WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |

Гарантий никаких не стало. … деньги ничего не стали стоить. К тому же я работала с дефицитом, ничего на прилавках в магазинах не было, а у меня все это было на складе. Если бы не произошла перестройка, я так бы и продолжала, наверное, там же работать» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «пустые полки! С детьми по очередям, талоны отоваривали! Как раз, когда я вернулась к родителям, начался переворот, 1991 год – ГКЧП было! Я уехала от мужа с двумя детьми, было плохо и материально, и морально…. ни денег нет, ни квартиры! … Открытые границы нас не касались. Если нам нечего было есть, то эти границы для нас были далеко совершенно» (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород); «этот период ассоциируется у меня с тем, что жизнь стала намного тяжелее. … профессия … доярка перестала быть востребованной. Ну, вообще я не очень, не очень была рада тому, что Союз развалился. Сначала трудностей не было материальных, а потом появились, потому что я стала сидеть дома с детьми, ну, муж, видимо, почувствовал, что я не могу сейчас зарабатывать деньги, быть самостоятельной и тоже стал приходить навеселе и на работу… Многим не нравился развал Союза, потому что у всех были насиженные места, тем более это больше всего отразилось не на городе, а на деревне, вот где такие рабочие специальности. Колхозы развалились. Ничего никому не надо, стала разруха. А мест больше нет, отсюда, ну что, нищета, бедность» (жен., 50 лет, доярка, челнок, Хабаровск); «профессия меня перестала привлекать. Армия советская перестала быть кому-то нужна. Нас стали сокращать, зарплату урезали совсем донельзя. Кому ж такое понравиться. К власти в части пришли новые люди. Я тогда уже в Хабаровском гарнизоне служил. На Большом аэродроме. Такой бардак был. Ну, я и решил уходить. Заработная плата была грошовая. У меня двое сыновей, алименты надо было платить. С женой я разошелся как раз тогда… Такой кризис был, морально было тяжеловато, еще и расставание с детьми. Неоднозначно…» (муж., 45 лет, майор, челнок, Хабаровск); «перестройка. В тот момент, когда в стране началась эта перестройка, я была уже кандидатом наук, получила диплом старшего научного сотрудника, у меня было очень много статей. Потом, меня назначили заведующей секцией по разведению крупного рогатого скота. В перестройку мы столкнулись с тем, что пришлось тратить свои собственные деньги на то, чтобы кафедра как-то продолжала существовать, развивать свою тему, делать эксперименты. Коллектив был очень хороший, но удержать всех, конечно, не получилось. И люди постепенно стали уходить с института «. (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород); «никаких у меня надежд на перестройку не было. Я уже тогда понимала, что все хорошее не может так начинаться. Потом стало очевидно… зарплата в гос.учреждении просто не позволяла жить, и даже выживать не позволяла… Когда начались все эти перетрубации в стране, мы как раз с мужем разошлись, я вообще одна осталась. Тяжело было первое время. Плюс в стране все эти перемены, рубль падал, продукты исчезли. В общем ситуация была критическая. Вообще, что и говорить тяжело было в тот момент. Но в материальном смысле тогда было очень тяжело. Главное, что никакой опоры и особенной поддержки со стороны мне никто не оказывал. Все приходилось тащить на своих плечах…. когда весь Союз стал распадаться, особенно после резкого падения рубля, всех этих путчей, надежды практически не осталось» (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар).

Единичные положительные высказывания о возможностях, которые открывал распад СССР встречались, но, как правило, сразу дополнялись негативом: «с одной стороны, было жалко, что вся наша жизнь рушится, а что будет – неизвестно. А, с другой, думали, будет лучшая доля» (муж., 45 лет, майор, челнок, Хабаровск); «чего-то ждала, сначала думала, что изменения в лучшую сторону направлены. Надеялись, что перестройка привнесет только положительные моменты. А потом, когда весь Союз стал распадаться… надежды практически не осталось» (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар); «…начали обо всм говорить, свободная пресса – это, конечно, вс вот в конце 80-ых годов. Это, конечно, вс было замечательно, то есть когда стали по-другому рассказывать об истории нашего государства, обо всех так сказать событиях прошедших, о людях, это вс было очень интересно, то есть какая-то вот это болото немножко раскачалось, но не немножко, а очень здорово» (жен., 44 года, строитель, челнок, Москва).

