WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 29 |

Промежуточное положение на шкале «самостоятельное - вынужденное принятие решения» занимают те, кто выполнил наказ родителей не полностью: «пошла в тот же вуз, что и родители, хотя мама говорила, что надо идти на “электрические машины”…, я не пошла, а пошла на “привод”« (44 года, инженер-электрик, челнок), а также продолжающие путь родителей по своей воле: «хотела, ну так, в общем, то и получилось, они – учителя и я – учительница» (48 лет, педагог, челнок). На крайний полюс можно было бы поместить тех, кто наотрез отказался повторять путь родителей: «Нет… Отец работал на заводе… получил там профессиональное заболевание, стал инвалидом… его судьбу я повторять не хотел. Мать у меня тоже работала на заводе» (муж., лет, экономист, челнок). Но их решения также зачастую носили экстернальный характер, по принципу «от противного».

К интернальному выбору, исходившему «изнутри», с уверенностью можно отнести редкие, но четкие высказывания типа: «Профессию выбирал сам, никто мне ничего не навязывал, пошл своим путем…» (муж., 43 года, строитель, челнок).

Некоторым респондентам было сложно логически четко объяснить природу выбора. Например, после заявления о самостоятельности выбора в рассказе выявлялось довольно значительное влияние людей и обстоятельств. Вот характерный пример: «Я вообще была по жизни непоседа и достаточно самостоятельна в плане выбора решений. Я собиралась поступать в институт физкультуры, но туда не прошла по конкурсу, там надо было дополнительно иметь какую-либо спортивную подготовку. А я думала, что просто так смогу прийти и поступить, глупая еще была. А потом, мама говорит, иди на повара учись. Все повара хорошо живут, во всяком случае, дома всегда есть кусок хлеба и не только. Так я получила образование в кулинарном техникуме. Мне там не особенно нравилось» (жен., 40 лет, медсестра, челнок).

В итоге группа челноков более или менее поровну разделилась на тех, кто считает ответственным за выбор профессии себя, и тех, кто возлагает ответственность на обстоятельства. Анализ группы не-челноков дал совершенно иные пропорции: две трети полагались на обстоятельства, и только треть – на себя.

Принятие решений о смене профессии на челночную деятельность. Мы задавали общий вопрос: «Вы с кем-то советовались или сами принимали решение в трудных ситуациях». Большинство из челноков заявили, что решения принимали самостоятельно: практически все мужчины и многие женщины. «В то время я ни с кем не советовался, … потому, что советоваться было мне не с кем» (муж., 55 лет, экономист, челнок); «Я принимала решения сама» (жен., 66 лет, программист, челнок) и т.п.

В ответах тех, кто настаивал на интернальном характере решения, часто упоминалась необходимость советоваться с самыми близкими: «Я всегда все рассказывала маме и советовалась с ней, но … явного… давления на меня не было» (жен., 42 года, инженер, челнок). Даже если допустить, что уверения в самостоятельности принятия решения могут быть социально желательными, в данном случае такое предположение говорит о том, что ценность самостоятельного решения в сознании челноков высока.

«Экстернальный полюс» представляли те (их примерно половина всей целевой выборки респодентов), кто говорил примерно следующее:

«посмотрев на своих удачливых друзей, я решила пойти по их стопам. Я больше не могла оставаться на своей работе» (жен., 48 лет, педагог, челнок). «Знакомые стали торговать, я вначале не полетела никуда, … мне дали товар, и я попробовала продать. Получилось … потом… ездила» (жен., 41 год, педагог, челнок).

В целом, и в группе челноков, и не-челноков есть респонденты, определяющие родительские семьи «такими как все», и есть «выше среднего»; вполне материально обеспеченные после распада СССР и нуждающиеся; самостоятельно принимавшие решение об образовании и делающие этот выбор случайно266.

Выделить однозначные, уверенные отличия от группы нечелноков крайне сложно из-за особенностей метода (в частности, из-за разнородности ответов в группе челноков). Нехватка статистических данных в этой работе мешает и должна быть ликвидирована в ходе дальнейшей разработки направления.

Однако основные тренды выделить все же можно. Небольшая разница была выявлена в процессе обсуждения на базе триангуляции и заключаются бльший опыт территориальной мобильности, бльшая самостоятельность в принятии решений в группе челноков и бльшая любовь к профессии в описании нечелноков.

На основе описания группы челноков, пришедших в эту сферу деятельности в 90-х годах, с позиции личностных и социальных ресурсов, был предпринят еще один шаг к пониманию внутренних и внешних причин перехода людей в новую для них, прото-предпринимательскую деятельность. В дальнейшем можно рассматривать зарождение челночества как эмерджентной прото-предпрнимательской, профессиональной деятельности267, в ракурсе исследования процессов формирования и функционирования предпринимательства, профессиональной идентичности и адаптационных стратегий.

Напомним, что по возрасту, полу, образованию и семейному положению группы челноков и нечелноков тожественны согласно параметрам подбора.

Климова С.Г. Концептуализации роли «челнока» ее исполнителями / «Социологические исследования», 2008 №4.

