – директор школы и этого было достаточно, чтобы не травмировать маму и соответствовать ей. Папа тоже был учителем. Но он сначала был секретарем обкома в партии, потом пошел историю преподавать. Тоже в принципе преподавательская такая работа» (жен., 44 года, учитель, челнок, Хабаровск); «семья у меня простая. Из бывших крестьян. Бабушка, бабушка из бывших крестьян, а значит, потом они из деревни переехали в город Орехово-Зуево и всю жизнь проработали на Морозовских фабриках. Мама – сначала она работала кассиршей в магазине, а уже потом – значит, во время войны, она перешла работать на фабрики. А отец всю жизнь был водителем – шофером. Типичная семья в Орехово-Зуево. Типичная. Нас было четверо детей у мамы» (жен., 66 лет, учитель, челнок, Москва); «… Отец военный, мать – врач, брат еще, ну, правда, младше меня» (жен., 35 лет, секретарь, челнок, Хабаровск); «родители у меня обычные люди, обычная семья.

Отец у меня рабочий на заводе, а мать у меня всю жизнь со строительством связана. Еще есть брат в семье» (жен., 44 года, учитель, челнок, Хабаровск).

Большинство членов подгруппы высшее образование, т.е. высокий образовательный ресурс. Кто-то выбирал профессиональный путь сам, кто-то пошел по стопам родителей, кто-то вообще не получил образования, а кто-то, наоборот, окончил два ВУЗа: «на тот момент, когда я училась в институте Стали и сплавов, я себе совершенно это не представляла никакой перспективы я не видела, мне было это неинтересно, мне было это совсем не надо…Сейчас я думаю о том, что это было бы, наверное интересно получить такую профессию, но даже закончив тогда, я бы закончила в девяносто шестом году, я вряд ли думаю, что нашлось бы применение моим профессиональным знаниям» (жен., 55 лет, учитель, челнок, Москва); «в принципе, я продолжила путь родителей: технический Вуз, вычислительная техника-это как раз была та профессия моих родителей мне хотелось работать именно в этой области» (жен., 31 год, студентка, челнок, Москва); «профессию выбирал сам, никто мне ничего не навязывал, пошл своим путем, не как родители.

Я очень не хотел идти в армию, когда пришел срок. Собственно, поэтому и пошел в институт, поступил в строительный, на самую такую специальность, с низким конкурсом, вступительным баллом» (муж., года, челнок, Москва); «я закончила Московский технологический институт, имею диплом экономиста, ну, а дальше я получила второе образование. Учиться мне очень нравилось, институт я закончила в год. Можно сказать, что да (сомнение), в общем-таки собственный путь, частично, конечно. Но если профессией, то так настояла моя мама. Не могу сказать, что полностью собственный, конечно с ее помощью… меня именно направляли, не то, что я вот хотела и поступала туда, куда я хочу. Я хотела заниматься историей, филологией, а вот как пришлось заниматься совершенно другим» (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО); «поступила в университет, на философский факультет.

Закончила, и поступила в аспирантуру … продолжить путь родителей Пожалуй, нет, у меня был свой путь. Путь научного работника, который занимался этикой. У меня был свой путь, я хотела продолжить свой путь. Но жизнь распорядилась иначе. Скорее всего, так сложились обстоятельства, но я была очень рада тому, что они так сложились. Я стала научным сотрудником, этого не было в моих планах первоначально, когда я еще заканчивала тогда школу…» (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва); «закончила курсы машинописи и стенографии, затем я, по распределению, попала в училище железнодорожное, секретарем директора, проработала там, наверное, год. В это время, работая там секретарем, поступила в Педагогический институт имени Крупской. Это получилось случайно. Коллега по работе говорит, пойдем вот в этот институт, там можно, вот, как бы от училища пойти на заочное отделение, на мастера производственного обучения. Был такой факультет, он, наверное, и сейчас есть. Я решила, что не на мастера производственного обучения, а на факультет физики. Решение как-то так спонтанно, все быстро собрали документы» (жен., 48 лет, учитель, челнок, МО); «училась я на программиста, сначала я кончала Педагогический институт - физмат, а потом я кончала институт МИИТ, но по специальности как раз вот программирование. Мы были первый выпуск программистов – тогда еще вообще этот факультет только образовался и туда набирали именно с физматов. Очень хотела и, когда узнала, что там есть набор на эту специальность, то, не задумываясь, пошла» (жен., 66 лет, учитель, челнок, Москва); «я по профессии учитель начальных классов. У меня со школы было желание работать по этой профессии, я пошла в пед. Институт. Отучилась там, в школе поработала немного, потому что больше не выдержала, ну и зарплата очень маленькая» (жен., 44 года, учитель, челнок, Хабаровск).