Представители младшего возраста иногда позволяли себе более восторженно положительные оценки перспектив развития успешной предпринимательской деятельности, но также недетализованные, не похожие на аналитику: «я считаю, что было очень здорово! И люди могли позволить себе все на тот момент жизни купить. В то время, 91-92 года, вспомните, как у нас покупали все пенсионеры тогда, у каждого практически пенсионера, вернее, каждый пенсионер мог позволить себе купить аппаратуру, телевизор, практически проблем не было. Люди шли, покупали какую-то бытовую технику, то есть они не задумывались, они не копили на тот период времени денег, мне кажется. Мне кажется, мы стали жить лучше, то есть условия жизни улучшились. Всплеск какой-то что ли, всплеск… Люди жили всегда серо, а тут какой-то всплеск произошел…» (жен., 36 лет, плановый отдел, челнок, Нижний Новгород);

«эти изменения произошли, когда я закончила школу, поэтому я об этом даже не задумывалась. Я поступила в институт, началась студенческая жизнь, для меня все это было неважно. Я вращалась среди таких же людей как и я… Не было такого, что сначала родители много зарабатывали, а потом вдруг перестали…. По крайней мере, для меня все это прошло как-то спокойно» (жен., 35 лет, домохозяйка, челнок, Нижний Новгород); «…мне перестройка помогла получить больше выгоды» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Краснодар).



Неуверенность в своих силах, мало амбиций. Средний или даже низкий уровень личностного ресурса подтверждается еще и самооценками.

Респонденты подгруппы о себе говорят, что им необходимо опереться на кого-то, очень важно отношение окружающих, поддержка близких, что они не желают брать на себя какую-либо ответственность: «если бы я обладала какими-то руководящими способностями, то вс это конечно можно было сделать более интересно, может быть какую-то крупную организовать фирму, но мне никогда не хотелось командовать людьми, никогда не хотелось сажать под себя людей, чтобы так сказать распоряжаться, ну, не было никогда наклонностей к этому, поэтому вот бизнес остался очень маленьким, мы его обслуживаем вдвом, с мужем, не хотели бы чтобы это было что-нибудь такое большое» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва). «Большой бизнес это большие проблемы, это очень большая занятость» (жен., 44 года, строитель, челнок, Москва).

Отметим, что в подгруппе на общем фоне негатива и инертности все же были отдельные люди, которые проявляли характер и сильноресурсный личностный выбор. Например, женщина-строитель, которая решила, что ее ситуация при потере работы не настолько тяжела, как у иногородних и «как москвичка решила, что держаться … особенно не за что и уволилась, оставив место людям, которым оно было больше нужно. Ну, и какое-то время сидела дома, а потом от нечего делать какой-то начался…, началось какое-то движение в единственном, по-моему, в то время возможном направлении для нас – торговля. Ну и как-то потихонечку, что-то начало получаться, так потихонечку появилось сво дело» (жен., 44 года, строитель, челнок, Москва).

Постепенное вхождение в бизнес. Инертные в выборе, ведомые, следующие за ситуацией и материально необеспеченные, члены подгруппы очень медленно и аккуратно входили в челночный бизнес.

Сначала они брали товары на реализацию или работали младшими партнерами, т.е. максимально снижали риски вхождения в новый бизнес:

«…по началу, перед тем как ездить, я брала товары на реализацию у арабов. Было очень много арабских фирм, и я просто брала, продавала эти товары, а что не могла продать – то, просто возвращала обратно.