2.3. Биографические траектории челноков: транзитивные, стабильные и возвратные Все респонденты-челноки выбрали новый вариант развития своей жизни, изменили ситуацию, в которой находились. Они активно действовали в предложенных социумом обстоятельствах, в ситуации, не благоприятствовавшей выбору именно такого пути.



Согласно оценкам прессы того времени, челноки выбрали социально неодобряемый путь «кооператора», «барыги»268. Они перешли из государственных учреждений, где было принято работать как все «достойные советские граждане», в коммерцию, в неизвестное поле деятельности, да еще со шлейфом вчерашнего ругательства – «спекулянт» и «барыга».

Майоров С.. Челноки. Маршруты и привычки. Отечественные записки, 2002, №7, С. 415; Иванов Д.

Челноки вымирают. Кто придет им на смену РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 25(60), 02 июля 2004 г., полоса 19;

С. Климова. Челноки: бегство от нужды или погоня за шансом/Социальная реальность; 2006, №2, С. 26.

Челноки радикально изменили привычную социальную ситуацию, активно приспособились и многие добились успехов. Уйдя с прежних рабочих мест в бюджетных организациях, в начале 90-х, они выбрали новую поведенческую стратегию.

Напомним, что согласно описанному в работе анализу истории предпринимательства в работе И.Щербаковой, торговля часто выступала спасительным кругом в сложных социальных ситуациях.

Результаты анализа общей группы челноков своей неоднородностью натолкнули на предположение, что группу челноков составляют существенно отличные друг от друга подгруппы.

Простейший анализ биографических траекторий показал, что мы имеем разные карьерные линии для нашей группы челноков. И по критерию дальнейшей профессиональной реализации (после перехода в челноки в 90-х годах) выделены четыре группы.

1. Транзитивные биографические модели «крупные» и «средние» предприниматели.

a. «Крупные предприниматели» - челноки, которые после завершения периода челночества стали крупными предпринимателями: руководителями и учредителями крупных компаний. Для них челночный бизнес стал трамплином для дальнейшей предпринимательской деятельности, проверка своих сил (см. Приложение).

b. «Средние предприниматели» - после логического завершения периода работы челноком респонденты этой подгруппы организовали свой бизнес, который не может быть назван крупным согласно рефлексии участников опроса, но и к совсем мелкому не относится, т.к. работают в нем больше 5-человек. Отметим, что понятие «средний бизнес» является условным в нашей работе из-за отсутствия его строго определения (в отличие от мелкого и крупного) даже в сфере юриспруденции. Мы понимаем под условным термином «средние предприниматели» - респондентов нашего исследования, официально открывших фирмы, в которых работают наемные работники (не только родственники), приносящие некий доход (не минимальный, по словам участников исследования.

2. Стабильная биографическая модель - «индивидуальные предприниматели» - это подгруппа респондентов, оставшихся челноками по настоящее время. Официально или неофициально они продолжают закупать вещи, привозить и продавать, привлекая или не привлекая близких партнеров-друзей-знакомых в помощь.

3. Возвратная модель - «Временные челноки», как и следует из названия, это люди, для которых челночество осталось временной жизненной ситуацией, «проходным этапом». Еще одним название группы может быть «группа ухода». И после завершения периода они вернулись к своей прежней биографической траектории: к профессии, работе, карьере.

Для описания подгрупп будем опираться на ресурсы, которыми обладали респонденты по их рассказам.

Напомним, что под ресурсами в целом, в ключе деятельностной парадигмы, мы понимаем совокупный потенциал, связанный с формированием социально-инновационного поведения.

Ресурсы разделены на сильные, т.е. способствующие активному инновационному поведению, и слабые – не способствующие. Возможно также выделение средних ресурсов, т.е. нейтральных, способных в сочетании с другими ресурсами или в разных социальных ситуаций играть роль слабых или сильных. В качестве синонима используются слова высокий (сильный), низкий (слабый) и средний ресурсы.

Исследование качественное, поэтому мы, для разделения степени выраженности ресурса будем использовать условное разделение по выраженности ресурса в подгруппе относительно других подгрупп, т.е.

возможно условное сравнение ресурсов, например, средний ресурс ниже сильного, слабый ниже среднего.

2.3.1. Транзитивная биографическая модель (крупные и средние предприниматели) и ее ресурсный потенциал Транзитивную биографическую модель представляют две подгруппы:

те, кто в постчелночный период стали крупными предпринимателями, и – средними. Подгруппы отличаются друг от друга, поэтому заслуживают отдельного описания.

Транзитивная биографическая модель «Крупные предприниматели» В подгруппе «Крупные предприниматели» всего 4 респондента: мужчины и 1 женщина, т.е. можно предположить, что подгруппа малочисленна по отношению ко всей группе челноков. Однако стоит принимать во внимание и труднодостижимость крупных предпринимателей для опроса.

Для крупных предпринимателей челночный бизнес стал первым или одним из последующих этапов становления успешной социальной реализации.

Средний возраст – 42,8 лет (минимум – 39, максимум 44), в начале 90х – 26,8 лет.

