WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |

Неполные семьи. Многие респонденты подгруппы выросли в неполных семьях, в семьях с драмой – уход из жизни родителя, уход из семьи, травмирующая невозможность самореализоваться, - что, возможно, стало фактором, подталкивающим к активной компенсации: «Мама из-за нас, детей загубила свою профессиональную карьеру, не написала диссертацию. Она была очень хорошим хирургом» (жен, 39 лет, декрет, челнок, Москва); «мания величия в нашей семье всегда присутствовала. У меня и у папы. Так, это шутка. Но на самом деле, в принципе мой отец по характеру – мужчина дела и им свойственно быть необычными. Им всегда хочется выделиться, чтоб их дети были самые хорошие». «У папы, по-моему, семилетка. Мой отец - он такой, самородок. Писал стихи. В (67) году уехал в Сибирь, там тоже начал печатался. Там они с мамой познакомились, она тоже в газете работала. Привез ее. Из общей массы (пауза) служащих и пролетариев выделялась. Семья неудачная. Папа очень сильно пил. Видимо, недореализованность или какие-то семейные… причины понятны, почему люди пьют» (муж., 35 лет, студент МГУ, челнок, Москва).

Возможно, невысокий ресурс родительской семьи в сочетании с драматическими событиями привели к тому, что почти никто из подгруппы не выбрал себе профессию по стопам родителей. Будущие средние предприниматели искали свой жизненный путь самостоятельно:

«я сама выбирала свой путь и как-то не задумывалась о том, чтобы идти по стопам матери» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар);

«меня судьба их совершенно не устраивала» (муж, 55 лет, администратор, челнок, Москва); «а вообще-то я мог бы поступить (в Костромское военное училище химической защиты). Но хорошо, что не поступил! Потому что я знал, что меня ждало… «Люди в военной форме для меня остались навсегда в авторитете. И отец мне всегда нравился, что он в форме, всегда строго и красиво.. Но когда я понял, что престиж армии теряется, а надо зарабатывать деньги». (муж. 44 года, грузчик, челнок, Нижний Новгород).

И дальше, выбрав профессиональный путь, «продирались» по нему сами, не имея перед глазами аналогичного пути родителей.

Реализации самостоятельной биографической траектории родители помогали тем, что не навязывали повторять свой путь профессионального становления, но предлагали некий стереотип, формат, угол восприятия профессии: «закончила школу английскую. А по поводу иняза мои родители говорили, что это не профессия, что каждый культурный человек должен знать минимум три языка» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва), «Я хотела быть продавцом, но меня папа отговорил. В советское время, ну, вы не помните этого, такой стереотип сложившийся был: торгаш – значит обязательно посадят» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар); «мама говорит, иди на повара учись. Все повара хорошо живут, во всяком случае, дома всегда есть кусок хлеба и не только. Так я получила образование в кулинарном техникуме. Мне там не особенно нравилось» (жен, 44 года, медсестра, челнок, Москва).

Высокая значимость семейных традиций. Основу личностного ресурса закладывало в будущих средних предпринимателях рефлексируемое сейчас чувство гордости за родителей, уважение к ним, высокая значимость семейных традиций: «Прежде всего, я гордилась своими родителями, что они у меня умные, что их все уважают.

Профессия учителя всегда была уважаемой профессией. Я с уважением относилась к отцу, т.к. никогда не видела его выпившим. Я считаю, что семья у меня была хорошая» (жен, 51 год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар); «В семье было все нормально: мама работала и особенно не давила на меня с учебой, но старалась контролировать. Родители меня особенно ни к чему не принуждали, но старались подталкивать. Родители очень хотели, чтобы я получила образование. Маме считала, что это необходимо обязательно сделать» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар); «В хороших традициях! Не пить, не курить, не воровать» (муж, 55 лет, администратор, челнок, Москва).

