WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 29 |

Это потом уже, со временем стало понятно, что деваться некуда. Так на рынке и осталась. Я долгое время не могла окончательно смириться с тем, что так и буду на рынке торговать. Сейчас уже я к этому спокойно отношусь. (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Краснодар); «…Сейчас очень тяжело! Нас задушили налогами, арендой! Тогда этого не было. Мы чисто работали на себя. А на себя легче спланировать, чем на все государство (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва);

«мы всегда знали, что мы все продадим. И сейчас в принципе можно все продать по московской цене, если дело не идет. Тут дело в том, что тогда не было таких налогов, аренды; у нас не было киосков, мы стояли просто со столиком… Вложенные деньги мы всегда могли вытащить, продать можно было все, тут дело времени. А сейчас месяц прошел – надо за аренду платить, а деньги очень большие! Сейчас очень тяжело все спрогнозировать! Можно пролететь! Если будешь платить аренду, а вещи не продашь, то легче все бросить, а эти лишние деньги не отдавать.

Пусть лучше эти деньги лежат где-то в чемоданах, чем каждый месяц по четыре с половиной тысячи плюс еще налог отдавать! У нас много еще всяких лишних проплат» (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар).

И в будущее «индивидуальные предприниматели из челноков» смотрят с опаской, без оптимизма. Безусловно, в этом есть детерминирующая доля отсутствия аналитического ресурса. Сознательный прогноз не является опорой для уверенности в будущем, да и для самооценки респондентов тоже: «лучше было, конечно, вначале. Потому что там и аренды не было, не было такого количества торгующих, конкуренция была меньше.. сейчас очень много рынков и магазинов, уже перенасыщение! Очень много социальных магазинов! Цены очень низкие, не понятно, откуда они этот товар берут! Мы по таким ценам даже не закупаем, по каким они продают! Конкуренция большая» (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар); «вначале было легче, сейчас, я считаю, этот бизнес умирает, на рынке точно.. С каждым днем, с каждым годом становится все хуже и хуже» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Краснодар); «…Товар на рынке стоит столько, сколько и в магазине.

Поэтому люди, делая выбор между рынком и магазином, чаще выбирают магазины. Мне вообще кажется, что скоро рынки самоликвидируются, потому что в них не будет нужды» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Хабаровск); «Торговля плохая, не видишь результатов своего труда. Ты вкладываешь в это свои деньги, половину выплачиваешь, половина остается у тебя в остатках.. Если раньше я обходилась без кредитов, то сейчас нет. Я думаю, что надо уходить в магазин с рынка. Все свое здоровье оставили на рынке, стояли и в холод.. Но бросить торговлю я не могу. Может, я и оставлю свою «точку» на рынке, если его не закроют…» (жен., 36 лет, плановый отдел, челнок, Нижний Новгород).

И в ходе работы представители подгруппы не приобрели, судя по их ответам, особенных ресурсов. Личностный ресурс остался низким: люди не ощущают себя на своем месте. Профессии своей стыдятся, хотя и стараются компенсировать: «мне себя жалко. Потому что, если бы все не развалилось, то лучше бы я работала там, где работала до этого. И этот челночный бизнес мне не нужен был бы совершенно! И была стабильность. Сейчас уже у меня дети выросли. Старшая дочь закончила институт, младшая еще учится, надо платить деньги за это. Раньше была возможность отправить детей в лагерь, а сейчас не все имеют такую возможность, не находят на это средств. Защищенности сейчас никакой нет. Я жалею о том времени» (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар).

Главное достижение – материальное благополучие. А материальный ресурс удалось поднять. Он и стал самым главным, если не единственным фактором, уверенно позволяющим оценивать последние лет челночной торговли как, все-таки, успешный, пусть и не максимально, период жизни: ««То, ради чего я пошла торговать на рынок, я добилась:

смогла купить себе квартиру, квартиру дочери. Дочери дала образование.

Сделала ремонт, обставила мебелью квартиру. В принципе мы сейчас живем нормально, ни в чем себе не отказываем. Конечно, мы не богачи какие-нибудь там, но на хлеб с маслом нам хватает. Живем, не жалуемся.