И вот так собирались деньги. И тогда я помню, у нас в квартире было все просто завалено коробками» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва); «в торговле попробовала себя, наверное, в 90-ом или 91-ом году и, в общем, то поначалу это было как-то от нечего делать. Было много свободного времени, а у мужа на работе появилось какой-то товар и я сказала, что я попробую как-то его реализовать вот он у вас лежит. Какая-то галантерея, даже сейчас не помню, ремни какие-то, и я с ними отправилась на ярмарку в Лужники. Она тогда ещ только-только появлялась, там было вс тихо. И как-то так начала я потихонечку выходить с этим товаром ну и почувствовали, что в семье появился какой-то прибыток лишний и деньги, ну и так постепенно-постепенно как-то вот вс это закручивалось» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва); «работая еще на заводе, я начала ездить в Польшу с баулами, по выходным, брали больничные, отгулы, отпуска. Мы брали здесь товар (электротовары, инструменты…) и везли его в Польшу на продажу за доллары» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «… пошла торговать. Работы (другой) нет! Пошла продавцом работать на рынок, продавала маргарин, майонез на улице. Холодно было, морозы! Но деньги были, на рынке каждый день дают зарплату, можно было что-то сразу купить. Так я работала два месяца, а рядом со мной торговала женщина одеждой. Она мне и говорит, что ты на хозяина работаешь, давай сама» (жен., 43 года, НИИ, челнок, Нижний Новгород); «один из моих бывших институтских приятелей основал контору, типа нынешнего турагентства. И начал нас звать ездить помогаями, кирпичами еще называют. Т. е. всего - навсего надо было на границе сказать, что одна из сумок твоя и протащить через кордон. Я решила так поехать.

Сложности с паспортом были, потому что отец военный. Поэтому первый раз я не поехала. А потом нормально. Мы помогали провозить товар, себе немножко брали, Китай смотрели. Нам еще за это сначала платили. Так я ездила года два» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Хабаровск); «для меня изменения прошли плавно, т.к. многие знакомые уже ездили за границу челноками. Материальных трудностей мы не испытывали. У меня зарплата тоже по тем временам была хорошая, я была начальником. Это потом эти деньги ничего не стали стоить. К тому же я работала с дефицитом, ничего на прилавках в магазинах не было, а у меня все это было на складе. Если бы не произошла перестройка, я так бы и продолжала, наверное, там же работать» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород).

Для полноты картины отметим, что высокие риски перехода в челночный бизнес респонденты отмечали, но это был, скорее эмоциональный страх: «Шаг рискованный. Можно потерять ведь сразу все. Кстати, и такие примеры были тоже, когда человек отдал все свое последнее и у него это все в одночасье пропадает» (жен., 43 года, библиотекарь, челнок, Хабаровск); «рискнула просто. Страх, я боялась, что влезу в долги, потому что нужна была большая сумма по тем временам, чтобы съездить за границу, а мне было тогда всего 21 год» (жен., 44 года, строитель, челнок, Москва); «риск! А еще сколько раз все пропадало, отправляем (вещи) авиа-карга или авто-карга, товар иногда не приходит» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород).





Психологические сложности вхождения в бизнес и проблемы индивидуальной адаптации к рискам. Несмотря на действия по снижению рисков вхождения в бизнес и в большинстве случаев невысокой ценности прошлой профессии269, представители подгруппы довольно болезненно привыкали к новому виду деятельности. Причиной в первую очередь служило негативное отношение к частной торговле со стороны социума: «торговля в, то время казалась мне таким плебейским делом и вообще я как-то достаточно презрительно относилась к этому, то есть о поступлении, например, в какой-то торговый институт, Плехановский, как-то это мне казалось – неправильно. Но вот дорожка потом вывела вс равно» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва); «сначала было стыдно ужасно, потому что я никогда не собиралась стать продавщицей или торгашом! но все же хотелось еще заработать» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «вы понимаете, приходилось учиться у женщин и еще я, майор запаса, и тут вдруг челночник. Такие психологические были трудности. Но я их преодолел, эти препятствия» (муж., 45 лет, майор, челнок, Хабаровск); «морально было очень тяжело.

Но, в то же время, я понимала, что детей надо учить» (жен., 57 лет, См. по Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: структура, генезис и условия становления.