После 2-5 лет в челночном бизнесе, после распада СССР и смены ценностных ориентаций двое стали крупными руководителями, а двое владельцами компаний.





До занятия челночеством 2 мужчины были офицерами, а третий – водителем в структуре КГБ. Женщина была начальником технического бюро.

В рамках нашего анализа мы выявляли ресурсы, которые побудили к смене деятельности или могли повлиять на реализацию именно активной формы адаптации, и, далее, стали прямой или косвенной детерминантой успешного биографического развития.

Респонденты подгруппы располагали высокими ресурсами родительской семьи, образования, социального окружения. И, что особенно отличает подгруппу от других, будущие крупные предприниматели обладали высоким личностным ресурсом (сила характера, интернальность, самостоятельный выбор решений, зрелость, прагматичность, хорошая интегрированность в социум), который сохранили и после завершения челночной деятельности.

Члены подгруппы обладали высоким ресурсом родительской семьи.

Ее сами респонденты так оценивали: родители, как правило, с высшим образованием, опытом территориальной мобильности обеспечивали средний или даже выше среднего уровень материального благосостояния.

Отметим, что согласно общепринятой социальной практике респонденты данной подгруппы описывали как простую, и детство обычное, притом, что родители занимали высокостатусные должности, например, как ведущий специалист в области конструирования микродвигателей. «Ну, разве что чуть лучше» («Мать – медработник, отец – инженер» (муж., лет, офицер, челнок, Москва), «Я родился в семье военнослужащего, здесь, в Москве. В 51 году. Его сразу послали работать по контракту на север» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва).

Ответственность за семью. Высокая ценность семейных традиций. К высоким ресурсам группы можно смело отнести приверженность семейным ценностям и наличие высокоценной своей семьи, даже если и неполной. Это составляющая личностного ресурса.

Забота о семье и ответственное отношение, ощущение ответственности за членов семьи положительно влияло на развитие биографии: «У меня двое детей. Старшая дочь подрастала – нужно было уже думать об образовании. Скажем так, честно – привыкли жить-то хорошо, красиво, опять же какой-то, всегда был социальный статус, т.е. более высокий. Я не могла позволить, чтобы мой ребенок учился в плохой школе, не учился в равных условиях. Не в равных условиях, а с детьми равного социального круга. Вот, и, соответственно, хотелось, чтобы дети не чувствовали себя ущербными. Нужно было, значит, одеть их соответственно» (жен.

44 года, учитель, челнок, Хабаровск).

На стыке ресурса родительской семьи и личностного ресурса находится, стремление к сохранению преемственности, традиций, в т.ч.

семейных Присуща членам подгруппы и могла влиять на биографическую линию, успешность в карьере из-за понимания и высокой оценки положительного значения стабильности. В частности, характеристика проявилась в следовании по стопам родителей при выборе профессии:

«После окончания школы я поступил в московский институт инженерно…геодезискартографии. По сути дела на первом этапе я продолжил путь родителей» (муж., 44 года, офицер, челнок, Москва);

«Мама работала в институте – преподавателем; кандидат технических наук. Папа – ведущий специалист в области конструирования микродвигателей. Закончила я тоже институт по специальности автоматика и телемеханика в Воронежском политехническом институте» (жен. 44 года, учитель, челнок, Хабаровск); «Отчим был шофером. Он работал в Министерстве. Его посылали как механикаводителя в Монголию… Я закончил школу, сам отнес документы в автодорожный техникум. Туда поступил» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва).

Дополнение к описанию высокого личностного ресурса – самоописание респондентов как ответственных за семью, жестких охотников и добытчиков, приобретенное вследствие наличия аналогичных примеров в семье: «У дедушки все было по расписанию. Он с утра вставал, шел со мной гулять перед завтраком, а после прогулки завтрак должен был стоять на столе. А мы на первом этаже тогда жили.

Приходит, а бабушка постирала белье. И с чистым бельем тазик стоял на подоконнике. Приходит, спрашивает, где завтрак Владику. А Бабушка говорит: «Ну, Сереженька, я постирала, сейчас белье повешу». Он подходит, бах, тазик в огород: «Завтрак должен стоять на столе». Он был охотник, добытчик» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва) Хорошее материальное положение в сочетании с нерешенными проблемами. Вполне сильный материальный ресурс родительской семьи и профессиональной деятельности имел бреши. В частности, на момент принятия решения о переходе в челночный бизнес многие имели «нерешенный квартирный вопрос» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва). Однако рефлексируя ситуацию, респонденты говорили, что это стало дополнительным мотивом к занятию челночной деятельностью.

Таким образом, высокие амбиции стали дополнительным высоким личностным ресурсом, выявленным у представителей описываемой подгруппы челноков: «Я всегда все планировал. Даже когда в школе учился. Так, чтобы пойти учиться за компанию – такого не было… Первое полугодие втягивался в учебу, а второе полугодие уже получал повышенную стипендию, и старался подрабатывать. Мне было 16 лет, и права у меня были только на мотоцикл. Я работал на заводе «Салют» дежурным мотоциклистом» (муж., 44 года, водитель, челнок, Москва);

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 29 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.