Окружение советское. Среднее. Широкий круг. Ресурс социального окружения также, как и материальный, был средним или чуть выше среднего. Наших респондентов окружали «средние» семьи, такие же, как они сами: «ничем не отличались, как под одну гребенку. Если человек военный, то все семьи одинаковые. Все, так сказать, упакованы одинаково, менталитет и все там одинаково. Отличались только от тех, чьи родители на заводе работал. Люди, стоящие у станка, и, например, учитель, офицер отличаются интеллектом. Какое-то разделение все равно было, разрыв между такими людьми» (муж, 44 года, грузчик, челнок, Нижний Новгород).

При этом круг общения родителей был широким, в него попадали разные люди, демонстрировавшие разные биографические траектории:

«Друзей много было у родителей, у меня. Всегда тусовался народ» (жен.

59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва).

Самодостаточные, прагматичные, но не достаточно глубоко анализирующие. Но личностный ресурс со временем по некоторым параметрам стал скорее средним. «Средние предприниматели» сами описывали свои личностные особенности довольно подробно и часто спонтанно, что наводит на заключение попытках углубить анализ внутренних характеристик. Но в целом, для группы портрет будущего среднего предпринимателя оказался противоречивым: независимые, самодостаточные, но зачем-то бравирующие для прикрытия неудач и разочарований, коммуникабельные, но замкнутые и скрытные, легкие, но прагматичные. И самое главное и непротиворечивое во всем этом:



достигшие материального благосостояния.

Забота о своей семье, материальное обеспечение детей, станет официальным обоснованием окончательного перехода к челночной деятельности: «Я поставила перед собой цель – выучить ребенка, дать образование. Потом я жила в очень старом доме, которому сейчас уже 104 года. Мы жили все время в ожидании сноса и когда нам сказали, что сноса не будет, то я поняла, что у меня нет средств на жилье. Поэтому, когда шла на рынок, то надеялась, что куплю квартиру, либо построю новый дом, где можно было бы достойно прожить старость. Вот с этой целью и ушла на рынок» (жен, 51 год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар), «надо было зарабатывать, у меня были малолетние дети, надо было обеспечивать свою семью. Поэтому тут вопросов не возникало» (муж, 55 лет, администратор, челнок, Москва).

«Единственное, что меня, собственно говоря, толкнуло идти в торговлю – моя семья. У меня была дочь, которая хорошо училась, и я ощутила, что не могу купить ей самое необходимое. А потом подумала, как же я ей буду давать образование. А тогда уже появилось платное образование, это меня поддтолкнуло к мысли, что надо зарабатывать деньги, чтобы дочери дать достойное образование, да и чтобы самой нормально жить» (жен, 51 год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар);

«значит так, надо было дать образование дочери – это было главным, тем более сами знаете, что образование только кажется, что бесплатное, на самом деле везде платить надо. Ну, и во-вторых, хотелось, чтобы мы жили лучше» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар).

Будущие средние предприниматели реализовывали информационный ресурс, анализировали внутренние и внешние характеристики при выборе профессии. Но, высоким этот ресурс не был, т.к. представители подгруппы находились в неких рамках социальных ожиданий, мешавших видеть ситуацию полностью. Получалась нецелостная картина. В частности, часто респонденты при выборе профессии руководствовались ее «модностью», так они понимали престиж: «поступила после школы в МИЭМ, потому что модно было» (жен, 59 лет, работала в кооперативе, челнок, Москва);

«поступила в Московский Ленинский педагогический институт, закончила его. Я закончила факультет дошкольного воспитания. Сыграло роль то, что я училась на воспитателя в школе» (жен, 39 лет, педагог, челнок, Москва); «хотела на отделении живописи, но не получилось – недобор.

Вот и пошла в медицину. Мне показалось это тоже интересно» (жен. года, медсестра, челнок, Москва).