Но, все-таки, сейчас по сравнению с прошлыми годами торговать становится все хуже и хуже, торговля на рынке медленно сворачивается» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Краснодар); «В жизни были переломными, когда я смогла позволить купить первую свою квартиру. Это и был переломный момент, т.к. это придало мне уверенности, что я могу покупать глобальные вещи. Это независимость!» (жен., 35 лет, домохозяйка, челнок, Нижний Новгород).

«Стал иметь деньги, купил хорошую машину – японку, быт наладился. Живу – не тужу. кто был друзьями, тот и остался.

Конфликтов на этой почве у нас не было. Потому что это приносит мне прибыль и моральное удовлетворение. Буду челноком, пока не надоест» (муж., 45 лет, майор, челнок, Хабаровск); «Вы знаете, с одной стороны, это было неприятно, что хотя врачи и учителя остались в таком положении, которому не позавидуешь, но с другой стороны, выход всегда оставался. Не было безнадежности, что все жизнь кончилась, я вот могу только преподавать биологию, и больше я не могу в этой жизни ничего, для меня пути навсегда отрезаны, нет, оставили очень много. И те, конечно, кто очень бойкие, энергичные, хорошо сходятся с людьми, умеют контактировать, они, конечно, всегда, найдут себе новое занятие, сумеют адаптироваться к новым условиям, а те, кто – нет, ну, печальные случаи тоже есть» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва).



Круг общения либо широкий, либо узкий (семья и близкие коллеги). Коммуникативный ресурс большинство челноков не сделали высоким. Часть членов подгруппы, имеющие свои семьи, поддерживают узкий круг общения: только с близкими друзьями и родственниками:

«Семья, прежде всего, … соседи, и надежные, проверенные друзья, которые с детства. С мужем, мы вместе всегда принимаем решения, и по жизни так и идем, вместе и советуемся друг с другом, мы с одной стороны такие одинаковые, с другой – такие разные, и это уже два мнения считается…». Поддерживать, если только морально, кому пожалуешься, но это опять же старые друзья, они выручали… я не одна! Если вдруг что, я заболела, я знаю, что муж выйдет на рынок, у нас этот день не пропадет. Мы поддерживаем друг друга. У нас можно сказать – это микрокомпания» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва); «Мама по родству, а муж… Я действительно нашла своего по душе, наверное, это моя половинка вторая. Подруга – своя, если уже и временем проверены, характеры подходят, можем друг другу уступить. Это очень узкий круг.

Это получится только муж и подруга. Они всегда поймут, не осудят, помогут» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород);

«Мама по родству, а муж… Я действительно нашла своего по душе, наверное, это моя половинка вторая. Подруга – своя, если уже и временем проверены, характеры подходят, можем друг другу уступить. Это очень узкий круг. Это получится только муж и подруга. Они всегда поймут, не осудят, помогут» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «Близкие подруги с пониманием отнеслись ко мне. Потому что они знали, в каком я положении нахожусь, и что мне никто помощи не окажет и рассчитывать не на кого. Наоборот, они меня поддерживали.

Некоторые даже удивлялись, как это я решилась на такой отчаянный шаг» (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород).

Для этой части индивидуальных предпринимателей из челноков друзья из нового профессионального сообщества – редкость, более характерны отношения на расстоянии. Основной критерий отбора редких друзей из челноков – это уровень образования и внутренней культуры:

«Что касается друзей, то особо близких у меня не появилось. В основном все с кем знакомилась, это по роду работы, то в поездки вместе ездили, то здесь на рынке общаемся. Среди них всякие люди встречаются, есть те, кто с образованием, о ком можно и о театрах поговорить, а есть и попроще. Но, особенно близкие отношения я ни с кем не завожу» (жен., года, НИИ, челнок, Нижний Новгород); «Круг общения, наверное, расширился. Но те люди, с которыми я познакомилась на толчке, да и те знакомые, которые появились у меня с поездки, они по-настоящему не стали моими друзьями. Все друзья остались только с работы, с универа.