Интеграция в первую профессию. Но в итоге все респонденты подгруппы приобрели высокий профессиональный ресурс. Почти все после обучения устроились работать по специальности и в интервью отмечали, что любили свою работу. А когда стали ездить челноками, многие старались сохранить прежнюю работу: «По необходимости материальной и положению. В результате, мысль о том, что можно както заработать на торговле, и остаться в науке, предложения друзей съездить там, в Польшу, например, купить вещи и отдать их сюда, на рынок. В результате, материально подняться, но остаться на своем месте». (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва); «У меня же тогда была нормальная работа, просто решил попробовать, мо не мо, не все же могут торговать» (муж., 43 года, челнок, Москва).

Глубокий анализ ситуации, преобладание позитивных оценок.

«Романтики». Период распада СССР респонденты подгруппы оценивают достаточно аналитично и немного отвлеченно, хотя и признают переломное значение для своей жизни. Возможно, высокий аналитический ресурс обусловлен высшим образованием респондентов и их интегрированностью в профессию. Характеристики этапа, по словам членов подгруппы, такие: время смены приоритетов и ориентиров, что повлекло за собой изменение сознания людей; период дестабилизации изменения уклада жизни людей; дефицит: «Первые ассоциации – это такая дестабилизация, потому что из такого размеренного, спокойного, понятного… мира Советского Союза, когда произошли.. ну крайне разительные изменения, перемены, вот, и отсутствие продуктов в магазинах, введение карточек, вот, и это было некоторым шоком как бы…скажем так…вот…ну, и все те события и девяносто первого года, это путч, и девяносто третьего года, и вот, как бы они очень запоминающиеся…» (жен., 55 лет, учитель, челнок, Москва); «изменения были видны, но в первую очередь они конечно затрагивали повседневную жизнь, бытовую жизнь, вот эти вот исчезновения продуктов, карточки, это было видно, это было то, что было на поверхности. Вот, ну, что касается большой политики, то ну вот то, что показывало… телевидение, вот, та информация и была» (жен., 35 лет, секретарь, челнок, Хабаровск); «дефицит кругом, голод полнейший, пустые прилавки…в магазинах нет самых элементарных товаров, не говоря уже о чем-то эдаком…Я вот сейчас вспоминаю, ужасно, многим тогда приходилось очень тяжело, и эти безумные очереди» (муж., 43 года, челнок, Москва); «…развал СССР… изменил сознание многих людей и мое в какой-то степени тоже» (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО); «самый переломный социальный момент, в нашей социальной жизни – это как раз начало реформ… вот этот восемьдесят пятый год, начало Горбачева, потом, вот изменения, все эти реформы девяностых годов, вот этот социальный такой взрыв, стресс, я не знаю, как его назвать… перестройка… Я не ностальгирую по временам, по советским временам, хотя там было масса положительного, но то, что, вот эти пустые полки, вот эти безумные очереди, это, конечно, ужасно выбивало …. (жен., 48 лет, учитель, челнок, МО).

Важная отличительная особенность этой подгруппы респондентов – излишне позитивные романтические представления о происходящих изменениях. Участники говорили о начале 90х как о времени свободы, риска, воодушевления, избавления от прежней «совковой» жизни:

«появилось свобода печати т.е. появились журналы «Новый мир», на сколько я сейчас помню, «Москва», «Новый мир», «Огонек»- они стали печатать то, что раньше можно было,..вот..., прочитать подпольно можно. Это вот сознание». (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО); «Единственное первое чувство – это какое-то… свободы! То, что вот, что-то изменится, может быть. Чувство, можно сказать так, что что-то изменится именно в лучшую сторону, на тот момент, по-моему, такое чувство было у многих. Что жизнь улучшится в целом» (жен., 42 года, продавец, челнок, Москва); «Сначала я оценивала как положительные. Даже сейчас я говорю своим студентам, которые приходят, что я голосовала против СССР. Я считала, что если СССР прекратит существование, то РФ будет жить намного лучше. Именно я знаю как финансист, экономист - это движение средств и, т.е. поэтому, я и голосовала против. У меня не было пессимистических ни каких ожиданий» (жен., 44 года, учитель, челнок, Хабаровск); «была ассоциация, действительно: о высоких перспективах, больших перспективах, свободы, демократии, развитии, разные. Которое развивало наше общество, к сожалению, другое не представляло. Вот. Ну, получилось все, так, как уж получилось» (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва); «Вы знаете, что я вспоминаю, хотя это уже давно прошло, вот что у меня было: это, конечно, эйфория в свободе, эйфория в свободе» (жен., 35 лет, секретарь, челнок, Хабаровск); «положительно. То есть вообще, конечно, общее впечатление – это положительное. Общее впечатление. … В любом случае, потому что появилась возможность выезда за границу, которой до этого не было никакой, в общем, положение было, конечно…общая оценка положительная» (жен., 66 лет, учитель, челнок, Москва);