В итоге, из-за неуверенного несистемного, пусть и на словах самостоятельного выбора, представители подгруппы сделали выбор профессионального пути при очень большом случайном влиянии ситуации: «вообще совершенно случайно все произошло. Я вообще не хотела поступать, такое у меня было ностальгическое настроение. И совершенно случайно оказалась в Краснодаре и эту специальность выбрала спонтанно. В общем, неосознанно, совершенно случайно выбрала.

Я не хотела поступать в институт, т.к. на тот момент папа у меня очень сильно болел, у него был инфаркт. А т.к. я окончила школу с медалью, была отличницей, то не могла ему сказать, что не хочу учиться.

Он бы не вышел из больницы. Поэтому я приехала в ближайший город получить двойку и типа того, что не поступить. А так получилось, что я поступила нежданно и негаданно. Бывает так. В общем, если бы я думала об этом раньше, может быть, и другую специальность выбрала» (жен, год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар); «я училась в Краснодаре. Сначала окончила кулинарное училище, затем техникум промышленной торговли, а уже потом медицинское училище.

Училась во всех этих заведениях» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар).

Такое непроанализированное влияние ситуации делает невозможным вывод об интернальности респондентов. Полностью экстернальным выбор тоже не был, т.к. попытки анализа осмысления, соотнесения с внутренними характеристиками все же были и мужчины опирались на анализ. Следовательно, опять фиксируем средний уровень личностного ресурса – среднее положение между сознательным внутренним выбором и велением ситуации.

Профессиональная мобильность. В результате такого несистемного выбора профессии представители подгруппы приобрели высокий социальный ресурс профессиональной мобильности: они постоянно меняли места работа и учебы и снова были готовы к этому: «я училась в МИЭМе, а практиковала как архитектор. Мне это было интересно.

Потом это дело заглохло…» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва); «я закончила институт, и пошла работать в почтовый ящик. Меня уговорили, сказали, что там оклад хороший, то, се. Все пошли в «Стрелу» на Соколе, и я пошла. Вскоре я пошла в поход как художник, такой слет был… … три раза пыталась диссертацию делать….

Начинала, бросала» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва), «я работала в больнице медсестрой, хотя я хорошо получала в хорошем отделении. У нас там надбавки были всевозможные, отпуск дополнительный. И все равно для нас это было мало, не цель» (жен, года, медсестра, челнок, Москва), «после окончания ВУЗа у меня была возможность занять административные должности. Не сразу, будем говорить высокие, я даже, в общем-то, работал администратором… Я имел возможность устроиться на хорошую работу… в Метрополе… я работал сначала официантом, потом барменом» (муж, 55 лет, администратор, челнок, Москва), «я стала работать в ресторане. А в ресторане не получалось … стать, например, квалифицированным поваром… мне вдруг стало очевидно, что я совершенно не хочу этим заниматься и вообще работать в пищевой сфере. Мне казалось это не интересным и скучным. В конечном итоге, я все-таки ушла оттуда и решила поступать в мед. училище. Вообще, откровенно говоря, мама всю жизнь хотела, чтобы я была врачом» (жен, 51 год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар).





Правда, ресурс профессиональной мобильности сопровождался низким интересом к профессиональной деятельности, недовольством своей работой, неамбициозностью к карьерному росту. Ощущение того, что не любить свою работу – нормально, привело к низкой профессиональной идентичность, что, безусловно – низкий личностный ресурс – отсутствие амбиций к профессиональным достижениям.

Возможно, именно это помешало средним предпринимателям стать крупными.

Работа для членов подгруппы – инструмент достижения социальных благ, аргумент для восприятия социумом и не более того: «Я работала в больнице медсестрой, … хорошо получала И все равно для нас это было мало, не цель» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар).

Дополнительный доход. Диверсификация бизнеса. В результате высокой профессиональной мобильности у членов подгруппы появился высокий стратегический ресурс: дополнительный источник доходов.