Поэтому, не знаю, как сказать расширился или сузился. Чисто внешне, может, и расширился, но близких людей все равно больше не стало, скорее, наоборот, с возрастом ощущаешь, что их становится все меньше и меньше. Поэтому, как-то стараюсь поддерживать с ними связь, общаться, не теряться» (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород).

Вторая часть челноков, которые коммуникативный ресурс все же расширили, усилили за счет челночной деятельности, но их личная жизнь не сложилась. Коллеги составили основу их круга общения: «Челноки – это товарищи, конечно. Даже с теми, кто занимается таким же товаром, тоже хорошие отношения. Всегда придут на помощь.

Например, если едут с нами мужчины, то помогут тяжести поднять. И просто вечером пойти в кафе поесть одной нельзя, опасно. А в Стамбуле и сумки вырывают и прочее. Если идешь с мужчиной, то спокойнее, поэтому в нашей группе всегда есть мужчины, которые с нами летают.

Предупреждают друг друга об опасности» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «Все ближайшие, вот нас пять человек в компании. Мы вместе в сауну ходим, на шашлыки. Ощущаю ли я себя их конкурентом или товарищем По-разному. Когда привезут такой же товар, то поругаемся и помиримся потом. Конечно. Вот мне что-то нужно, а соседка поехала, я прошу ее привезти мне. Друг для друга мы привозим. Если где-то задержишься, можешь тоже попросить, чтобы грузчики вывезли мой товар из камеры хранения. Могут также за киоском моим присмотреть и даже продать, если я отлучилась. Здесь уже сложившийся коллектив. Везде и всегда примерно все было одинаково. Каждый, кто через это прошел, все понимают. Всегда друг другу помогали. Я считаю, что одинаково. Что в НИИ у нас был коллектив пять человек, что здесь ближайшие пять человек» (жен., года, НИИ, челнок, Нижний Новгород); «Масса знакомых появилась, жизнь кипит, с некоторыми самыми хорошими друзьями снова посиделки дома устраиваем. Я почти каждый день стараюсь позвонить людям из нашей небольшой компании, чтобы узнать как у них дела. И они все также» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Хабаровск).

Интеграция в сообщество. Неоднозначное описание ингруппы.

Сообщество челноков наши респонденты представляют себе и описывают для нас довольно дробно, как и положено в ингруппе: все челночное сообщество, по заключению «постоянных» челноков, сообщество неоднородно. Есть челноки «первой волны» (начало торговой деятельности 1992- 1993 гг.) - «профессионалы» своего дела, имеющие стаж работы не менее 10 лет. Они сами покупают и реализуют товар;

челноки «второй волны» (1999 г. – на момент проведения исследования) – «непрофессионалы», молодые люди, не имеющие опыта. Респонденты охарактеризовали их следующим образом: крайне амбициозные и наглые.





Отношения между двумя этими группами респонденты охарактеризовали «напряженными»; «Реализаторы» – «торгаши», люди ограниченные, с низким уровнем культуры. Они испытывают крайнюю антипатию у респондентов; «Крупные предприниматели» челноки, которым удалось «раскрутиться» в начале 90-х гг., сейчас хозяева торговых точек.

Вызывают у участников опроса «скрытую» зависть; «Приезжие» челноки – китайцы, вьетнамцы, украинцы, «лица кавказской национальности». Эту группу характеризует высокий уровень взаимной поддержки, сплоченность. По словам участников опроса, появление на рынках «приезжих челноков» способствовало росту конкуренции.

Представители стабильной биографической траектории преимущественно входили в челночный бизнес вынужденно и с низкими ресурсами: родители «как у всех», материальное положение слабое, инертный, ведомый стиль принятия решений (выбор образования, профессии, перехода в челночество), слабая информированность и довольно слабые способности к анализу ситуации. Все это существенно усложняло успешное укрепление благосостояния.

У большинства, даже чаще, чем у будущих средних предпринимателей, в жизни произошла трагедия (развод, болезнь или смерть близкого и пр.), которая, вероятнее всего, существенно стимулировала мобилизоваться.