«Изменения в стране меня не испугали.. Абсолютно, не напрягли….» (жен., 42 года, продавец, челнок, Москва); «Я была за перестройку, потому что совковая жизнь надоела. Хотелось чего-то лучшего. Всегда, когда что-то меняется, появляется надежда на лучшее. И я рада, что жизнь у нас изменилась. Стала такая как сейчас» (жен., 44 года, учитель, челнок, Хабаровск); «очень хотелось верить, ведь сначала-то мы все были открыты всему новому, каким-то переменам в жизни, даже были готовы что-то как-то для этого делать, нам же столько обещали» (муж., года, челнок, Москва).

Только некоторые, особенно представители старшего возраста, отмечали негатив: крах, хаос, вынужденную смену деятельности: «… время выбивания почвы из-под ног, люди оказались дезориентированы в жизни, и кто-то с этим смог справиться, а кто-то с этим и не смог справиться»; «ассоциируется с тем, что сразу практически развалился институт, в котором я работала практически всю жизнь. И он начал разваливаться. Начал разваливаться – нам перестали практически и зарплату выдавать и там, в общем, ерунда началась. Вот. После этого я ушла в частную фирму» (жен., 66 лет, учитель, челнок, Москва); «это был кризис и крах, не знаю даже, как сказать… Моральные, психологические трудности. Все разрушили. Был Советский Союз, стало ничто, стало не поймешь что. Вот эта приватизация обманная, неустойчивость вот эта такая и психологическая, и материальная, и… то есть, все ценности поменялись, ну вообще все поменялось! Можно сказать, жизнь встала вообще с ног на голову. Несмотря на материальные трудности, была надежда на перспективы, на то, что изменится ситуация» (жен., 48 лет, учитель, челнок, МО); «…Был полный хаос, было… ну я уже не говорю о том, что было воровство и грабежи. Конечно, реформы нужны были, но так, как их проводили, это никому не понравилось. Так не должно быть» (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва).

Средний материальный ресурс. Низкие бытовые запросы.

Материальный ресурс в подгруппе был средним, а с учетом невысоких притязаний, можно даже назвать высоким. Респонденты говорили, что не испытывали особых материальных трудностей в период распада СССР и сумели сохранить средний уровень жизни: «материальных трудностей не было, абсолютно. Мы легко как то проскочили этот момент. Это мы его проскочили как-то, моя семья. Тогда же люди и масла сливочного не видели, растительного не видели. Это я вот так оказалось, я работала в этой фирме, и четыре месяца я сидела в магазине. Там было все. И мы все это проскочили просто даже не заметили. Я даже соседям своим масло там привозила, ко мне приезжали с бутылками за маслом» (жен., 45 лет, сотрудник агентства занятости, челнок, Москва); «…мы жили тогда средненько, не испытывали острого недостатка в чем-то, не сказать, что бедные, но и до богатых, конечно, очень далеко. В стране по всем направлениям голод и дефицит. Мы трудностей, по крайней мере, с деньгами, не испытывали, но хотели больше, потому что цены везде росли, у нас с женой бывали временные подработки, вместе с основными местами…профессиональной деятельности…как-то крутились, искали выход…Эти подработки, я бы сказал, не очень-то существенно отражались» (муж., 43 года, челнок, Москва); «в этот момент материальных трудностей у меня совсем не было, т.к. в 85 году пришел Горбачев к власти, где-то в 87 он начал разрешать...а… кооперативы, индивидуально-предпринимательская деятельность, поэтому именно в тот момент у меня их не было, т.к. у меня муж возглавлял один из кооперативов. И тот период меня ни как не коснулся материально» (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО).

Только отдельные респонденты старшего возраста отметили наличие финансовых трудностей: «переломный момент наступил, когда рухнула… система социалистическая. Когда прекратили платить научным работникам деньги, когда нужно было думать о куске хлеба, что делать дальше, как жить. Как выживать. Материальные были, на что было жить, то есть в прямом смысле, это было большой проблемой.

Естественно, возраст у мужа был старше, он уже отслуживал свое, он вышел на пенсию, он не смог вписаться в эту жизнь. Ну, были достаточно большие материальные трудности» (жен., 50 лет, ст.науч.

сотр, челнок, Москва); «работа была тоже любимая, только я уже была не счастливым человеком, а озабоченным человеком. Ну, к сожалению, в материальном плане» (жен., 50 лет, ст.науч. сотр, челнок, Москва).

И довольные материальным положением, и испытывавшие финансовые трудности говорили, что хотели бы улучшения ситуации, т.е.

фиксировали профессиональные амбиции. Это можно считать высоким личностным ресурсом.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.