Напомним, что у будущих крупных предпринимателей, высокий стратегический ресурс был осмысленным продолжением высокого информационного. Здесь, детерминанты другие, но результат в двух подгруппах сходный. Причем, в подгруппе средних предпринимателей дополнительный доход приносила торговля, «фаца»: спекуляция продуктами питания, изготовление и продажа одежды и пр. Отметим, что и в дальнейшем, средние предприниматели совмещали работу на основном месте с челночеством: «долгие годы я поддерживала связи с архитектурным институтом, участвовала в проектах» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва), «после мед.училища … открылся бассейн около моего дома, и я там работала медсестрой… там я 10 лет отработала, там потихонечку началась вторая трудовая деятельность. Потихонечку» (жен, 44 года, медсестра, челнок, Москва), «после мед. училища, я устроилась работать в нашу больницу… там лет проработала… и начала ездить в поездки с 1996 года» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар), «я брала патент, шила и сдавала куртки в универмаги: Московский, Вешняки. В 91 году у меня умерла мама.

А до этого мне нужно было содержать маму и дочку… Уже тогда я шила на поток» (жен. 59 лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва), «я работала в Торгово-промышленной палате старшим инспектором... я не сразу ушла оттуда… в какое-то время перевелась во внештатные сотрудники… в свой единственный выходной на рынке - в понедельник - я ехала в Торгово-промышленную палату… шел стаж и сохранилось место работы, т.к. была внештатным сотрудником» (жен, 51 год, эксперт продовольственной продукции, челнок, Краснодар).

Наличие дополнительного дохода и параллельной профессиональной деятельности помогло будущим средним предпринимателям легко перенести распад СССР. Большинство респондентов отметили, что в начале 90-х их волновали преимущественно личные проблемы, а не глобальные социальные трансформации.

Поверхностный анализ ситуации. То ли из-за стечения обстоятельств, то ли из-за слабого информационного ресурса, члены подгруппы не ощущали катастрофичности распада СССР и отношение к событию как нейтральное, безразличное или, по крайне мере, амбивалентное: «ощущения катастрофы не было. Когда я работала в институте, я уже была в бизнесе. Я шила куртки, когда разрешили индивидуальную трудовую деятельность. Деньги я получала в кассе. Они брали процент за комиссию. Я сама ставила цену, куртки у меня раскупались очень хорошо. У меня были очень приличные деньги» (жен. лет, НИИ, швейный кооператив, челнок, Москва); «работы особо не нашлось, а тут как раз начался период, когда много людей с высшим образованием не могли найти себе применение, как только торговать.

Были, конечно, тяжеловатые времена в финансовом плане, но это я была молода, родители старались помочь, поэтому трагедии особой не было» (жен, 39 лет, декрет, челнок, Москва); «… изменения в стране… меня сильно не затронули, потому что в 90-м году мне было всего лишь тридцать лет, и я об этом особо не задумывалась, ну дорожает и дорожает – заработаем, нас как-то пронесло. У нас тогда были какието другие проблемы» (жен., 40 лет, старшая медсестра, челнок, Краснодар); «никаких ассоциаций вообще. Я принял это как должное. Все пришло вовремя, у меня не было перегибов, переломов. Вот сейчас перегибы есть. Сейчас я больше испытываю перегибы…» (муж. 44 года, грузчик, челнок, Нижний Новгород).

Появившуюся в начале 90-х годов перспективу становления рыночных отношений, оценивали позитивно и использовали для усиления своих финансовых позиций, развить свою дополнительную профессиональную деятельность. Таким образом, члены подгруппы распад СССР воспринимали и использовали как высокий контекстный ресурс:

«Перестройка когда пришла – это был толчок для многих людей. Многие поменяли себя и в профессии» (муж., 35 лет, студент МГУ, челнок, Москва); «мы же перешли на рельсы рыночной экономики, это основное сейчас – рынок. Поэтому не воспользоваться этим было грешно. При том разрешили … выезжать за границу без так называемого без виз, в определенных случаях, просто с отметкой в паспорте, в загран.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.