Дисс… докт. Псих.н. М. 2001 стр. госслужащая, челнок, Краснодар); «даже одна мысль о том, что я буду потом стоять и торговать на рынке – меня пугала, я не чувствовала в себе сил это делать. Мне казалось тогда, что я к этому просто не готова. все равно, долгое время я не решалась на этот шаг» (жен., года, библиотекарь, челнок, Краснодар); «… пока я нашла свою нишу – это очень тяжело, чисто психологически тяжело, чисто морально. А так, я 25 лет на одном месте проработала: как после техникума пришла, так все время в Управлении связи и проработала. Ситуация заставила выживать… год проплакала. … (жен., 57 лет, госслужащая, челнок, Краснодар); «поначалу, когда я стала этим заниматься, было очень стыдно, никому я своим друзьям не говорила, что я этим занимаюсь, както вс это держалось в секрете. А потом постепенно, уже, наверное, может быть с возрастом, человек же мудреет постепенно, понимает, что не место красит человека, а человек – место. На любом месте можно оставаться нормальным человеком, развиваться и так сказать расти духовно. Профессия торговли не мешает этому, а поначалу я старалась даже не рассказывать никому о том, чем я занимаюсь, но тем таким близким подругам, которым я рассказывала, все относились с пониманием, потому что, никто так сказать не решался присоединиться ко мне, но в принципе все относились нормально» (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва).

Построение системы бизнеса. Но к моменту проведения исследования практически все респонденты подгруппы рапортовали о наличии отлаженной системы бизнеса, работающей, хотя и требующей от них усилий, т.е. организационный ресурс или личностный ресурс к мелкому менеджменту члены подгруппы к настоящему времени реализовали на практике. Они сумели пережить дефолт 1998 года и в условиях ужесточившейся рыночной конкуренции получают прибыль, хоть и в меньшем размере, чем в начале 90-х: «…вс стало намного тише, то есть торговля стала намного, обороты все, собственно у всех был такой провал после дефолта. Я думаю процентов 25-30 от того, что было раньше. Но это у меня как у мелкого предпринимателя, а у крупных предпринимателей совершенно другие объмы. наверное, никто не мешал, и …только, …своя семья помогала. В общем, то муж оставался дома с детьми, я же уезжала на целую неделю (жен., 48 лет, учитель, челнок, Москва); «…рынок насыщен, поэтому можно за одну поездку стать нищим – привезешь не тот товар и все. Много средств нет, бывает так, что на поездку в Турцию забираешь дома все деньги» (жен., 45 лет, начальник бюро, челнок, Нижний Новгород); «Тогда все было намного проще и легче, чем сейчас. Сейчас более развита конкуренция, все сложнее, больше проблем. Я не разочарована своим бизнесом, но стало все сложнее» (жен., 36 лет, плановый отдел, челнок, Нижний Новгород); «Да и вообще спрос на товар был. Тогда еще столько магазинов, сколько сейчас не было. Поэтому люди в основном отоваривались на рынке. Что и говорить, торговля шла полным ходом. Это не то, что сейчас. Вот мы с вами уже больше часа сидим и всего несколько покупателей подошли, да и то ничего не купили. Сейчас, практически вообще нет торговли. Очень мало покупают. Люди стали больше покупать в магазинах, а не на рынке, потому что цены практически одинаковые. Мы с мужем по очереди выходим через день торговать. Работать начинаем не с 6-7 утра как раньше, а только с 10-11, и где-то до 3-4 дня. А иногда бывает, торгуем, а покупателей вообще нет, тогда просто закрываемся и уходим. Одно могу точно сказать, по сравнению с тем периодом, когда я только начинала торговать, ситуация изменилась в менее благоприятную для меня сторону. Как дальше будет и загадывать страшно. я и подумать не могла, что так втянусь в торговлю. Первое время мне все казалось, что вот я еще немного поработаю, подкоплю денег и брошу. И так было на протяжении нескольких лет. Это потом, я постепенно втягивалась, привыкала и привыкала. Нет, когда я только начинала этим делом заниматься, в планах у меня не было торговать постоянно, как сейчас.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.