И, вероятно, именно из-за этого, а также, возможно, из-за наличия успешного ведущего (ведущих) респонденты перешли в челночный бизнес и значительно усилили свой материальный ресурс, что стало главным фактором успеха периода работы в челночном бизнесе.

Представители стабильной биографической траектории преодолели дефолт 98-го и на момент исследовании имели организованную систему функционирования бизнеса. То есть, они за период работы челноками существенно усилили материальный и организационный ресурс.

2.3.3. Временная (возвратная) биографическая модель Группа челноков, для которых челночество осталось просто временной жизненной ситуацией, «проходным этапом».

В этой группе 10 челноков, только 1 мужчина и 9 женщин из Москвы, Московской области, Хабаровска. До перехода в бизнес были студентами, научными сотрудниками, учителями, секретарями и пр. Преимущественно с высшим образованием.

После 2-6 лет в челночном бизнесе в основном вернулись в работу по найму. И должности также очень разнообразные: администратор в частной школе, служащий банка, специалист, учитель, доцент, секретарь, безработный и пр. На начало работы в челночном бизнесе самой молодой исполнился 31 год, самой старшей – 55.

Обладая в целом средней выраженностью всех основных ресурсов, члены подгруппы видели ситуацию «в розовых очках» и стремились реализовать конкретные цели (избежать снижения дохода, достичь финансовых успехов). В процесс работы респонденты столкнулись с трудностями, и, успев реализовать цели, вернулись к прежней профессиональной деятельности (высокоценной для них).

Сильная родительская семья: высшее образование, стабильное материальное положение. Ресурс родительской семьи у так называемых «возвращенцев» был аналогичен стабильной модели челноков, но чуть выше. Респонденты подгруппы характеризовали семью, в которой выросли как простую советскую, среднестатистическую, со средним уровне дохода. Но родители многих участников меняли профессии, демонстрируя ресурс профессиональной и территориальной мобильности, чаще всего успешный, т.к. родители повышали свой социальный статус, получая одно или два высших образования, семьи военных часто меняли место жительства: «Мои родители – инженеры, в таком, в советской смысле слова, у мамы два высших образования и у отца – два высших образования, у мамы – педагогическое и она программист по второму образованию, а у отца экономическое и Институт культуры – первое было образование и второе экономическое. Вот, он инженерконструктор, всю жизнь проработал в НИИ, так называемом «ящике», закрытом институте, а мама всю жизнь проработала программистом тоже в различных научно-исследовательских учреждениях» (жен., 66 лет, учитель, челнок, Москва); «мама, папа и сестра - четыре человека в семье, естественно бабушки присутствовали обязательно. Одна из бабушек, конечно, отложила. Они меняли профессию, вообще-то инженеры, потом мама работала и в гостинице, когда сестра родилась, а потом страховым агентом» (жен., 42 года, продавец, челнок, Москва);

Возвратная биографическая модель «Можно сказать моим воспитанием занималась: моя бабушка года рождения, моя мама, которая работает в институте, ее подруга (ближайшая) тоже очень много уделяла внимания мне, и все уделяли внимание по-разному. Если у бабушки было типично патриархальное воспитание, то у мамы несколько другое. И я еще в очень близких отношениях, (дружеских) была с ее подругой, которая является преподавателем теоретической механики, кончила МГУ. А можно частично сказать т.е. если мой папа был автослесарем и имел где-то, ну может быть 8 классов образования, то моя мама техникум окончила, институт и постоянно училась и совершенствовалась, поэтому можно сказать, что (заминка) если отец мой, и в настоящий момент есть такой, умный от природы, но не имеющей образования, то моя мама, вот, постоянно совершенствовалась» (жен., 44 года, ассистент кафедры НИИ, челнок, МО); «в семье служащих, было 4 человека. обеспечена достаточно хорошо. Воспитывали в классических нормах, с преданностью Родине, честностью. Это была типичная такая, советская семья. Положительная семья, я в некоторой степени продолжила традиции семьи, муж военный, как и мать, вышла замуж за военного. Я знала, что все будет обеспечено, все ясно достаточно.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.